Примерное время чтения: 9 минут
185

Горький мёд

Пчеловодство Казахстана уходит корнями в глубокое прошлое. Потомственный специалист в этой благородной отрасли Михаил Гусляков несколько лет назад провёл скрупулёзную исследовательскую работу, итогом которой стал фундаментальный труд, где с именами и датами, начиная с 1786 года и до нынешних дней, прослеживается полёт достойных полосатых трудяг над нашей территорией [газетная статья].

Только вообразите, история пчелиного царства и открывалась царственно, во времена Екатерины II. Её первыми энтузиастами и зачинателями были генералы и князья, стоявшие со своими полками на землях Восточного Казахстана. Сегодня в официальных докладах, посвященных успехам данного сельскохозяйственного направления, высказывается предположение, что ещё немного и мы пополним число мировых медовых держав. Правда, есть тому некоторые препятствия…

КОВАРНАЯ ВЕТРОДУЙКА

Утром 28 марта шардаринец инженер-энергетик Дмитрий Трегубов вышел во двор дома и обомлел. Под ногами расстилался мохнатый ковёр, сотканный из телец обитателей его пасеки. Ступать по нему можно было беспрепятственно, жизнь успела покинуть «божьих пташек», как иногда называют пчёл. Безнадежная картина открылась Дмитрию и в ульях, где вместо привычного гудения царила мертвая в буквальном смысле тишина. Ещё накануне ничто беды не предвещало. Пасечник готовился к первому мёду, прикидывал, как совместить откачку со служебным графиком, и вдруг такой удар под дых…

Есть поговорка, что у хорошего пчеловода нет плохого года. Но тут вышло всё наоборот. Профессионалу с двадцатилетним стажем, изучившему пчеловодство от и до, себя упрекнуть было не в чем. Как и десяткам его коллег по медовому промыслу, лишившимся буквально за сутки 70 процентов жужжащего поголовья. Другие постарались. Быстро выяснилось, что стали ими местные санитарные службы, проводившие профилактическую обработку от клеща, переносчика вируса Конго-Крымской геморрагической лихорадки. Заболевание относится к числу особо опасных, а членистоногое ещё та тварь, которой надо всячески опасаться. Только делать, естественно, с умом, не подвергая риску всю прочую живность.

Фото: из газетных материалов/ DIRECT.FARM

С умом, судя по всему, возникли проблемы. Обработку проводили препаратом «Фипрон 0,2%», который шардаринцы называют дустом. Да и есть за что. Производит отраву шымкентское ТОО Public Protection, видимо, для пущей важности окрестив по-английски «общественную защиту». Паспорт по безопасности вещества предупреждает, что оно легковоспламеняющееся, вызывает раздражение кожи, серьёзное повреждение глаз. Уточняется опасность проглатывания. Этого как раз пчёлы и не учли. Читать не умеют, вот и наглотались. В паспорте особо отмечена токсичность для них. Хозяева пасек про такую угрозу отлично знают, но о начале противоклещевой обработки никто их не удосужился предупредить. За день до обнаружения пчелиного замора выехали на шардаринские просторы машины с распыляющим устройством, окутывая белыми «защитными» облаками земельные угодья, дома, людей, скот и вообще всё живое. Жуткое видео осталось на память Дмитрию Трегубову и другим пасечникам – как они сгребают граблями падёж и опускают в яму пятидесятикилограммовый мешок с пчелиными останками.

ХОЗЯИН – БАРИН?

Между тем означенный препарат относится к повышенному классу опасности. В открытом доступе информация о нем крайне скудная, но известно, что в нормальных странах фипрон к употреблению запрещен. Борьбу с вредителями осуществляют веществами более дорогостоящими и по результатам научных исследований безопасными в плане экологии. А у нас, как обычно, чтобы «дёшево и сердито». Даже пример России, где не так давно произошла массовая гибель пчёл из-за аналогичной потравы, ничему не научили не предостерёг. Закрадывается предположение, что кому-то очень хотелось по-хозяйски распорядиться почти четырьмя миллиардами тенге, выделенными на санобработку Туркестанской области, в которой таким макаром пострадали не только Шардара и её окрестности.

Фото: из газетных материалов

Это одна сторона вопроса. Есть и вторая. По закону РК «О пчеловодстве» держателей пасек обязаны предупредить за пять дней до начала обработки вредными химикатами. Так обычно и происходило в прежние годы. Правда, инициативу, как правило, проявляли сами пчеловоды, поспешая в службу дезинфекции с вопросами что, когда и где.Получив информацию, заблаговременно перевозили улья в безопасные места, зная, что срок действия отравляющего вещества исчисляется 30 днями. В этом году всё бы прошло по накатанной. Но дезинфекторам почему-то захотелось произвести обработку гораздо раньше обычных сроков. Хозяин – барин. Только решение осталось неведомым для пасечников. Когда они попробуют прижать к стенке тех, по чьей вине понесли миллионные убытки, то услышат, что по инструкции предупреждение поступает к местным властям и уже оттуда спускается к заинтересованным лицам. Словом, обычная бюрократическая галиматья. Письмо, судя по штампу, послали в акимат 20 марта. Похоже, добиралось на ишаке, поступив через четыре дня. Какие пять дней, если начало обработки числилось тем же 20 марта! Ладно. Но акимат, получив даже такую кривую бумагу, предпринял ноль действий. В указанный день ничего не произошло, началось неделей позже. Дальше, услышав возмущения разоренных пчеловодов и осознав свои косяки, акиматовские чиновники уже в апреле принялись обклеивать столбы предупреждающими листовками, указывая дату начала обработки …20 марта. И смех, и грех. Как дети малые, честное слово.

Но дело, конечно, гораздо серьёзнее. За два месяца «дустом» успело надышаться всё, что ползает, летает и ходит на своих двоих. К тому же машинам-ветродуйкам услужливо помогал и обычный ветер, донося 0,2 процента фипрона до каждого…

ПО ГАМБУРГСКОМУ СЧЁТУ

Сейчас эта история раскручивается в юридическом поле. Подсчитываются убытки, потихоньку, с необходимым лечением, восстанавливаются пчелиные семьи. Многие пасеки оказались полностью загубленными, и не у всех владельцев хватит сил и средств для их возрождения. И для участия в наших вязких судебных процессах.

То, что столь «весомо, грубо, зримо» случилось вТуркестанской области, эпизодически происходит и в других медоносных регионах страны. Большая химия, попадающая в непрофессиональные, а нередко и нечистые руки, вместо помощника становится отъявленным вредителем. Ирина Демидова, старший научный сотрудник Юго-Западного научно-исследовательского института животноводства и растениеводства, эксперт и селекционер в области пчеловодства, расценивает произошедшее в их южном регионе как большой удар по выведению племенных пчелиных семей.

Пчела не только и не столько ценна «выдаиванием» мёда. Об этом всегда напоминает Торехан Нормухамедов, председатель общественного объединения «Добровольное общество пчеловодов-любителей Туркестанской области». В качестве опылителя пчела повышает на 30% урожайность хлопка, на 200% – огурцов, без неё и прочих летающих опылителей подсолнух останется без семечек. Пасечники Америки и многих европейских стран получают большие доходы, выставляя ульи на фермерские поля с садово-огородными культурами. В Германии за убийство одной пчелы придётся раскошелиться на сотню евро. Даже не представить, в какую копеечку обошлась бы шардаринскому акимату гибель пчелонаселения по «гамбургскому счёту»! Торехан Аресланович с печалью вспоминает об ушедшем недавно из жизни Сергее Терещенко. Земляк-южанин, бывший премьер-министр, не растерявший деловой хватки и предприимчивости, не только был большим любителем и знатоком медовой отрасли, но мечтал поднять её в Казахстане на достойный уровень. Создал Национальный союз пчеловодов «Бал-Ара», выпускал по пчеловодству книги, намечал инициировать доработки в закон РК «О пчеловодстве». Думал о повышении культуры потребления мёда, чтобы эту полезную альтернативу сахару активно вводили в рацион детсадов, школ, больниц, домов престарелых. Вспоминал слова, будто бы сказанные Альбертом Эйнштейном: «Если на земле исчезнут пчелы, то через четыре года исчезнет и человек».

Фото: из газетных материалов

Поскольку исчезать мы пока не планируем, надо бы сделать выводы…

КСТАТИ

Вот несколько шагов, которыепомогут в сохранении пчел и других опылителей:

- Высаживайте в декоративных целях на балконах, террасах и в садах нектароносные цветы – бархатцы или подсолнухи.

- Покупайте мед и другие продукты пчеловодства у ближайшего местного пчеловода.

- Рассказывайте детям и подросткам о важности пчел и покажите свою поддержку пчеловодам.

- Создайте ферму опылителей на балконе, террасе или в саду.

- Сохраняйте старые луга с более разнообразным набором цветов и сажайте нектароносные растения.

- Косите траву на лугах только после того, как отцветут нектароносные растения.

- Используйте пестициды, не наносящие вреда пчелам, и опрыскивайте их в безветренную погоду, рано утром или поздно вечером, когда пчелы улетают в улья.

Программа ООН по окружающей среде

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)