Примерное время чтения: 8 минут
114

Парк смелых идей  

По соседству с Казахстаном находится один из самых значимых мировых научных центров – новосибирский Академгородок. Но потенциал сотрудничества с ним до сих пор не используется на полную мощность. О причинах этого нам рассказал Дмитрий Верховод, генеральный директор «Академпарка» (технопарка новосибирского Академгородка). Нам удалось с ним встретиться благодаря Россотрудничеству [газетная статья].

Эксперт убежден, что нам нужно восстанавливать тесные связи, которые объединяли наши страны. И это не только обучение казахстанских студентов в Новосибирском университете (НГУ), лучшем вузе в азиатской части СНГ.

ПОТЕНЦИАЛ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

– Дмитрий Бенидиктович, с какими казахстанскими проектами вам приходилось работать?

– Несколько лет я занимался совместным проектом с инвестиционным холдингом «Самрук-Казына». Нам есть что предложить казахской индустрии. И эти возможности должны работать на рост экономики Казахстана. Мы принимали делегации холдинга «Самрук-Казына», когда им еще управлял Ахметжан Есимов. Ездили в Казахстан и встречались с руководителями «Самрук-Энерго», компанией «Тау-Кен Самрук» (освоение золоторудных, медных и свинцово-цинковых месторождений). У нас есть целый перечень потенциальных проектов. Но в марте 2021 года в «Самрук-Казына» произошла смена руководства, с этого момента сотрудничество приостановилось.

– Что «Академпарк» может предложить Казахстану в горнорудной и энергетической отраслях?

– Так исторически сложилось, что очень большой объем геологической информации по Казахстану, по месторождениям различных ресурсов в настоящий момент находится либо в Новосибирске, либо в Томске. Есть предприятия, институты, которые в советское время много работали с казахстанскими ресурсами. В частности, наши институты сибирского отделения СО РАН – Институт геологии и минералогии, Институт нефтегазовой геологии и геофизики. Там сохранились архивы и керны. Это всё можно сейчас поднимать и использовать. У нас с казахстанской компанией по управлению электрическими KEGOC был проект по регулированию частоты и мощности в казахстанской энергосистеме. Автоматика регулирования частоты и мощности – это разработка нашего технического университета в Новосибирске. Есть широкая палитра проектов. И если существует интерес с казахстанской стороны, то это в любой момент их можно поднять. С нашей стороны интерес точно есть.

– Основа любого взаимодействия – информационная обеспеченность. Но информации о возможностях приграничных регионов недостаточно. В том числе и о возможностях «Академпарка».

– Мы полностью открыты, готовы принимать делегации, отдельных специалистов, отвечать на конкретные запросы. Но запросы должны быть конкретными, правильно поставленными техническими задачами. Это не специфика Казахстана, точно такая же проблема с российскими госкорпорациями и крупными компаниями.

Дмитрий Верховод.
Дмитрий Верховод. Фото: из газетных материалов

 

ДОРОГА МОЛОДЫМ

– Очень часто идеи рождаются в молодых умах. Есть ли у вас система поддержки молодых новаторов?

– Для этого у нас существует бизнес-ускоритель «А:Старт». В рамках России это уникальная система, благодаря которой мы собираем команды молодых ребят с оригинальными идеями. В течение месяца из этих энтузиастов формируются команды. Затем с поддержкой наших экспертов создаются конкретные инновационные проекты и разработки. После этого они попадают в наш бизнес-инкубатор. Эта система абсолютно открытая, то есть в ней могут участвовать и казахстанцы, например, студенты и молодые изобретатели из Усть-Каменогорка или Павлодара. Здесь они получат необходимый заряд энтузиазма, увидят, что всё это работает и познакомятся с единомышленниками, у которых уже получилось реализовать свою идею. К тому же они освоят технологию поддержки идей, и потом смогут ее тиражировать в своих университетских и бизнес инкубаторах.

– Очень часто начинающие компании не могут стартовать, потому что у них нет достаточных площадей и оборудования. Способны ли вы помочь в этом случае?

– Для этого у нас существуют технологические центры. Начинающим компаниям не надо иметь ни станков, ни оборудования, всё можно получить как услугу. В настоящий момент у нас свыше 120 компаний-резидентов находятся в бизнес-инкубаторе. Это начинающие проекты. И каждый год мы выдаем на рынок 20 новых успешных, инновационных бизнесов.

Фото: из газетных материалов

КТО БЫ СМОГ УБРАТЬ АЛМАТИНСКИЙ СМОГ?

– Какие громкие проекты, выросшие здесь, вы можете назвать?

– Среди наших стартапов есть компания национального и даже мирового уровня – Исследовательский комплекс центра технологического обеспечения (ИК ЦТО). Он возник как технологическая компания, занимающаяся испытанием продуктов. Сейчас он превратился в крупную инжиниринговую компанию, которая, в частности, испытывает крыло нового российского лайнера МС-21, а также проводит огневые испытания авиационной техники в России.

Еще один когда-то наш стартап – компания «ОКСИАЛ» (OCSiAl), которая сейчас является мировым лидером в своей отрасли. Её капитализация составляет 2,5 миллиарда долларов. Это единственный в мире промышленный производитель одностенных углеродных нанотрубок. Это материал будущего, который меняет свойства всех традиционных материалов. В этой компании работают 420 сотрудников в 20 странах мира. Также можно назвать группу компаний «Тион», продукция которой представлена в Казахстане. Она выпускает бризеры – устройства для очистки воздуха, в том числе бытовые. Это своеобразная технологичная форточка, которая автоматически подает в помещение очищенный воздух. Их используют во всех сферах, включая медицину, отели, рестораны. И у этой группы компаний есть подразделение, производящее контрольные устройства, которые мы планировали поставить в Алматы. Они контролируют качество атмосферы в городах. Эти небольшие автономные станции устанавливаются на стены домов. В режиме реального времени они передают данные о качестве воздуха и составе загрязнений. Мы долгое время уговаривали «Самрук-Энерго» развернуть в Алматы такие станции контроля. Там есть полная визуализация и используются сложные модели расчётов, которые даже позволяют прогнозировать загрязнения. С помощью этих станций мы хотели выяснить основные причины загрязнения воздуха в Алматы. Мы предполагаем, что это не ТЭЦ-2, работающая на угле.

– А что же, на ваш взгляд? В Алматы уже начался перевод ТЭЦ-2 на газ, который планируют завершить в 2026 году.

– Безусловно, теплоэлектроцентраль влияет на экологическую обстановку, но, на наш взгляд, не так значительно, как автомобильный транспорт.

– Но ведь вы не провели полноценных исследований. На чем основаны ваши предположения?

– Уже после начала пандемии ковида нам прислали снимок панорамы города, сделанный 23 марта 2020 года. В Алматы была температура минус 18 градусов, но воздух над городом  был абсолютно чистым. То есть ТЭЦ-2 работала на полную мощность, но из-за карантина, который исключал использование транспорта, воздух над городом оставался чистым. Стало понятно, что наше предположение было правильным. И если бы тогда «Самрук-Энерго» согласился потратить небольшую сумму на установку наших станций контроля, то холдинг доказал бы общественности, что главная проблема алматинского смога не в ТЭЦ-2, и не пришлось бы переводить ее на газ, потому что это экономически необоснованно.

– Как же, по-вашему, можно решить проблему смога в Алматы?

– Так как я коренной алматинец, то, будучи еще школьником, активно изучал историю города. Его улицы неслучайно строили сверху вниз, перпендикулярно горам. Вентиляция Алматы происходит по ночам за счет спускающегося горного бриза. Долгое время в городе запрещали строить здания поперек потока горного бриза. Мои бабушка и дедушка рассказывали о том, что любой застройщик должен был выполнять два условия. Первое – не ставить высокие дома поперек бриза и второе – поддерживать оросительную систему, то есть арыки. В одном случае это была проблема снабжения города чистым воздухом, а в другом случае – водой. Уже в 70-е годы начали активно строить многоэтажные дома поперек воздушного потока. Самый яркий пример – площадь Республики. Таких архитектурных решений нельзя было допускать. В последние десятилетия подобная застройка в верхней части города фактически перекрыла пути для ночной циркуляции воздуха. Изменить это практически невозможно. Поэтому единственная возможность освободить город от смога – переход на электромобили. Кстати, подобную практику сейчас активно применяют в Пекине. То есть Алматы должен стать городом электротранспорта. В любой ситуации нужно помнить, чтонаука должна идти впереди экономики.

СПРАВКА

Академгородок – самый крупный в России научный центр. Это единственный крупный научный центр, где есть всё, начиная от ядерной физики и заканчивая археологией и этнографией. В нем представлено 37 исследовательских институтов, 6 международных центров коллективного пользования. Сейчас там активно строится самый крупный в мире международный центр коллективного пользования «Скиф» (центр синхротронного излучения четвертого поколения). В Академгородке работают почти 6 тысяч научных сотрудников и 72 академика РАН.

 Олег БЕЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых