950

Небо «в клеточку»

Кто в Казахстане должен расследовать авиационные происшествия?

НА НЕДАВНЕМ СОВЕЩАНИИ У МИНИСТРА ИНДУСТРИИ И ИНФРАСТРУКТУРНОГО РАЗВИТИЯ КАЗАХСТАНА БЕЙБУТА АТАМКУЛОВА ОБСУЖДАЛИСЬ ВОПРОСЫ ПОВЫШЕНИЯ АВИАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТ И. БЫЛИ, В ЧАСТНОСТИ , ПРИНЯТЫ РЕШЕНИЯ О ПЕРЕДАЧЕ У П - РАВЛЕНИЯ РАССЛЕДОВАНИЙ ПРОИСШЕСТВИЙ (УРАПИ) В АО «АВИАЦИОННАЯ АДМИНИСТРАЦИЯ КАЗАХСТАНА». [газетная статья]

Денис Кривошеев.
Денис Кривошеев.

ПРАКТИЧЕСКИЙ ОПЫТ НЕОБЯЗАТЕЛЕН…

Причиной назвали необходимость прохождения в Казахстане аудита Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в 2023 году. Из чего можно сделать вывод, что авиацией в нашей стране занимаются люди, компетенция которых весьма сомнительна. В частности, министр в течение всего совещания требовал ответов на простые вопросы, но так их и не получил, потому что сами руководители авиационных ведомств либо не имеют отношения к авиации вообще, либо имеют, но косвенное.

Для примера. В УРАПИ есть одна, но важная открытая вакансия – самого руководителя Управления по расследованию авиационных происшествий. Квалификационные требования: кандидат должен иметь, судя по всему, в порядке убывания приоритетов, образование по специальностям – юриспруденция, экономика, менеджмент, государственное и местное управление, авиационная техника и технологии, летная эксплуатация летательных аппаратов и двигателей.

 То есть специальное авиационно-техническое образование для тут не является первой необходимостью. Тогда как в «Руководящих принципах подготовки расследователей авиационных происшествий» ИКАО сказано: «Будущие расследователи авиационных происшествий должны иметь практический опыт работы в авиации, на основе которого они могут овладеть умением проводить расследования».

А такой опыт могут иметь лица, чья деятельность и образование связаны с авиацией, чтобы специалисты, отобранные для обучения в качестве расследователей, знали авиационную инфраструктуру и были способны устанавливать связи между различными областями деятельности авиации. Ни юристов, ни экономистов в требованиях потенциальных кандидатов нет!

Тем временем вот как в Казахстане обстоят дела с обеспечением стандартов и рекомендуемой практикой ИКАО в расследовании авиапроисшествий и инцидентов.

Выполнение государственных функций осуществляет УРАПИ как подразделение МИИР РК. Его работа регламентируется правилами, утвержденными приказом министра в 2017 году. Между тем, когда в 2009 году в Казахстане проводился аудит ИКАО, по результатам которого почти все казахстанские авиакомпании попали в так называемый черный список и им было запрещено осуществлять полеты в страны Европы, одним из существенных замечаний было, что УРАПИ находилось в структуре комитета гражданской авиации.

Для устранения конфликта интересов в 2010 году УРАПИ выделили из КГА и подчинили непосредственно министру, но функции по расследованию все равно остались в составе уполномоченного органа, что идет вразрез с требованиями, стандартами и рекомендациями ИКАО.

АВИАКАТАСТРОФА – СОБЫТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЕ

Немного мирового и исторического опыта. В СССР расследование и надзор всех авиационных происшествий во всех государственных структурах, имевших воздушные суда, осуществлял Госавианадзор, и система контроля безопасности полетов и расследований авиационных происшествий считалась одной из самых эффективных и жестких в мире.

В США в настоящее время госконтроль и надзор осуществляются Федеральной авиационной администрацией, но работает Национальное бюро по безопасности на транспорте, которое расследует все происшествия в том числе, на воздушном транспорте напрямую подчиняется администрации президента.

В Евросоюзе контроль и надзор в гражданской авиации реализует Европейское агентство по безопасности полетов, но государственные функции по расследованию у каждой страны свои.

В России это Межгосударственный авиационный комитет, однако сейчас идет его трансформация в Международное бюро по расследованию авиационных происшествий и серьезных инцидентов, к которому должны присоединиться, кстати, Армения, Белоруссия, Казахстан и Кыргызстан.

В правилах ИКАО указано: «Государство учреждает полномочный органпо расследованию авиационных происшествий, не зависящий от государственных авиационных полномочных органов и других организаций, которые могут вмешиваться в проведение расследования или влиять на его объективность». Чтобы устранить так называемый конфликт интересов, возникающий между тремя основными функциями, – лицензирование, надзор, расследование. И во всех странах мира этому правилу следуют.

А еще в «Руководстве по расследованию авиационных происшествий и инцидентов» закреплено: «Полномочный орган по расследованию авиационных происшествий должен быть совершенно объективным, абсолютно беспристрастным и восприниматься как таковой. Его необходимо сформировать таким образом, чтобы он мог противостоять политическому или другому вмешательству, или давлению».

ЛЮБАЯ АВИАКАТАСТРОФА СТАНОВИТСЯ ПОЛИТИЧЕСКИМ СОБЫТИЕМ, ОБЩЕСТВО ТРЕБУЕТ НАЙТИ И НАКАЗАТЬ ВИНОВНЫХ НЕМЕДЛЕННО, И ЭТО МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА РАССЛЕДОВАНИЕ, ТОГДА КАК ЕГО ЦЕЛЬ ИНАЯ – ВЫЯВИТЬ ИСТИННЫЕ ПРИЧИНЫ И НЕ ДОПУСТИТЬ ПОВТОРЕНИЯ СИТУАЦИИ НА ДРУГИХ РЕЙСАХ. НЕ ЗРЯ ЖЕ ГОВОРЯТ, ЧТО ВСЕ ПРАВИЛА В АВИАЦИИ НАПИСАНЫ КРОВЬЮ.

Почему? Любая авиакатастрофа становится политическим событием, общество требует найти и наказать виновных немедленно, и это может повлиять на расследование, тогда как его цель иная – выявить истинные причины и не допустить повторения ситуации на других рейсах. Не зря же говорят, что все правила в авиации написаны кровью.

Поэтому данные организации выводятся за рамки администраций гражданской авиации и становятся подотчетны парламенту или правительству.

У НАС СВОИ СТАНДАРТЫ?

 Между тем пусть весьма условно, но все же требования ИКАО последние годы пытались исполнять.

Однако в ноябре 2020 года по инициативе уполномоченной структуры в сфере гражданской авиации АО «Авиационная администрация Казахстана» появилась концепция, согласно которой предлагается передача государственных функций по расследованию авиационных происшествий и инцидентов к ним, о чем было написано письмо.

Абсурдным в нем выглядит все, но особенно предлагаемая двойная подотчетность УРАПИ – быть структурным подразделением АО «ААК», но в то же время быть подотчетным МИИР РК, что порождает конфликт между интересами госоргана и ААК, который может привести к непредсказуемым последствиям, притом что сама схема приведет к потере контроля со стороны государства над деятельностью самой ААК в части осуществления контроля и надзора над летной годностью воздушных судов, сертификацией эксплуатантов, техническим обслуживанием, выдачей свидетельств авиационному персоналу, управлением воздушным движением или эксплуатацией аэропортов и пр., что также будет идти наперекор стандартам и рекомендациям ИКАО и при прохождении в Казахстане ее аудита будут проблемы, как это уже было в 2009 году.

То есть нашей стране нужны существенные изменения в структурах расследования авиационных происшествий и инцидентов и приведение их в соответствие согласно требованиям и рекомендациям ИКАО. Есть несколько вариантов.

Передать эту функцию Министерству по чрезвычайным ситуациям, у которого есть компетенция расследовать техногенные катастрофы, а авиация уж точно не сельское хозяйство. Или передать расследования Межгосударственному авиационному комитету стран СНГ, создав в Казахстане его действующий филиал. С учетом того что сейчас происходит трансформация МАК в международное бюро, это будет даже логично, так как у нас нет даже соответствующего технического и научного потенциала для масштабных расследований, даже станций расшифровки так называемых черных ящиков нет.

Но главное – нельзя допустить передачу государственных функций по расследованию авиапроисшествий в АО «ААК», которое позиционирует себя как коммерческое предприятие и, помимо прочего, еще и управляется не гражданином РК, имеющим сомнительную компетенцию.

Денис КРИВОШЕЕВ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых