Примерное время чтения: 4 минуты
30

Обратный ход доверия

ИСТОРИИ ЛЮДСКИХ ДЕЯНИЙ, КАК И СУДЬБЫ ИХ АВТОРОВ, БЫВАЮТ ПРИЧУДЛИВЫ. ВОЗЬМЕМ, К ПРИМЕРУ, СТОЛИЧНЫЙ МОНОРЕЛЬС LRT СТОИМОСТЬЮ ДВА МИЛЛИАРДА ДОЛЛАРОВ. ЕГО ПРОЕКТ ПРИНИМАЛСЯ В ЭТАКОЙ КАМЕРНОЙ ОБСТАНОВКЕ: В КАБИНЕТАХ, ТИХО, СПОКОЙНО, УЗКИМ КРУГОМ ЛИЦ. ПРОЕКТ ПОТОМ ПОТЕРПЕЛ ОГЛУШИТЕЛЬНЫЙ ПРОВАЛ. И СЕГОДНЯ МЕЖДУНАРОДНАЯ УГОЛОВНАЯ ПОЛИЦИЯ НЕКОТОРЫХ ИЗ ЭТОГО КРУГА РАЗЫСКИВАЕТ ДЛЯ ВОДВОРЕНИЯ СОВСЕМ В ДРУГУЮ КАМЕРНУЮ ОБСТАНОВКУ. [газетная статья]

А вот судьбу возведенных и изуродовавших столицу монорельсовых опор, напоминающих зубы гигантского дракона по имени «коррупция», почему-то должна решать уже широкая общественность.

Центр урбанистики столичного акимата объявил конкурс на лучшее использование этих опор среди дизайнеров, архитекторов, инженеров, строителей, транспортников. Прошел месяц, и власти посчитали, что состязание надо оживить, а потому к участию в нем подключили еще и студентов вузов.

Михаил Чирков.
Михаил Чирков. 

Причем чиновники пообещали лучших ребят наградить дипломами I, II и III степени. Хотя здесь не совсем понятно: победитель, по-видимому, должен будет получить диплом I степени, тогда автор какого предложения будет удостоен степени третьей?

Задачу меньшего масштаба, но тоже весомую, ценой в 100 миллионов тенге, предстоит решить общественности Западно-Казахстанской области. Дело вот в чем. На дорогах Уральска установили камеры, фиксирующие превышение скоростного режима. На днях аким региона Гали Искалиев проинформировал земляков: автолюбители-лихачи пополнили местную казну на 200 миллионов тенге. И сказал, что половину этих денег решил «направить на новые интересные предложения жителей региона». Потом поступившие новаторские идеи обсудят в комиссии по безопасности дорожного движения и наиболее конструктивные будут выставлены на общее голосование.

На секунду представил картину. По эсэмэске мне приходит уведомление о штрафе за превышение скорости. С грустным чувством долга я оплачиваю штраф и сразу же с воодушевлением сажусь за обдумывание: каким образом мой штраф использовать, чтобы улицы моего родного города стали краше и безопаснее. Что-то не вырисовывается…

Эти примеры из сегодняшнего дня. Подобные у нас случались и раньше. Пожалуй, самый громкий был такой. Лет двадцать назад на суд общественности вынесли вопрос о необходимости строительства атомной электростанции. Общественность, вспомнив, по-видимому, Чернобыль, ожидаемо сказала: АЭС в Казахстане быть не должно. А сегодня, потеряв уйму времени, в течение которого наши командиры энергетики допустили истощение ресурса генерирующих мощностей буквально до предела, что в свою очередь повлекло за собой нескончаемую череду коллапсов буквально во всех регионах страны, пришли все-таки к выводу, что без АЭС Казахстану никак не обойтись.

Во всех этих примерах мне видятся две главные составляющие. Первая: на протяжении многих лет наши структуры власти формировались на многих принципах, но очень редко – на профессиональных. Поэтому людей, способных решать сложные задачи, у нас теперь можно сосчитать буквально по трем пальцам одной руки. Или по одной фигуре из этих пальцев.

Вторая. Отчетливо видно, что власти решение сложных, специфических задач возлагают не на созданные для этого подведомственные им учреждения, а на общественность. То есть людей, которые в массе своей не могут, не должны да и не обязаны решать задачи, что стоят перед теми или иными руководителями. У людей своих забот достаточно.

Почему так происходит? Ответ долго искать не надо: руководитель, чиновник ответственность за решение проблем перекладывает с себя на общественность. И оправдывает такой маневр тем, что, мол, внедряет новые, демократические методы работы. Однако дилетантство, порождающее патологическую боязнь взять на себя всю полноту ответственности, ничто оправдать не может.

На мотив песни Высоцкого «В далеком созвездии Тау Кита»:

Власть доверяют люди ему,

А он доверяет обратно.

Михаил Чирков, обозреватель

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых