Примерное время чтения: 7 минут
44

В шаге от катастрофы

Сегодня можно без преувеличения говорить о том, что в январе прошлого года Касым-Жомарт Токаев удержал страну от скатывания в гражданскую войну, куда её толкали зарубежные политические силы, для которых эта цель продолжает стоять на глобальном уровне. Их и имел в виду президент, когда говорил об иностранном следе в январских событиях [газетная статья].

У НИХ НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ

В том, что прямое или косвенное участие иностранных спецслужб во всем этом было, уже давно нет никаких сомнений, о чём, как мы уже сказали, неоднократно говорил сам глава государства. Предпосылкой к этому является геополитическое противостояние между российско-китайским неформальным союзом с одной стороны и коллективным Западом с другой, чего упорно не замечают казахстанские СМИ. К тому же дестабилизация Казахстана могла стать довольно мощным козырем в руках президента США Джо Байдена на прошедших в конце января прошлого года переговорах с президентом России Владимиром Путиным. К счастью, обошлось. Токаев не бросил страну в трудный час и не покинул её. А ведь ему, по его собственному признанию, предлагали это сделать.

Казахстан, разумеется, не в той весовой категории, чтобы претендовать на самостоятельную роль в глобальной политике. Однако он обладает особенностями, весьма привлекательными для политических тяжеловесов.

Ввод миротворческого контингента ОДКБ, предопределивший результат тех событий в Казахстане, вызвал когнитивный диссонанс в мозгах представителей национал-патриотических кругов. Ясно осознавая, что эта мера фактически спасла Казахстан от гражданской войны и, возможно, от потери государственности, они, тем не менее, категорически не желают это признавать. Хотя в глубине души для себя однозначно это сделали.

Таким образом, Казахстан оказался втянут в гибридную войну. Против него, конечно же, никто не воюет (хотя кто его знает?), но его пытаются использовать. Это очевидно.

Подтверждением тому может служить медийная волна со стороны западных СМИ, поднятая после известных событий. Наверное, каждый заметил, что с их стороны нет ни капли переживаний и сочувствия по поводу того, что пришлось испытать республике в кровавые дни января 2022 года. Вместо моральной поддержки, напротив, сплошные обвинения в жестоком подавлении «мирных» протестов, в неадекватном применении оружия и неоправданном обращении за помощью в ОДКБ.

В одном из своих интервью телеканалу «Хабар 24», записанному по следам событий, президент Токаев дал понять, что иностранное участие в казахстанских событиях начала января не ограничивается завезенными извне боевиками. Что существуют силы, которые ими активно управляют, а сами при этом находятся «за кадром».

«Мы находимся в условиях геополитического противостояния», – сказал президент, имея в виду происходящие в мире процессы, в которые из-за своего геостратегического положения оказалась втянутой наша республика.

ВРАЖЬИ ПОСОБНИКИ

Кто на самом деле дергал за ниточки, пытаясь осуществить в Казахстане переворот, стало очевидным после публикаций на эту тему в западной прессе. Весь её контент не прямо, но косвенно говорил о том, что вся заваруха была затеяна, с тем чтобы сменить в нашей стране власть, дабы прогнуть ее под себя. При этом хаос, устроенный в самом центре Евразии, также устроил бы кукловодов.

Однако, к великому их сожалению, провернуть задуманное не удалось. А рычагов воздействия на Казахстан после ухода с политической арены прежней власти у Запада осталось существенно меньше.

В отличие от некоторых других, Токаев не слывет человеком, держащим миллиарды в заграничных банках, имеющим за рубежом дворцы, виллы, яхты и прочие подобные «достоинства». Соответственно, шантажировать угрозами ареста имущества и счетов ни его самого, ни его ближайших родственников невозможно.

Таким образом, единственным методом против него, не имеющего такой «ахиллесовой пяты», остается информационное и политическое давление, которое заметно усилилось сразу же после январских событий.

Вспомните прошедший в Алматы прошлой зимой несанкционированный митинг в память о погибших во время массовых беспорядков. Организатором этой акции выступил вдруг воспрянувший из политического небытия Булат Абилов, которого почти десять лет было не видно и не слышно. Тогда он посчитал, что поймал свой момент.

Фото: из газетных материалов

Как и следовало ожидать, в числе главных ораторов митинга также оказался частый гость посольства США в Казахстане

«профессиональный революционер» Жанболат Мамай. А освещали акцию представители так называемых «независимых СМИ», финансируемых из-за рубежа, и известные блогеры, живущие на иностранные гранты. Все это ясно показывает, откуда дует ветер.

Террористическую атаку на крупнейший город страны Мамай в присущей своим заокеанским хозяевам манере переворачивать все с ног на голову преподнес в виде народно-освободительной борьбы. В его пафосных речах о невинно убиенных «мирных протестующих», разумеется, не прозвучало ни слова о погромах и мародерстве. Словно не было разграбленных торговых центров и банков, уничтоженных офисов телекомпаний, сожженного акимата и расположенных рядом с центральной городской площадью объектов бизнеса, других учреждений, пострадавших от рук «протестунов», а также избитых и убитых правоохранителей. Словно не было и двухсуточного вооруженного штурма здания городского департамента полиции, захвата и разграбления алматинского аэропорта, ну и так далее.

Всю свою словесную диарею Мамай направил в адрес действующего президента, называя его тираном, диктатором и прочими популярными в либеральном мире определениями. Сравнивал с руководителями «кровавого советского режима». В общем, всё по разработанной звездно-полосатыми хозяевами методичке.

Однако президент к такому развитию событий оказался готов. Об этом можно судить по его довольно смелому поведению по отношению к Западу. В одном из интервью он отчетливо указал западным политическим кругам, что не позволит им лезть в дела Казахстана со своей заезженной песней «о мирных протестующих».

ВРЕМЯ ДВИГАТЬСЯ ВПЕРЕД

А после этого он начал действовать. На состоявшемся внеочередном съезде партии «Нур Отан» Токаев, избравшись на должность ее председателя, заявил, что до конца 2022 года покинет этот пост. Такое решение он объяснил тем, что глава государства должен одинаково дистанцироваться от всех политических партий в стране.

У многих тогда возник вопрос: а зачем же он тогда принял предложение возглавить «Нур Отан»? Ответ на него прозвучал в его благодарственной речи. Токаев сказал, что его решение продиктовано «готовностью приступить к работе по трансформации партии». А трансформировать ее, как можно понять, нельзя, не сменив руководителя. Что он, собственно, и сделал.

Но ведь можно было заменить его кем-то другим, скажет кто-то из читателей. Байбеком, например, который является заместителем председателя «Нур Отан». Теоретически можно. Но это означает оставить все как есть. Поскольку Байбек – это продукт «старого Казахстана».

Токаев же дал понять, что намерен сперва в корне изменить партийную концепцию. И возможно, даже весь руководящий состав. А затем уступить место кандидату, гораздо более достойному, чем Байбек или кто-то еще из былой плеяды.

То, что сегодня страна продолжает мирно развиваться, можно отнести к главной заслуге Касым-Жомарта Токаева на сегодняшний день. Всё остальное – дело наживное. Ведь у него еще впереди практически весь семилетний президентский срок.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых