Примерное время чтения: 8 минут
150

Без предлога

О русских с казахстанским паспортом

НА ДНЯХ РЕШИЛ В ОЧЕРЕДНОЙ РАЗ ПОЧИСТИТЬ КОМПЬЮТЕР. НАШЁЛ ЗАПИСКУ НА ИМЯ СЕРГЕЯ ТЕРЕЩЕНКО, ДАТИРОВАННУЮ АПРЕЛЕМ 2003 ГОДА. ЭКС-ПРЕМЬЕР БЫЛ ТОГДА РУКОВОДИТЕЛЕМ АССОЦИАЦИИ РУССКИХ, СЛАВЯНСКИХ И КАЗАЧЬИХ ОРГАНИЗАЦИЙ КАЗАХСТАНА (АРСК). ПРИГЛАСИЛ МЕНЯ ПОУЧАСТВОВАТЬ В ЕЁ РАБОТЕ. В ЧАСТНОСТИ, ПОПРОСИЛ НАПИСАТЬ «ПОСИЛЬНЫЕ СООБРАЖЕНИЯ» О ПОЛОЖЕНИИ И САМОЧУВСТВИИ РУССКИХ ЛЮДЕЙ В КАЗАХСТАНЕ. ЧТО В ЭТОМ СМЫСЛЕ МОЖЕТ И ДОЛЖНА ДЕЛАТЬ АССОЦИАЦИЯ. [газетная статья]

Многое из того, что я писал, тогда устарело, как и имена фигурантов современников. Но главный посыл сохранился. Поэтому я решил предложить эту записку к публикации как есть, без правки. С сегодняшними добавлениями и комментариями.

ТЕПЕРЬ – ДИАСПОРА?

Итак, вот что я «посильно сообразил»: «Очевидно, что любое заметное улучшение, совершенствование структурирования (оно же консолидация, объединение) русских Казахстана вызовет настороженное внимание власти, критику со стороны казахских националистических кругов. Фантомный это страх, зряшный ли, но он есть. Достаточно вспомнить, что на протяжении последних десяти лет любые попытки русских казахстанцев объединиться, мягко говоря, не приветствовались. Хотя и, справедливости ради, надо сказать, что были они зачастую не совсем корректными, порой незаконными (эксплуатировали крайне опасную тему сепаратизма, например), в лидеры выходили фигуры одиозные, чрезмерно заостренные, крикливые, истеричные, не готовые к компромиссам, к работе в правовом поле.

Как откорректировало ситуацию время? И жизнь в целом полегчала против нестерпимой кризисной поры. И многие русские в Россию выехали, как правило, народ самый деятельный, активный. Диаспора (вот и прозвучало это слово!) русских теперь уже и количественно, да и качественно не та. Без обид будет сказано. И конформизма хватает. Хотя на «кухонном» уровне не изжитый великодержавный шовинизм аукается – в быту, стычках, досужих разговорах. Есть, есть и национальный дискомфорт (а куда денешься, надо пододвинуться, ущемленные прежде в той самой «семье народов» интересы казахов уважать). И пугают явные перегибы: ну почему полицейские патрули на улицах городов сплошь из джигитов?

НЕ СТАРШИЕ БРАТЬЯ

Но, объективно говоря, мало-помалу притерпелись, свыклись с тем, что мы уже не «старшие братья», как было в СССР, учимся идентифицировать себя казахстанцами, все больше проявлений нового патриотизма. Появился интерес к изучению казахского языка.

Национальное структурирование (объединение, консолидация) русских, поддержанное АНК, возможно только в формах, лояльных власти и в рамках закона. Это понятно. Для чего объединяться? Какие интересы защищать? Культурные, этнические? Праздники праздновать, песни под гармошку петь, хороводы хороводить, храмы РПЦ поддерживать… Это можно, это не будет возбраняться, не будет изжоги и аллергии у власти. А если интересы политические, экономические, языковые? Для этого, в том числе установление связей с российскими структурами, опора на помощь «метрополии» (немцы-то опираются). Как все это балансировать, в каких формах русским структурам работать, чтобы не навлечь на себя обвинений разного рода? Или не будить лиха, пока оно тихо?

Вот вопросы, без положительного ответа, на которые полнокровной, не декоративной «лиги наций» Казахстана не создать.

Но вернемся к русским. Их здоровое национальное самочувствие, удовлетворение потребностей, снятие фобий – необходимейшее, на мой взгляд, условие нормального развития Казахстана. Иначе еще большее число навострит лыжи на север, останется вовсе социальный балласт: пенсионеры и маргиналы (которые даже на роль «синих воротничков» и «мокрых спин» малопригодны). Уезжающих заменят, но – все пришлые от других соседей… Ведь огромную территорию необходимо элементарно обрабатывать, содержать.

Если это (оставшиеся русские нужны) стало твердым убеждением власти, если это не декларация, не предлог, чтобы убедить остаться, не расшатывать лодку и прочее, то для формального объединения (структурирования) русских, их самоуважения нужна идея, платформа. На мой взгляд, она в том, чтобы снять предлог «в» во фразе «Русские в Казахстане». Здесь живут русские Казахстана. Это – другие русские, они от российских русских отличаются. (По моему убеждению, часто в лучшую сторону, но это – за кадром). Они хранители чистого русского языка. Они мастеровиты, умны, талантливы, они не спились, они прониклись казахстанской историей, особенно новой, выработали свой менталитет. Они, как казахи, один к одному, ценят гостя, друга, уважают старших… Своеобразный четвертый жуз.

ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ

Вот эти особая стать, характер, традиции, дух русских Казахстана должны, на мой взгляд, везде отмечаться и подчеркиваться. Если Н. А. раз-другой громко скажет, что он гордится своими русскими согражданами, это сделает для самочувствия русской диаспоры Казахстана очень многое. Пока же диаспора рассыпана. Объединить ее может именно гордость своей особенностью, оцененным вкладом в историю и сегодняшний день родной республики.

Имен и событий, которыми может эта гордость питаться, множество. К примеру (из истории), губернатор Семиреченской области Герасим Колпаковский, чьи заслуги в обустройстве Жетысу не оспорит никто, даже самый ярый казахский националист. Причем он ведь был не только администратором, но и полководцем – под командованием генерала Колпаковского русские воины вместе с казахами разбили войска незваных пришельцев в знаменитой узунагашской битве. Или граф Василий Перовский, это он освободил из-под царской стражи Курмангазы, он, покорив Хиву, в 1853 году подарил Казахстану Ак-Мечеть (Кзыл-Орду). Можно вспомнить и заслуги видного ученого-географа генерала Григорьева, плодотворно изучавшего Приаралье. Если бы именами этих людей (да, царских генералов, но светлых личностей!) были названы улицы в Алма-Ате, Кзыл-Орде и Аральске, для объединительного патриотического чувства русских Казахстана это был бы мощный толчок.

Или взять более близкую историю. Через год будет 50 лет начала подъема целинных земель. Эта эпопея вывела Казахстан в разряд зерновых держав. Вот бы и отдать должное русским людям, научившим страну выращивать большой хлеб – в лице сегодня живущих в Казахстане первоцелинников (имен и в этой номинации много). Вообще, полувековой юбилей целины – это отдельная песня, запевалой здесь может выступить АНК, решая, в том числе, свои «кровные» задачи: ведь это большое дело делалось усилиями многих народов.

Или еще вопросы. Почему среди лауреатов множества самых разных республиканских премий нет русских имен? Не верю, что нет достойных. Я бы учредил премию имени Дмитрия Федоровича Снегина (вот уж был образец казахстанского русского!), сделал ее весьма престижной. И заслуги самого этого человека, недавно ушедшего от нас, от имени государства гораздо громче оценил и озвучил. Далее. Нарушено пропорциональное представительство русских в структурах власти. Надо выправлять, а имеющихся – приподнимать (тех же А. Павлова, С. Кулагина). Приподнимать, «светить» бизнесменов, ученых, спортсменов, представителей Русской православной церкви, чтобы была у русских Казахстана элита, вокруг которой диаспора и консолидируется. Не будет этого – русские останутся апатридами, самым вялым, безучастным (а то и протестным) электоральным болотом.

Короче говоря, нужно добиться того, чтобы русские чувствовали, знали, слышали, видели, что их взнос в общереспубликанскую копилку не копеечный, а весомый, достойно оцененный. Что они пригодились там, где родились, – в Казахстане. Что они гордятся казахстанскими государственными наградами, признанием их заслуг, собственным вкладом в строительство нового государства и т. д.

Далее. Организация всех аспектов жизни и деятельности русской диаспоры нуждается в более грамотном и эффективном менеджменте. Нужно уточнить базу данных: имена, инфраструктура, наработки, предложения, проекты. Есть ли в Казахстане ученый, пашущий эту тему («Русские Казахстана»)?

Здесь я семнадцать лет назад поставил точку. Сергей Александрович, прочитав, сказал, что «есть дельные мысли». Не знаю, пригодились ли они ему в работе по руководству ассоциацией и Ассамблеей народов Казахстана. Я скоро к ней охладел.

БIЗ ОРЫСТАРМЫЗ

Время, повторю, откорректировало многое. И прежде всего мою былую наивность, хорошо видную из сегодняшнего дня. Главное же заключается в том, что русских в республике осталось всего около трех миллионов. Казахское население выросло до 70 процентов.

В 2007 году наш известный журналист и литератор Любовь Шашкова собрала книгу очерков «Русские Казахстана». Заказало книгу Посольство Российской Федерации и предлагало назвать ее традиционно «Русские в Казахстане». Мы с Любовью Григорьевной обсуждали этот проект и договорились, что союз «в» из названия будет убран. Среди ее героев всем известные славные имена. Из века девятнадцатого и двадцатого, наши современники. Управленцы, герои войны, писатели, артисты, архитекторы, спортсмены, врачи, педагоги, земледельцы… Словом, те, кто в истории Казахстана оставил заметный след. Увы, вторую такую книгу уже не собрать и не издать.

И в качестве резюме еще раз про «четвертый жуз». Он делится на русских, живущих (возможно, пока) в Казахстане, и русских Казахстана, которые с этой землей сроднились во многих поколениях и навсегда. Только вопрос: ассимилируются они, растворятся или сохранят свою самобытность?

 Григорий ДИЛЬДЯЕВ. Фото AP Photo / Mikhial Metzel

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых