aif.ru counter
324

Операция «приватизация»

Как в санатории МВД «Казахстан» работала «группа захвата»

[газетная статья]

Продолжение. Начало в №22 от 27 мая 2020 года

В решении суда, которым располагает народный банк, прописано, что даже частичное невыполнение обязательств по кредиту влечет за собой юридические последствия по смене собственника санатория «Казахстан», ставшего предметом судебных разбирательств.

– В связи с этим, а также в связи с расследованием уголовного дела в отношении прежнего руководства группа ветеранов органов внутренних дел решила повторно обратиться к главе государства, – продолжает рассказ президент АО «Казахстан» Бексултан Сарсеков. – Главный вопрос обращения – отсутствие действенных мер по восстановлению финансового положения санатория со стороны государства. Из-за большой суммы долга ни один банк не соглашается на рефинансирование. Поэтому мы вынуждены продолжать диалог с Народным банком.

– Выходит, если бы ветераны не подняли тревогу, санаторий уже был бы в частных руках?

– Возмущение и последующие коллективные действия ветеранов вполне понятны. Служба в органах внутренних дел – крайне стрессовая работа, при которой человек не считается с личным временем. Это ослабляет организм, общий иммунитет. А всякого рода инфекции типа коронавирусной в первую очередь поражают людей с ослабленной иммунной системой. Поэтому сотрудникам и ветеранам органов внутренних дел санаторий жизненно необходим. Плюс госпиталь, о котором мы говорили выше. Кстати, когда зашел разговор о продлении аренды земли, на которой он находится, я с удивлением узнал, что и тут за нами долг порядка тридцати миллионов тенге. Пришлось выплачивать. Поскольку в противном случае аренда не продлевалась.

– Когда и на каком основании было возбуждено уголовное дело?

– В апреле 2019 года. По результатам аудита финансово-хозяйственной деятельности.

– В социальных сетях относительно этой скандальной истории мнения разделились. Одни пользователи считают уголовное дело обоснованным. Другие – сфабрикованным. В интернете можно найти массу материалов и видеосюжетов об этом.

– Кто тут прав, кто виноват, покажет следствие. Но оно, к сожалению, затягивается. Подследственные активно препятствуют ходу расследования, используя для этого все возможности, в том числе социальные сети и СМИ. Но дело в том, что бывший президент АО «Санаторий «Казахстан» господин Султан в июне 2019 года на судебном заседании по принятию мирового соглашения признал наличие долга в 3,5 миллиарда тенге перед народным банком. И решение суда о передаче санатория в собственность банка появилось не на пустом месте.

Этот человек после своего увольнения даже не удосужился сдать объект. Когда он еще не был под следствием, я ему неоднократно отправлял официальные уведомления и приглашения, которые он игнорировал. Поэтому для проведения инвентаризации мне пришлось пригласить комиссию из МВД. Результаты проверки показали недостачу большого количества оборудования. Это говорит о том, что бухгалтерского учета здесь просто не было.

– Можно ли предположить, что имущество было банально разворовано?

– Мы узнаем об этом по результатам расследования. Преступление, в совершении которого подозревается бывшее руководство, входит в разряд экономических, связанных с хищением государственных средств в особо крупных размерах. На целый ряд вопросов ответов пока нет. Для чего была нужна капитальная реконструкция исправно работавшего учреждения? Где её технико-экономическое обоснование? И самое интересное: откуда вышла истраченная сумма в 2,5 миллиарда тенге?

– Поскольку речь идет о дорогостоящей реконструкции государственного объекта, по всем правилам в первую очередь должна была создаваться государственная комиссия, выноситься экспертные заключения?

– Именно. Первое, с чего все должно было начинаться, – это подготовка проектно-сметной документации. К ней прикладывается дизайн проекта. И этот пакет документов отправляется в Минфин и Минэкономики, которые выносят свои заключения. Затем объявляется тендер, в котором определяется генеральный подрядчик, за работой которого должен осуществляться тройной контроль. Первый уровень – авторский надзор. Второй – руководитель АО как заказчик. И третий – представитель МВД. Таким образом контролируется, вопервых, соблюдение проекта. Во-вторых – качество работ. В-третьих – целесообразность расходования средств.

Ничего такого, что свидетельствовало бы о прохождении всех этих этапов, я не нашел. Все было отдано на откуп одному господину Султану. Если бы это было частное АО, судьба которого решается на собрании акционеров, дело другое. А здесь государственное учреждение, стратегические вопросы развития которого должны решаться на уровне главы ведомства, которому оно принадлежит.

– Почему прежнее руководство МВД самоустранилось от этого?

– Это для меня тоже остается загадкой.

– Каковы роль и участие в этой истории нынешнего руководства МВД?

– Конечно, глава МВД категорически не заинтересован в том, чтобы объект ушел в частные руки. С первого дня он занял очень активную позицию по оставлению санатория в ведении государства. Министр решительно принимает меры к погашению долга, всячески помогает в устранении недостатков и укреплении кадров.

Об условиях работы в разные периоды рассказали и рядовые сотрудники санатория, имеющие большой опыт работы.

Медсестра Ляззат Тлекина:

– Я работаю здесь с 2000 года. До ремонта условия работы были вполне сносными. Зарплату получали вовремя, плюс премиальные. Недостатка в желающих тут работать не было. Оборудование оставалось старое, советское, но в целом исправное и надежное.

После ремонта внешне все стало выглядеть красиво. Но мало помалу то там что-нибудь отвалится, то здесь. Новое оборудование не выдерживало нагрузок. Стали поступать жалобы со стороны отдыхающих. Хотя руководитель говорил нам, что вся техника последних моделей. Аппараты перегревались, и нужно было им давать остыть минут десять-пятнадцать. Что, конечно же, затрудняло оздоровительный процесс, создавало неудобства и отдыхающим, и персоналу.

Массажист Разия Сабитова:

– У нас были постоянные клиенты, которые приезжали ежегодно. Из Атырау, Актау, других городов. Им у нас нравилось. Одна женщина приезжала даже из Израиля. Приезжали и из Германии. Правда, частенько нам говорили, что мы застряли в Советском Союзе. Прежнее руководство, насколько нам известно, запланировало реконструкцию с целью придать санаторию современный вид. После ремонта все выглядело красиво, но очень скоро стало сыпаться. Условия работы и лечения заметно ухудшились. Убрали старые ванны, которые могли еще служить и служить. Там и эмаль была качественная, и сами они просторные. Новые, что поставили вместо них, оказались узкими и неудобными. Отдыхающие стали высказывать претензии.

– А как насчет заработной платы?

– После реконструкции задержки были постоянными. Иногда по несколько месяцев. И никаких премиальных. Даже пенсионные отчисления не производились. Многие из-за этого уволились. Так продолжалось до конца 2018 года.

– Сейчас какая ситуация?

– Задержек по зарплате у нас сейчас нет, – продолжает Ляззат Тлекина. – По мере возможности меняется оборудование. Мы знаем, что у санатория большой долг. И понимаем, что, если б не такая ситуация, все некачественное оборудование уже было бы заменено. Бексултан Сарсекович пообещал нам, что как только мы выйдем из кризиса, он возобновит выплату премиальных. Он не уволил ни одного человека. Те, кто ушел, сделали это по собственному желанию. Но некоторые уже хотят вернуться.

Заведующая службой питания Айша Джаткамбаева:

– Работаю здесь 1999 года. В мои функции входит подача заявок на продукты, их прием и контроль за работой пищеблока. До последнего времени бывало всякое. Иногда были трудности с оплатой поставщикам. Доходило до того, что они отказывались привозить продукты. В какой-то момент, вплоть до прошлого года, стало совсем тяжело. По качеству продуктов были вопросы. Многое приходилось возвращать.

Сейчас все по-другому. Ни один из поставщиков с прошлого года ни разу не предъявил претензий. Заявки выполняются вовремя. За весь период работы с нынешним руководством мы не сделали ни одного возврата.

Шеф-повар Татьяна Давыдова:

– В прежнее время частенько привозили несвежее мясо. Соответственно, относительно качества блюд люди высказывали недовольство. Во время завтраков, обедов и ужинов я обязательно выхожу в зал и беседую с гостями. Сейчас жалоб вообще нет. Раз в десять дней мы проводим встречи с отдыхающими каждого нового заезда, внимательно выслушиваем пожелания. Эту практику ввел нынешний руководитель. Первое время люди высказывали претензии. Все это мы принимали к сведению. Со временем стали слышать только благодарности.

Президент АО «Санаторий «Казахстан» Бексултан Сарсеков:

– В свое время я с крайним возмущением узнал, что прежний руководитель отменил пятнадцатипроцентные скидки для пенсионеров органов внутренних дел. Сейчас мы не просто вернули, но и увеличили такие скидки для наших ветеранов до 20 процентов. И они с удовольствием и большой пользой для здоровья к нам приезжают.

От себя добавим, что, по нашему мнению, передача санатория и госпиталя МВД в частные руки стала бы большой ошибкой. Особенно в той ситуации, что сегодня переживает страна и мир. Оставаясь в руках государства, в условиях чрезвычайного положения эти по сути стратегические объекты автоматически переводятся в режим военного госпиталя. Что и было сделано в период нынешней коронавирусной пандемии. А частная собственность, как известно, неприкосновенна. И всегда используется в личных интересах своих владельцев зачастую без учета потребностей общества и государства. В любых, даже самых чрезвычайных ситуациях.

Редакция будет и дальше следить за развитием событий.

Айдар Ермеков

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество