Примерное время чтения: 8 минут
161

Казахский поручик войска польского

Сегодня нередко можно слышать голоса так называемых «истинных патриотов», предлагающих в «законном порядке» исключить из официальных документов и учебников истории термин «Великая Отечественная война». Иными словами, напрочь стереть из памяти то, что для всех народов бывшего СССР эта война была воистину Великой и Отечественной. И Победа в ней была тоже Великой [газетная статья].

ВЕТРЫ ПСЕВДОИСТОРИИ

Мы имеем дело с заданным трендом, в котором отчетливо просматриваются направления и методологии зарубежных (читай: западных) исторических, но правильнее было бы сказать – политических исследований, в которых ставится под сомнение характер Великой Отечественной войны как справедливой и освободительной. Вместо этого настойчиво формируется образ противостояния двух тоталитарных режимов, а советский солдат представляется оккупантом насильником.

Кто-то упорно пытается стереть в наших сердцах генетическую память о доблести советских воинов и добытой ими Победе. И если он это делает, значит, это ему нужно и он не отступится. Поскольку именно общая Победа в значительной мере сплачивает народы, некогда жившие в одной могучей и большой стране.

К счастью, из людской памяти пока не удается удалить такие понятия, как «Битва за Москву», «Блокада Ленинграда», «Сталинград», «Хатынь» или «Курская дуга». Но если это не защищать и позволить приверженцам «новой» историографии и дальше «развенчивать миф» о победе народов СССР над фашистской Германией, то уже ближайшие поколения перестанут придавать этому какое-либо значение и примутся возвеличивать чужих героев.

Ведь объектом всей этой работы является именно молодежь. Кстати, она в большинстве своем, увы, уже не испытывает искреннего чувства уважения к памяти погибших в боях за некогда общую для пятнадцати республик родину и может спокойно распивать пиво, сидя на мемориальных плитах у Вечного огня. 9 Мая для них не больше чем очередной повод повеселиться, а «План Барбаросса» – намерения на ближайший вечер. Дают о себе знать в этом плане и националисты. «Это была не наша война! – кричат они в демонстративном порыве «любви» к народу. – И незачем было казахам в ней воевать».

В качестве ответа на подобные реплики приведем цитату из воспоминаний народного поэта Дагестана Расула Гамзатова: «Был у меня знаменитый друг, дважды Герой Советского Союза Амет-Хан Султан. Отец у него дагестанец, а мать татарка. Дагестанцы считают его своим героем, а татары своим. «Чей же ты?» – спросил я его однажды. «Я герой не татарский и не лакский, – ответил Амет-Хан. – Я – Герой Советского Союза. А чей сын? Отца с матерью. Разве можно их отделить друг от друга?».

ПОКА ПАМЯТЬ ЖИВА...

Увы, проявленный в те годы массовый героизм советских солдат, значительная часть которых ушла на фронт добровольцами, будучи безусыми юнцами, сегодня уже практически не ставится в пример подрастающему поколению. И здесь возникает справедливый вопрос: а нынешние молодые люди, если не дай бог будет нужно, смогут это повторить? Есть ли у них сегодня то чувство истинного, а не показного патриотизма, которым обладали их деды и прадеды?

Увы, в этом есть большие сомнения. Потому что с уходом ветеранов Великой Отечественной, к сожалению, уходит и достойная память. Потому что заданный сегодня политический тренд направлен на ее постепенное уничтожение. Потому что в наши дни уже практически никто не рассказывает своим детям о былых героях, благодаря которым мы сегодня живем в мире и относительном благополучии.

Вряд ли эта статья способна восполнить данный пробел. Но все же в канун великого праздника хотелось бы рассказать о достойном сыне казахского народа, отважном воине победившем фашизм, ушедшем на фронт добровольцем, когда ему едва исполнилось восемнадцать. А в двадцать один расписавшемся как победитель на стене Рейхстага.

О доблестном воинском пути Шакена Мажитова нам поведала его дочь Мадина Мажитова.

– Мой папа был сиротой. Родился в 1924 году в Каркаралинске Карагандинской области. В 1933 году, когда ему было 9 лет, он каким-то образом добрался до Барнаула, куда в свое время уехал его родной старший брат. Ему удалось его найти. С тех пор он жил в семье брата и там же в Барнауле окончил школу.

Когда началась война, он только-только получил аттестат. И как многие советские юноши, решил пойти добровольцем на фронт. С этой целью папа, никому ничего не сказав, уехал в Ленинград, где, приписав к своему возрасту один год, отправился прямиком в военный комиссариат. Однако и этого не хватило, чтобы стать бойцом Красной Армии. Поэтому его отправили на ускоренные курсы Ленинградского военно-командного училища, эвакуированного в Омск. Окончив их, он в звании младшего лейтенанта был направлен на передовую в самоходный артиллерийский дивизион СУ-76.

СЛУЧАЙ В РАЗВЕДКЕ

Боевой путь Шакена Мажитова оказался не совсем обычным. Дело в том, что он начал воевать в рядах Красной Армии, а закончил в Войске Польском. В мае 1944 года, когда его дивизион стоял под украинским городом Ровно, подразделение передали в состав дивизии имени Тадеуша Костюшко польской армии. Такое решение в Ставке Верховного главнокомандующего приняли, в связи с тем что в боях в Белоруссии польская дивизия понесла большие потери, которые восполнили таким образом.

И уже будучи поручиком армии Польши, Шакен Мажитов бился в ее рядах за Ровно, форсировал Буг, освобождал польские города Хелм, Люблин и Варшаву, громил немецко-фашистские войска под Гдыней, форсировал Одер и дошел до Берлина.

Позже о нем в своей книге «Пропуск в историю» писал польский писатель Збигнев Залуцкий. Согласно его повествованию, поначалу казахского парнишку назначили ответственным за лошадей. И вот однажды поступила команда сформировать разведгруппу для отправки за линию фронта.

Услышав об этом, Шакен Мажитов попросился в разведчики. Его без разговоров взяли, поскольку добровольцев на эту весьма рискованную работу с высокой вероятностью не вернуться было мало.

В разведке, как пишет Залуцкий, он проявил себя с самой лучшей стороны. Смелость, отвага и смекалка юноши сразу подкупили польских командиров, после чего его окончательно перевели во взвод полковой разведки.

В книге подробно описан один занимательный случай, произошедший за линией фронта. Переодевшись в форму немецкой фельджандармерии, разведчики остановили немецкую машину, в которой ехал один офицер и четыре солдата. Так они захватили языков и доставили их в свое подразделение.

За успешное выполнение задания Шакена Мажитова наградили польской медалью «За отвагу». Ему было всего 19 лет.

Шакен Мажитов
Шакен Мажитов Фото: из газетных материалов

СЛУЖИЛИ ДВА ТОВАРИЩА

– Папа нам с сестрой много рассказывал о своем фронтовом друге поляке Казимире Костюковском, – продолжает рассказ Мадина Шакеновна. - Их солдатская дружба началась в дивизии имени Тадеуша Костюшко. Они сошлись во многом, потому что оба любили поэзию. В минуты затишья между боями Казимир учил папу говорить по-польски и читал ему стихи Адама Мицкевича. Папа в свою очередь обучал друга казахскому языку и знакомил его с творчеством Абая.

 Так два девятнадцатилетних юноши, поляк и казах, воевали бок о бок за освобождение Польши. Когда шли бои за Варшаву, Шакен и Казимир одними из первых ворвались в город. Он оказался пустым, так как фашисты выгнали из него все население.

– Они нашли адрес, где до войны проживала возлюбленная Казимира, – продолжает Мадина Мажитова. – Но вместо дома увидели лишь руины.

Вскоре началось наступление на Берлин, которое также подробно в своей книге описал Збигнев Залуцкий. За форсирование Одера командующий Войска Польского маршал Михал Роля-Жимерский лично вручил особо отличившимся бойцам высокую польскую награду – орден «Серебряный крест». Среди награжденных оказались два поручика – Мажитов и Костюковский.

– При штурме Ораниенбурга Казимир получил смертельное ранение. Папа на руках вынес раненого друга с поля боя. Но через несколько минут тот скончался. Папа же дошел до Берлина и оставил свою подпись на стене Рейхстага, – закончила рассказ Мадина.

ЭПИЛОГ

В 1947 году Шакен Мажитов вернулся в Алма-Ату и, как и мечтал, поступил в юридический институт, который успешно окончил экстерном. Позже стал первым казахстанским ученым-криминологом, автором целого ряда ценных научных исследований и теоретических разработок. Он создал и стал руководителем первой в республике криминалистической лаборатории, позже реорганизованной в научно-исследовательский институт судебных экспертиз, а также заведующим кафедрой уголовного процесса и криминологии юридического факультета Казахского государственного университета имени Кирова (ныне КазНУ им. аль-Фараби). Шакен Мажитов скончался в 1984 году.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых