30

Слово тоже есть дело

Как стратегический документ не превратить в политический ритуал

ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ ТОЖЕ РЕШИЛИ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ОБСУЖДЕНИИ ПОСЛАНИЯ ПРЕЗИДЕНТА ТОКАЕВА НАРОДУ КАЗАХСТАНА. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Когда слушаешь или читаешь такие ежегодные послания, посещают довольно смешанные чувства. Ну, прежде всего, я ни в какой, скажем, развитой стране из пресловутой топовой тридцатки, в которую нам прочат попадание, ничего подобного не знаю. Не выступают там главы государств перед парламентами с изложением стратегических направлений развития. Нет, это, конечно, не значит, что во всем нам нужно кому-то подражать, ну не выступают и не выступают. А почему бы нам не сохранить такое, тем более что оно стало нашей своеобразной политической традицией? Вот выступил наш президент, и везде началась, как ныне говорят, хоть какая-то «движуха», все обсуждают, что он сказал. Как в прежние времена – на страницах газет и в телеэфире собираются политологи, журналисты, бизнесмены, и каждый говорит о том, что ему оказалось в послании ближе или дальше. Даром что в трудовых коллективах теперь не устраиваются собрания под лозунгом «Поставленные в послании цели и задачи воплотим в жизнь своим ударным трудом!». Но есть нюансы. В каких-то щелях еще сидят критики – записные. И каждый год выискивают, как они считают, несуразицу, несостыковки, недоговорки и прочие спорные места в тексте главы государства, и изгаляются, указывают на то, что они, критики, и раньше, мол, говорили: ничегошеньки у вас не выйдет! И как опять же, считают эти желчные люди, не выходит-таки. Ведь сам президент сказал: управление по-прежнему неэффективно, чиновники саботируют и некомпетентны, экономика как была сырьевой, так и осталась, буквально по всем направлениям нашей жизни проблемы, проблемы, проблемы. Причем системные. Ну что тут возразить всем этим противным и вечно все мне довольным ворчунам, как ты полагаешь?

Виктор ВЕРК: Послание – это всего лишь политический ритуал, ты же понимаешь…Но Токаеву надо отдать должное: он достаточно последователен. И при этом не забывает ставить новые задачи, прекрасно понимая: выполнены они будут в лучшем случае на треть. А «ворчуны», о которых ты говоришь, были и будут всегда, тем более что послание – документ не конкретно-предметный, а программно-директивный: исполнителям просто указывается направление, куда их послали. А мы по застарелой привычке ждём конкретики, совершенно в этом жанре не уместной. Вот сейчас главный раздаст всем сёстрам по серьгам, поднимет виновников провалов, объявит о новых назначениях… Власть такая штука, что если ты попал в обойму, то выпасть из неё надо очень постараться. Вот президент пару раз ругнул акимов, не называя, естественно, имён. Но сведущие люди прекрасно понимают, о ком это он и в чём их прокол. Они, чиновники, чутко улавливают такие сигналы, у них на это уши заточены. И реформы они понимают так же: «ни к чему эти реформы приведут», а «сколько выделят на них из бюджета и как скоро получится эти деньги освоить». А президент в свою очередь даёт понять, что не просто раздает ассигнования, а осуществляет некий стратегический замысел. Тут ещё записные хвалители льют елей: вот, мол, наконец-то вспомнил Ноль Первый о том-то и том-то, начинают сравнивать с предыдущими посланиями. А как сравнивать, если тот год (в данном случае ковидный) актуализировал совсем другие задачи, чем наступающий, который, как мы все надеемся, будет нацелен уже не только на сохранение и спасение, но и на развитие? Все равно что сравнивать карету скорой помощи и гоночный болид! Так что ты прав: послание – архаичный жанр, он актуален разве что для Швейцарии, где президента выбирают на один год. У нас Токаев пришёл минимум на пятилетку, со своей (довольно свежей, кстати) предвыборной программой, вот пускай и отчитается в 2024-м о том, что сделано, а что провалено. А у нас эти ежегодные послания и отчёты акимов с министрами перед заранее «отфильтрованным» населением по большому счёту давно превратились в формальность, в ритуал. Вот почему я не вижу смысла сравнивать послания и делать на этой основе какие-то глубокомысленные выводы. Могу сказать только одно: на сей раз Касым-Жомарт Кемелевич «рискнул» озвучить взрывоопасную тему про «мирный атом», что, намой взгляд, свидетельствует о давно принятом решении строить АЭС. Причем принято оно было не только в Нур-Султане, но и в Москве – возможно, после консультаций с Пекином. Очевидно же, что затевать ради этого всенародный референдум хлопотно, да и рискованно: общество насквозь поражено радиофобией, а сейчас не те времена, чтобы открыто подтасовывать результат плебисцита. Другое дело – сказать об этом перед парламентом, оглашая послание: поставил задачу «изучить вопрос», и вроде как репутационного риска никакого…

С. К.: Если говорить о задачах, поставленных в послании и этого, и прошлого года, то тут важно прежде всего отметить, что президент постоянно подчеркивает свою последовательность и поэтапное продвижение к намеченным целям. К примеру, в отношении госуправления. В прошлом году было сказано: «Поручаю ускорить сроки сокращения госаппарата и работников квазигоссектора. В этом году следует сократить их на 10%, а в следующем году – ещё на 15%. Таким образом, задачу сокращения чиновников на 25% мы решим уже в 2021 году». В нынешнем послании сказано: «Приняты конкретные меры для оптимизации квазигосударственного сектора. Завершено объединение холдингов «Байтерек» и «КазАгро». В два раза сокращены портфельные компании, в полтора раза – их штатная численность». А вот о сокращении госаппарата что-то ничего нет. Не самый краеугольный вопрос, согласен, но весьма интересный, свидетельствующий о том, насколько одни наши властные институты способны влиять на другие…

В. В.: Оптимизация, сокращение, компактный госаппарат – это же не цели, а средства достижения подлинных целей! Ау нас эти тактические шаги подаются как стратегическое целеполагание. Потому и задачи эти кочуют из послания в послание, создавая иллюзию безостановочного движения вперед. А тем, для кого этот жанр якобы и придуман, не до того – им выживать надо! В итоге народ в соцсетях ворчит: прослушали, мол, президентскую речь депутаты с чиновниками, прикинули, сколько бабла получат на «реализацию поставленных задач», а теперь ещё кинутся разъяснять нам (опять же за деньги налогоплательщиков), куда и зачем нас послали…

С. К.: Но вот, на мой взгляд, что интересно: с каждым посланием острота вопросов выживания нашей страны на фоне происходящего в мире становится всё более очевидной. В этом году Касым-Жомарт Кемелевич, к примеру, гораздо больше места уделил сельскому хозяйству и водным проблемам. По вполне понятным причинам: продовольственное снабжение Казахстана показало всю свою порочность, не побоюсь этого слова. Страна, обладающая столь значительными возможностями для развития своего агрокомплекса, до сих пор зависима от ввоза очень многих продуктов питания. В 2020 году президент говорил: «Наши основные задачи – самообеспечение социально значимыми продовольственными товарами; стабильное повышение доходов миллионов сельских жителей; повышение производительности труда в два с половиной раза; увеличение экспорта продукции АПК в два раза». Оно где? А вон где: «…В нашей аграрной политике наблюдается непоследовательность. Со сменой министров меняется и политика. В таких условиях фермерам сложно планировать работу на перспективу. Нужно выработать единую генеральную линию. В соответствии с ней требуется пересмотреть и стабилизировать механизмы субсидирования». Это уже сказано сейчас. И ещё: «Около 90% технологий, используемых в агропромышленном комплексе, окончательно устарели и нуждаются в модернизации». Это тоже президент отметил в этом году. Нет, я не цепляюсь за детали и не хочу вычленить что-то обязательно негативное. Просто констатирую: сказано-то верно, а вот делается как-то неверно. Или вовсе ничего не делается.

В. В.: Вот ты опять уходишь в детали, в частности… А я говорю немного о другом: нельзя путать тактику со стратегией. А послание – попытка превратить кошку в льва, рубя ей хвост частями. Пока ты годами провозглашаешь с президентского «амвона» задачи, которые по большому счету нужно решать в «кельях» министерств, не вынося их на публику, твоя «паства», к которой ты вроде бы обращаешься, рискует вовсе разочароваться в божьем промысле…

С. К.: Ну почему же в детали? А выживание страны на фоне того, что вокруг все погружается в какой-то морок, это разве детали? Обеспечение продовольственной безопасности – тоже детали? Задачи, стоящие перед страной и о которых говорит президент, становятся все более животрепещущими, то есть опасная зона, как бы подчеркивает: он, все ближе. К примеру, проблема водоснабжения – одна из самых острых и больных. В прошлом своём послании президент констатировал: «Серьёзным барьером остаются технологически устаревшие системы орошения. Потери воды достигают 40%. Для вододефицитного Казахстана такие показатели недопустимы. Нужно обеспечить нормативно-правовое регулирование данной сферы, а также разработать экономические стимулы для внедрения современных технологий и инноваций». А вот что сказано в этом году: «К 2030 году нехватка воды в мире может достигнуть 40%. Поэтому нам необходимо повысить водосбережение с помощью новейших технологий и цифровизации. Это стратегическая задача, другого пути предотвращения водного дефицита нет». Без водички, извини, и никакие стратегические цели развития невозможны. Так сказать, суровая проза бытия. Но вот, повторяю, исполнение… Если резюмировать, то мало сказать «задачи поставлены, цели определены, за работу, товарищи!». Нет, мы, конечно, президента услышали. Как и в прошлом году, и в позапрошлом… Мы вообще очень внимательные и понимающие слушатели. Наверное, работа такая…

В. В.: Президента услышали все. Мы каждый год его слышим. И то, что мы слышим, всякий раз порождает робкие надежды всё услышанное вскоре увидеть, что называется, воплоти. Вот и после послания-2021 остаётся только надеяться и верить. Даже интрига некая появляется: что же нам пообещают на следующий год? Согласись, приятно осознавать, что надежда умирает последней...

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых