Примерное время чтения: 8 минут
87

Мокрое дело акима  

12 августа этого года несколько сёл Ескельдинского района области Жетысу пострадали от мощного паводка, случившегося после обильных дождей. Повреждены десятки домов и подворий. Некоторые жилища пришли в негодность. А их хозяева остались лицом к лицу со своей бедой без помощи государства. Местные власти обещали оказать её в течение пяти дней. Прошло уже больше месяца [газетная статья].

ХОЖДЕНИЕ ПО ГРАБЛЯМ

Каждый раз, когда случается такая напасть, страна, оседлавшая энное количество волн индустриализации, из года в год демонстрирующая рост экономики, увеличение ВВП и все такое, оказывается не в силах защитить своих граждан от, по сути, предсказуемых бедствий и помочь в ликвидации их последствий.

Начнем с цифр. Существуют данные, согласно которым ежегодный прямой ущерб от чрезвычайных ситуаций в Казахстане исчисляется суммой от 3,5 до 4,5 млрд тенге. Косвенный ущерб в таких случаях оценивается суммой около 15-20 млрд тенге. Ущерб же от гибели людей и лечения пострадавших – около 3 млрд тенге. Все вместе это может составлять до 25 млрд тенге ежегодно.

Такая статистика регистрируется регулярно. Но цифры в ней непостоянны. В силу того что чрезвычайных ситуаций с каждым годом становится больше, а также по причине неудержимой инфляции суммы ущерба ежегодно увеличиваются. Этот год, увы, не исключение. Где-то засуха, а где-то наводнение. В общем, все как обычно в последнее время.

12 августа из-за проливных дождей часть Ескельдинского района области Жетысу оказалась под водой. На следующий день вода уже ушла. Но для радости повода нет, поскольку стихия натворила столько бед, что сельчанам самостоятельно с ними не справиться. Нужна помощь. И с ней, как и стоило ожидать, проблемы.

Фото: из газетных материалов

Конечно же, нельзя сказать, что местная власть проигнорировала чаяния жителей подтопленных сел. Районный аким приехал на место происшествия уже на следующий день. Посмотрел, повздыхал, покачал головой и… на этом всё.

– Скоро уже полтора месяца пройдет, с тех пор как у нас было наводнение, – говорит жительница села Ешкиольмес Елена Садова. – К нам приезжала комиссия. Сказали, что помощь будет оказана в течение пяти дней. Прошла неделя, вторая. На третьей нас пригласили в акимат, сказали принести сведения, на какую сумму мы понесли ущерб. Пообещали помочь теперь уже в течение десяти дней. Так прошло уже больше месяца. Мы сидим в своих разбитых домах и ждем. А ведь уже и до зимы недолго осталось.

О своей беде также рассказала Карлыгаш Жумадилова.

– Только недавно мы сделали ремонт в своем доме, – говорит она. – Купили все новое – мебель, технику. Всё в кредит. Из-за наводнения это пришло в негодность, как и сам дом. Поскольку вся мебель испорчена, мне приходится спать на влажном полу между сырыми стенами. То, что уцелело, мы вынесли на улицу, оно все рассыхается под солнцем и трескается. Теперь нужно и дом восстанавливать и мебель новую покупать. Мы болеть начинаем. Ночи-то уже холодные.

И таких пострадавших десятки. Ну что тут можно сказать? Опять те же грабли. И, заметим, который сезон. Постоянное их попадание под ноги нашим управленцам наводит на шальную мыслишку, что в их поле зрения находятся как минимум два вида грабель. Те, на которые категорически нельзя наступать повторно, чтобы ни у кого не возникло и тени подозрения в их решимости и непреклонности в служении народу и отечеству. И те, наступать на которые не то что совсем не больно, а даже приятно и полезно. Тому, кто наступает.

Фото: из газетных материалов

СЛУШАТЬ УМНЫХ У НАС НЕ ПРИНЯТО

При этом есть ведь в стране специально обученные люди, которые не первый год обращают внимание на проблему паводков и подтоплений, отмечая отсутствие системного, основанного на научных знаниях и практическом опыте подхода к ней со стороны местных властей. Они ведь не раз говорили о том, что ответственные лица не учитывают цикличность многоводных и маловодных лет и, соответственно, не вырабатывают комплексные решения.

Помимо этого, говорят ученые, необходимо определить правовой статус гидротехнических сооружений и обратить внимание на подготовку специалистов по их эксплуатации и водопользованию. Однако проблемы у нас не только с качеством кадров, но и с кадрами в целом. У нас ведь что? Куда ни глянь, всюду многочисленные реорганизации, оптимизации и прочие трансформации, которые в лучшем случае оказываются безвредными.

В прошлом году некоторые из депутатов даже отмечали актуальность вопросов водных стихий, сетуя на то, что их серьезность такова, что впору говорить об угрозе с их стороны национальной безопасности. По высокому депутатскому мнению, системные и частные проблемы в этой сфере требуют глубокого изучения, упорядочения и верной расстановки приоритетов.

А что мы видим на деле? Абсолютную разрозненность управления в водном хозяйстве. Вопросы курируют разные ведомства, что изначально подразумевает конфликт интересов. Проще говоря, драку за бюджетные деньги. Все это существенно затрудняет и даже делает невозможным формирование единой стратегии по решению проблем, связанных с водой.

Короче, нет у нас единого координирующего центра, который бы эффективно управлял научными исследованиями и бюджетными средствами, предназначенными для этих целей. Такие исследования, если и проводятся, то по линии различных министерств и ведомств без согласования друг с другом, где каждый тянет одеяло на себя. И пока высокие члены в Астане борются за бюджет, простой сельчанин продолжает страдать.

Фото: из газетных материалов

АКИМУ СУХО И КОМФОРТНО. ОСТАЛЬНОЕ – НЕВАЖНО

Но вот что интересно: деньги-то на предотвращение возникновения подобных явлений и ликвидацию их последствий в бюджет любого района закладываются. И наверное, осваиваются. И вот в такой ситуации, когда после пафосных докладов о принятых «эффективных» мерах по борьбе с паводками от них страдали и продолжают страдать люди, затапливаются дома, рушатся объекты инфраструктуры, размываются дороги, это попахивает банальным казнокрадством.

Все эти бодрые отчетные данные только для пустой статистики и годятся. Люди же пребывают почти в твердой убежденности в том, что, если что случится, никакой акимат им не поможет. Это, разумеется, мы выражаемся предельно деликатно. А если называть вещи простым народным языком, то напрашивается простой и в то же время наиболее часто задаваемый вопрос: где деньги?

Однако не стоит думать, что у представителей местных властей на него нет ответа. На встречах с журналистами у этих господ от зубов отскакивают заранее заготовленные доводы. Вот зайдите сейчас на сайт любого акимата, и там будет написано: в рамках работы по ликвидации последствий стихийных бедствий восстановлена целая куча домов и подворий, реконструированы десятки километров местных автомобильных дорог, отреставрировано немыслимое количество мостов и др. Что это чрезвычайная ситуация локального характера, не являющаяся глобальной, требующей незамедлительного вмешательства со стороны правительства. Что местные власти успешно с ней справляются на своем уровне. Что на сегодня обстановка нормализовалась. Водные потоки ушли. Ситуация мониторится. Все под контролем. Обстановка стабильна и т. п.

А самое главное, сам районный аким олицетворяет собой полное спокойствие и благодушие. Его дом ведь не пострадал. А если бы пострадал, то деньги на его восстановление нашлись бы уже на следующие сутки.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых