55

Большое дерево начинается с ростка

Узбекали Джанибеков.
Узбекали Джанибеков. из газетных материалов

Человек, который держал в руках время

ОН НЕ ИЗ ТЕХ, О КОМ ГОВОРЯТ, ЧТО «РОДИЛСЯ С СЕРЕБРЯНОЙ ЛОЖКОЙ ВО РТУ». ОТЦА НЕ СТАЛО ЗА НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ДО РОЖДЕНИЯ УЗБЕКАЛИ. МАМА УШЛА ИЗ ЖИЗНИ, КОГДА ЕМУ, ЧЕРЕЗ ДЕСЯТИЛЕТИЯ СТАВШЕМУ ВЫДАЮЩИМСЯ КОМСОМОЛЬСКИМ, ПАРТИЙНЫМ И ГОСУДАРСТВЕННЫМ ДЕЯТЕЛЕМ КАЗАХСТАНА, БЫЛО ЛИШЬ ВОСЕМЬ ЛЕТ. [газетная статья]

Узбекали Джанибеков никогда не видел старшего брата, погибшего на войне. Оставшись без близких, он с малолетства поймёт – жизнь надо выстраивать и отвечать за неё самому. Удивительным пророчеством оказались мамины слова. Маленький Узбекали как-то пожаловался, что ему не досталось одёжки от родственника, на что мама сказала: наступит такое время, когда ты сам будешь с другими щедро делиться добром.

Об этом вспоминает Азель Жанибек-Шарипова, внучка Узбекали Джанибекова, 90-летний юбилей которого совпал с 30-летием казахстанской независимости. Впрочем, и у Узбекали Джанибековича независимость была одной из выразительных и безусловных черт личности, где бы он не трудился, какой бы руководящий пост не занимал. Она проявилась со всей полнотой и очевидностью, когда Узбекали Джанибеков, занимавший в 80-е годы посты министра культуры и секретаря ЦК Компартии Казахстана, смог возродить празднование Наурыза в Казахстане.

СМЕЛОСТЬ ГОРОДА БЕРЁТ

Джанибеков стал первым человеком в стране, в полный голос заявившим, что этот праздник по-настоящему народный, идущий из глубины веков и не имеющий отношения к религиозным обрядам, чего в ту пору так опасалось партийное и государственное руководство. Впервые возрожденный весенний праздник в Казахстане отметили в 1988 году – ярко, с шествием по Алма-Ате, тогдашней казахстанской столице, с театрализованными представлениями на главной площади, с угощением сладостями и кумысом, а следом Наурыз победно зашагал по всем регионам Казахстана. Это событие и для соседних советских республик послужило позитивным примером того, что смелость и гражданская позиция даже одного человека могут многое перевернуть в жизни людей.

Азель была в ту пору совсем ребёнком, но отчётливо помнит, как Наурыз начинался у них дома. Ведь это самое главное, когда событие проходит через сердца близких людей, тогда оно не станет мероприятием для «галочки». Ата собирал семью и пунктуально вводил домочадцев в курс предстоящего события. Обе келин, невестки, посвящались в особенности праздничного дастархана и нарядов. Внучке Узбекали Джанибекович собственноручно сшил платье и жилетик, украсив обновки национальным узором с тюльпанами. В орнаментах он разбирался досконально, знал их тысячи, на уровне этнографа прочитывая детали. Это было результатом многочисленных поездок в отдалённые аулы, знакомства с самобытными талантливыми мастерицами, передававшими свои знания и умения следующим поколениям.

Возрождение истории и традиций родного народа стало одним из важных аспектов в его партийной работе. В пору идеологического единообразия это было совсем нелегко. В 70-е годы стараниями Джанибекова в Аркалыке был создан музей Амангельды Иманова, борца за установление советской власти в Казахстане. Будучи секретарём Тургайского обкома компартии, Узбекали начал поднимать этот трудный во всех отношениях регион, взяв за основу развития культуру и искусство. При нём в полную силу развернулась деятельность областного театра, куда партийный секретарь привёз молодых актёров. Ни одна премьера, а зачастую и генеральные репетиции не обходились без его присутствия. О том, как Джанибеков и театральный коллектив приросли друг к другу, есть одно выразительное свидетельство. Когда Узбекали уезжал на новое место работы, актёры, выстроившись в ряд, провожали его со слезами на глазах. В доме до сих пор сохранилась большая ваза с его портретом и надписью от благодарных тургайцев. Ведь это благодаря усилиям и энергичному нажиму Узбекали Джанибековича на центральное руководство Аркалык, впоследствии областной центр, стал Всесоюзной ударной комсомольской стройкой, куда съезжалась молодёжь со всей советской страны.

Целая история, как он возвращал в Казахстан из Эрмитажа тай-казан. Через полвека переговоров на разных уровнях эта национальная святыня обрела наконец своё законное место в мавзолее Ходжы Ахмеда Яссави в сентябре 1989 года. Большие реставрационные работы в мавзолее также находились под личным контролем министра культуры Джанибекова. Азель помнит, как у них дома лежали горы плиток, а дед вместе с художниками реставраторами прикидывал, какая краска больше подойдёт, чтобы не отличалась от первоначального покрытия. Можно себе представить, как он был бы счастлив сегодня, видя развитие его малой родины, Туркестана, коренным образом преобразившегося, ставшего центром культурного туризма. Это было его заветной мечтой и назиданием потомкам.

С внучкой Азель.
С внучкой Азель.

ДЕЛО ВМЕСТО ПОЛИТЕСА

Человек с независимым характером, как правило, неудобен для окружающих. Но Узбекали Джанибеков меньше всего беспокоился о том, какое впечатление произведёт на окружающих. Главное – дело. Всё, чему он служил в своей недолгой жизни, уйдя из нее на 67-м году, забирало время без остатка. Он даже отдыхал, по воспоминаниям родных и сослуживцев, деятельно. И при этом – с радостью. Предпочитал после работы поехать на концерт в филармонию или отправиться за город, взяв с собой кого-нибудь из помощников. Те радостно предвкушали полноценный релакс на природе. Но не тут-то было! Водитель подруливал к музейному комплексу Джамбула, который тогда только готовился к открытию. Узбекали Джанибекович искренне любил и высоко ценил народного акына, поэтому сбросив пиджак и облачившись в рабочий халат, принимался расставлять по местам экспонаты или даже красить стены.

Иногда дело доходило буквально до скандала из-за того, что он не признавал политеса в принципиальных ситуациях. Например, однажды прошелся кувалдой по картине одного известного художника-монументалиста, который вольно обошёлся с изображением национальных казахских узоров, исказив их. Или категорически не разрешал проводить разные реконструкции вокруг мавзолея Ходжи Ахмеда Яссави, памятуя о множественных здешних захоронениях.

Пройдут годы, и перед уходом из жизни Узбекали Джанибекович завещает похоронить его на кладбище рядом с мавзолеем Арыстан-Баб – по преданию, сподвижника пророка Мухаммеда и первого учителя Ходжи Ахмеда Яссави. У кого-то потом повернется язык заподозрить его в непомерной гордыне, но всё объяснялось одним обстоятельством – там была могила матери.

Благодаря исключительной щепетильности и не желая стать объектом ложных предположений, он поедет защищать кандидатскую диссертацию по теме «Проблемы традиционного искусства казахов в историко-этнографическом аспекте» в Новосибирском институте археологии и этнографии. Уровень работы оказался таким, что российские учёные мужи сошлись во мнении присвоить соискателю докторскую степень. Однако Джанибеков не согласится – такой характер…

ТЁПЛЫЙ ДОМ, НАДЁЖНЫЙ КРОВ…

Но и семья очень много значила в его жизни. Любимая супруга Халихан, которая переживёт мужа на двадцать с лишним лет, два сына, дочь, внуки… Когда дед скончался, Азели было двенадцать лет. Но для нее он навсегда остался рядом. «Ещё бы, - говорит, - я ведь росла у него на коленях». Родители были молодыми, учились, работали. А уж как трудился он… и всё равно этот нежный росток, девочка, была ясным солнышком и его большой надеждой. Очень хотел, чтобы Азель научилась играть на домбре, перед которой он преклонялся. Добыл у какого-то уникального мастера инструмент, сотворённый из ценного сорта дерева. Был сильно разочарован, поняв, что домбра и Азель напрасно мучают друг друга.

Они часами гуляли по Алма-Ате, и это время было для обоих благословенным. Оно осталось в памяти давно уже самостоятельной взрослой женщины, успешно проявившей себя в журналистике, вспышками радости и откровений. Ата никогда не поучал, просто рассказывал истории из жизни, западавшие в сознание и формирующие убеждения. Это благодаря деду казахский язык стал частью её души, а не просто освоенной лексикой.

Ощутив близость ухода, Узбекали Джанибекович твёрдо распорядится, чтобы Азель унаследовала право распоряжаться его архивом, оформив свою волю надлежащим образом. От него останется огромный фонд, на ту пору второй по количеству материалов - после научного наследия академика Каныша Сатпаева. Узбекали Джанибекович до последних часов жизни не остановит работу над рукописями. Уже не в силах держать перо, будет диктовать сыну Баурджану.

С первым космонавтом земли.
С первым космонавтом земли. 

Возможно, когда подрастёт младший брат Азель Алижан, желанный внук Узбекали Джанибековича, родившийся через много лет после кончины деда, то архивом с полным основанием займётся он. Эти материалы по-прежнему востребованы, время их не просто пощадило, но и ярче высветило актуальность и современность взглядов человека, для которого любовь к отечеству, подлинная, деятельная, забота о нём составляли цель и смысл всей жизни.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых