72

Эмбе – не амба

О чем умолчал Владимир Даль

ПРИСТУПИВ К РАБОТЕ В НЕФТЯНОМ КРАЮ, Я НАМЕТИЛ ДЛЯ СЕБЯ ОБЯЗАТЕЛЬНО СЪЕЗДИТЬ В БЕЙНЕУ, ПОУДИТЬ РЫБУ В ЭМБЕ, БЕРЕГА КОТОРОЙ ДЕЛЯТ КАЗАХСТАН НА АЗИАТСКУЮ И ЕВРОПЕЙСКУЮ ЕГО ЧАСТИ. И РАЗУМЕЕТСЯ, ПОБЫВАТЬ В НЕФТЕГАЗОДОБЫВАЮЩЕЙ КОМПАНИИ «ПРОРВАНЕФТЬ». КОНЕЧНО, ПРИВЛЕКЛО НЕОБЫЧНОЕ НАЗВАНИЕ. ДАЖЕ ОТКРЫЛ СЛОВАРИ РУССКОГО ЯЗЫКА, ПРЕЖДЕ ВСЕГО ДАЛЯ, ЧТОБЫ УТОЧНИТЬ ЭТИМОЛОГИЮ ЭТОГО СЛОВА. [газетная статья]

МНОГОЗНАЧНОЕ МЕСТО

Оно многозначно, здесь и «много», и «прорыв берега реки», и «бездонная яма»… Но при чем здесь нефтяное месторождение? Что я раньше читал об истории эмбинской нефти? Что местные месторождения самые старые в Казахстане. Что нефть здесь легкая, маслянистая. Что в годы войны она без очистки заливалась в баки танков. Со всем этим знанием я, собкор «Казправды», и поехал впервые на берега Эмбы.

Летом 1978 года опубликовал заметку «Почему в прорыве «Прорва», обыграв в заголовке случившийся там прорыв и название группы месторождений. Для начала рассказал, что коллектив НГДУ «Прорванефть» имени 50-летия Казахской ССР в третьем году десятой пятилетки решил добыть 1 миллион 550 тысяч тонн черного золота. В том числе15 тысяч тонн сверх плана. Первую треть года заданный темп выдерживали, а потом показатели покатились вниз.

Среди главных причин снижения уровня добычи нефти, как мне рассказали, а я написал, был срыв срока ввода в эксплуатацию новых скважин – подвело управление буровых работ объединения «Эмбанефть». Да и качества их строительства было низким. Поэтому, к примеру, на месторождении Восточная Прорва 40 скважин из 91 работают лишь периодически – не хватает давления в пласте. На месторождении Западная Прорва не введен в строй нефтепровод длиной 10 километров до промбазы. Не начат монтаж деэмульсионной сепарационной установки. Плохо организована работа бригад подземного ремонта скважин, отчего падает их фондоотдача и так далее. То есть текст был перенасыщен такими примерами, объясняющими прорыв.

Но запомнилось мне другое. Я прилетел впервые на нефтепромыслы из города Шевченко (ныне Актау). Чистенького, ухоженного, с хорошим снабжением, прекрасными рабочими общежитиями, санчастью, Домом культуры… «Средмашевский» (было в те годы такое закрытое союзное министерство, работающее на «оборонку») богатый и солидный стиль. А здесь, на контрасте, бросилась в глаза бедность жизни нефтяников. Работа не только трудная, но и грязная, чего тут скрывать. Обед в замусоленном вагончике на газете прихваченным из дома «тормозком». Кругом замазученная земля, амбары с нефтью, металлический лом, нет дорог. Жилье – развалюхи, полупустые магазинчики, нечем заняться в свободное время… Плюс климат с его невыносимо жарким летом и буранными зимами в голой степи.

ЛЕТОМ 1978 ГОДА ОПУБЛИКОВАЛ ЗАМЕТКУ «ПОЧЕМУ В ПРОРЫВЕ «ПРОРВА», ОБЫГРАВ В ЗАГОЛОВКЕ СЛУЧИВШИЙСЯ ТАМ ПРОРЫВ И НАЗВАНИЕ ГРУППЫ МЕСТОРОЖДЕНИЙ.

 ХУДО И БЕДНО

Сейчас расхожая красивость – «черное золото» – употребляется реже. А тогда – через слово. Вот мне и подумалось: люди в тяжелейших условиях добывают нефть, и цена ей действительно золотая, а живут откровенно бедно. Ходят по «золоту» в драных сапогах, не имеют возможности умыться горячей водой, толком отдохнуть. Что задело: все привыкли к такой жизни, словно бы не замечали ее скудности. Намеревался написать и об этом. И сам себя остановил. Сработал внутренний редактор: мол, пиши об успехах в социалистическом соревновании и временных неувязках, которые под руководством парткома будут непременно преодолены.

И все же то первое впечатление не забылось. И окрепло, когда побывал в Доссоре, Макате, Кульсары, других поселках нефтяников. А пару лет спустя я уже на Мангышлаке познакомился и надолго подружился с Насипкали Марабаевым. Тогда он был начальником узеньского управления буровых работ. Я не раз брал у него интервью, когда его карьера продолжилась в самых разных высоких кабинетах в Шевченко и Алма-Ате. А тогда, при первой встрече, узнал, что выпускник Московского института нефти и газа им. Губкина в 1963 году, когда началась разработка прорвинских месторождений, поехал туда в числе первых, закладывал в степи поселок Саркамыс. В 25 лет Насипкали стал главным инженером конторы эксплуатационного бурения. В одном из разговоров с ним и всплыла эта тема.

Насипкали Марабаев.
Насипкали Марабаев.

– Насипкали Абугалиевич, ну почему так сложилось?

– Ты прав, притерпелись мы к такой жизни. Но и не скажешь ведь, что рукой махнули, худо-бедно что-то строили, вводили в эксплуатацию жилье, школы, детсады.

– Именно что худо и бедно…

– Как-то пробовал подсчитать: сколько в цене добытой нефти сидит затрат на заработную плату, ту же социалку. Получилось весьма мало. Мы с тобой сидим в Мангышлакском обкоме партии. Шевченко – один из городов, созданных Министерством среднего машиностроений СССР. Любимый город министра Славского. Зарплата работников Прикаспийского горно-металлургического комбината и других подразделений не в пример выше, чем у нефтяников. Так, наверное, исторически сложилось: денег на тех, кто, как говорится, кует атомный щит страны, никогда не жалели. А нефтянка, особенно старые месторождения, зачастую финансируется по остаточному принципу. Как шахтеры у нас издавна селятся вокруг шахт, так и нефтяники – прямо посреди месторождений. Оттого и быт такой, как бог на душу положит. А надо бы жить в устроенных городах, а к скважинам ездить или летать на вахту. Так что проблем в отрасли, ставшей основой экономики Казахстана, много.

МНОГО НЕФТИ НЕ БЫВАЕТ

Вспомнил об этом разговоре с одним из самых легендарных нефтяников страны много лет спустя, когда грянули так называемые жанаузенские события. Тогда на площади вышли промысловики, бурильщики, водители спецтранспорта с требованиями поднять зарплату, улучшить условия жизни.

Сегодня в составе ОАО «Эмбамунайгаз» шесть НГДУ, в том числе и «Прорванефть». Эксплуатируют они месторождения поздней и выбывающей обработки. Работа эта требует от нефтяников особого умения, изощренной технологии. Все это у них есть. Как есть и новый вахтовый поселок Каспий Самалы. Радуют глаз современные общежития с двухместными комнатами, большая столовая, спортзал, клуб, кабинеты врачей. Так что старой Эмбе еще не амба!

…Тогда, в конце семидесятых, я узнал местное происхождение слова «прорва». Якобы когда-то давно местные рыбаки продавали с причала рыбу повозками, такая была мера веса. По-казахски одна повозка – «бир арба». По созвучию «бир арба» превратилась в «прорву». Слововед Даль об этом ничего не говорил. Но версия имеет право на существование. Хотя мне больше по душе, очевидно, заложенная в этом слове мысль о том, что здесь в свое время было очень много нефти. Просто очень много. И сегодня ее хватает.

КСТАТИ

Согласно планам Министерства энергетики РК, в 2021 году объем добычи нефти в Казахстане составит 86 млн тонн. При этом Минэнерго будет ежемесячно пересматривать прогноз на текущий год в соответствии с соглашениями ОПЕК +.

В целом Казахстан выполняет все взятые на себя обязательства в срок. Так, в соответствии с обязательствами по сокращению добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ обязательства были выполнены на 111%.

Объем добычи нефти без учета конденсата в январе по республике составил 5,9 миллиона тонн.

-

Отметим, что на январском заседании ОПЕК + было принято решение разрешить Казахстану и России постепенно увеличивать добычу нефти в феврале и марте на 10 и 65 тысяч баррелей в сутки соответственно.

В результате общий объем добычи в Казахстане (без учета конденсата) возрастет с 1,417 миллиона баррелей в сутки в январе до 1,427 миллиона баррелей в сутки в феврале.

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество