70

Наша служба и опасна, и трудна

Министр внутренних дел Ерлан Тургумбаев: «Полиция чувствует свою ответственность перед обществом»

ЧЕЛОВЕК В ПОЛИЦЕЙСКОЙ ФОРМЕ – КТО ОН? ТОТ, КОГО БОЯТСЯ, ИЛИ ТОТ, КТО СПАСАЕТ? СТРАЖЕЙ ПОРЯДКА В КАЗАХСТАНЕ ЧАСТО РУГАЮТ. НО КОГДА ВОЗНИКАЕТ УГРОЗА, ПЕРВЫЙ, КОГО МЫ ЗОВЁМ НА ПОМОЩЬ, ЭТО ПОЛИЦЕЙСКИЙ. [газетная статья]

О чести мундира и ответственности, которую он налагает, в телеэфире беседует с министром внутренних дел РК Ерланом Тургумбаевым неизменный ведущий программы «Национальный интерес», председатель правления АО «Агентство «Хабар», известный журналист Ерлан Бекхожин.

-

Ерлан БЕКХОЖИН: Есть такая шутка: «Я не против полиции, я просто её боюсь». А вы как думаете, насколько это нормально испытывать страх перед блюстителем порядка?

Ерлан ТУРГУМБАЕВ: Я думаю, это ненормально. Исторически сложилось, когда почему-то говорят, что боятся полиции. Идёт по улице мама и говорит ребёнку: вон идёт полицейский, если будешь баловаться, он тебя заберёт и посадит в тюрьму. Это совсем неправильный подход. Полицейский – тот человек, который охраняет общественный порядок, раскрывает преступления, занимается профилактикой преступлений. И основной контингент, с кем мы работаем, это люди, которые нарушают общественный порядок. Добропорядочные граждане, наоборот, должны быть защищены полицией. И это основная цель нашего государства.

Е. Б.: Кстати, все наши полицейские носят оружие? И как часто могут его применять? Насколько я знаю, принцип американской правоохранительной системы – личная безопасность полицейского.

Е. Т.: Дело в том, что в Америке совсем другие законы. Если водитель отказался положить руки на руль, полицейский имеет право применить оружие. Если он отказался выполнить любое условие полицейского, то страж порядка имеет право применить оружие. У нас ментальность другая. И ходить бряцать оружием, пистолетом или автоматом, как в некоторых странах мы видим за рубежом – не наш метод. У нас нет такого, потому что нет такой реальной угрозы для общества, нет такой угрозы для полицейского. Да, каждый полицейский имеет оружие, имеет право применять оружие. И как он будет применять его, это прописано в законе о правоохранительной системе. Конечно, сам факт применения оружия будет исследоваться. Имел ли он право применять его, насколько в тот момент была необходимость его применения... Любой выстрел может попасть в другого человека и нанести непоправимый ущерб жизни и здоровью. Поэтому жёстко регламентировано у нас применение оружия. Но в случае необходимости, когда угроза жизни и здоровью граждан, когда нужно спасать людей – это допустимо и даже необходимо. И есть факты применения оружия в отношении водителей, которые пьяные несутся по трассе, конечно, машина сама по себе источник опасности, а когда еще пьяный или в наркотическом опьянении, может сбить людей и спровоцировать ДТП – тогда полицейский применяет оружие и стреляет по колесам.

О ПРОВЕРКАХ НА ДОРОГАХ

Е. Б.: А касательно дорожной полиции, она есть до сих пор или... ?

Е. Т.: По дорожной полиции в 2019 году мы подписали трехстороннее соглашение между антикоррупционной службой, МВД и общественным объединением. По выявлению коррупционных рисков, которые имеются в подразделениях дорожной полиции. У нас часто продавали госномера за деньги, выдавали права за деньги, также принимали экзамены, при выезде за рубеж требовали деньги. Было такое, не скрою. Мы изучили коррупционные риски, поступило около 200 предложений в МВД, как бороться с этим. Регистрационно-экзаменационный отдел надо было отдать в правительство для граждан. То есть при нём экзамены должен принимать гражданский сотрудник с помощью компьютерной технологии. Мы должны работать только на конечном пункте при выдаче удостоверения. И по рубежным постам, которых у нас было 36, а сейчас всего лишь 6 вдоль границы для безопасности, а остальные 30 мы закрыли, необходимости нет. Во-первых, сейчас будет платная дорога. Во-вторых, везде ставится система видеонаблюдения. Если водитель нарушил скоростной режим, если нарушил правила дорожного движения, его по камере уже видно.

Е. Б.: Вы говорили, что благодаря видеокамерам бюджет пополнился на 19 млн тенге. То есть, когда этих камер не было, эти деньги разбрасывались по карманам дорожной полиции?

Е. T.: Почему по карманам полиции? Полицейский не может же столько нарушений выявить, это нереально. Он должен визуально фиксировать. Если раньше, вы помните, дорожные полицейские выходили на проезжую часть с жезлом. Вы когда в последний раз такое видели? Сейчас запрещена без причины остановка транспорта. Может патрульный полицейский остановить, если видит явное дорожное нарушение либо там какие-то ремонтные работы, он жезлом отсекает движение.

О ЗАСЛОНЕ НАРКОДИЛЕРАМ

Е. Б.: Скажите, а не может ли система видеонаблюдения «Сергек» помочь в борьбе с наркодилерами? Вот эти наркозакладчики максимально используют цифровые технологии. Такое ощущение, что они вас немного опережают. И на это обратил внимание и президент в своем послании, дав поручение «поставить мощный заслон на пути распространения этой заразы». Есть успехи у вас в этом направлении?

Е. Т.: Там технологии немного другие по наркозакладчикам. Дело в том, что сайты, которые работают, находятся за границей. В этом вся сложность. Буквально недавно был совет министров СНГ, есть такой у нас совещательный орган, куда входят все министры. Мы поднимали как раз вопрос по наркозакладчикам и борьбе с наркобизнесом. На сегодняшний день там прорабатывается алгоритм действий между странами. Часто бывает: идут закладки в нашей стране, но мы не видим этот сайт, кто конечный отправитель. Он оказывается на территории другого государства.

Е. Б.: Это международный такой криминал?

Е. Т.: Да, распространённый. Но мы уже наработали определённую тактику. Буквально на днях в Кызылординской области 58 закладок было выявлено, мы задержали наркосбытчика, как он делал закладки. Ликвидировали 14 нарколабораторий в стране. 49 кг изъяли синтетических наркотиков. На самом деле, в связи с закрытием границ из-за пандемии трафик контрабанды намного снизился. И сейчас для сбытчиков этих наркотиков легче сделать лабораторию внутри страны и заниматься их распространением. Поэтому по выявлению этих лабораторий мы и работаем. Как раньше – продавец и покупатель – уже такого понятия нет. В соцсетях «хочу купить» через скриншот отправляется такой-то адрес. Поэтому мы мониторим все соцсети. У нас есть специальное подразделение по борьбе с киберпреступностью, оно в департамент криминальной полиции входит. Туда входит не только борьба с наркобизнесом, а все полностью – и вымогательство, и мошенничество. И оттуда идет выборка по видам преступлений и дальше по ведомствам. Но в то же время есть еще одна проблема. Часто меняется состав наркотикосодержащих препаратов. У нас специальный перечень, но если в каком-то препарате определённого химического состава нет, за его продажу и приобретение нет и ответственности. Поэтому сейчас создана рабочая группа между МВД и Минздравом. Как только мы изымаем новый наркотик, которого нет в перечне, проводится лабораторное исследование и он включается в этот список. В этом году мы утвердили 19 таких видов. Чем они вредны и чем пагубны для нашей молодежи, для нашего населения – химический состав всё-таки содержит больше концентрации и больше вредных веществ, что влияет на психику. Это прямая угроза генофонду и здоровью нации.

ВОПРОС ОТ ГАЗЕТЫ «АРГУМЕНТЫ И ФАКТЫ КАЗАХСТАН»

Е. Б.: От наших информационных партнёров, газеты «Аргументы и факты», есть к вам очень важный вопрос: «Как бы вы оценили уровень агрессивности в казахстанском обществе? Ведь регулярно поступают сообщения и о массовых драках в тех или иных регионах страны, и о таких преступлениях, о которых ранее люди и понятия не имели. Причём всё чаще преступления совершаются подростками и молодыми людьми». Что ответите?

Е. Т.: Я бы не сказал, что наше общество настолько криминально. У нас идет снижение преступности, в том числе и в общественных местах, снижение особо тяжких преступлений. Есть статистика. А мнение такое связано с соцсетями. Если у нас раньше их не было, и мы сводку не оглашали о тех преступлениях, которые произошли. Были и массовые драки, были и людоеды, которые потрясли весь Казахстан. И последнее преступление, которое произошло в городе Алматы, когда преступник завел девушку в квартиру, убил и расчленил, вызвало негодование в обществе. Но это единичный случай. Раньше таких случаев было больше, просто многие об этом не знали. Сейчас одно такое событие, оно проходит по соцсетям, около миллиона или двух миллионов просмотров. И всем кажется, что у нас массовая агрессия. Вот, к примеру, вы ходите на работу каждый день. Вы когда в последний раз видели драку на улице? Или кого-то из ваших близких людей ограбили?

Е. Б.: Я не могу вспомнить, может, потому что я на левом берегу столицы живу.

Е. Т.: Нет, не поэтому (смеётся). Мне когда говорят о криминальности в обществе, я отвечаю: вспомните, раньше боялись вечером ходить. Сейчас все спокойно гуляют вечером. С детьми, ходят в рестораны, парки, скверы. Это результат того, что полиция чувствует свою ответственность перед обществом.

Подготовил Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых