233

Сила права, а не право силы

Канат Мусин: «Судья перестаёт быть просто созерцателем»

ЕЩЕ В АПРЕЛЕ ПРЕЗИДЕНТ КАСЫМ-ЖОМАРТ ТОКАЕВ ПОРУЧИЛ ДО КОНЦА ГОДА ЗАВЕРШИТЬ РЕФОРМИРОВАНИЕ СУДЕБНОЙ СИСТЕМЫ. ЧТО УСПЕЛИ ПОМЕНЯТЬ, А КАКИЕ ИЗМЕНЕНИЯ В НАШЕМ ПРАВОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЕЩЁ ВПЕРЕДИ? А ГЛАВНОЕ, КАК ВСЕ ЭТИ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ СКАЖУТСЯ НА ПРОСТЫХ КАЗАХСТАНЦАХ? [газетная статья]

На самые острые юридические вопросы в эфире программы канала «Хабар» обстоятельно ответил председатель судебной коллегии по административным делам Верховного суда РК Канат Мусин в программе «Национальный интерес». А задавал тон весьма оживлённой беседы бессменный ведущий программы, председатель правления АО «Агентство «Хабар», известный казахстанский журналист Ерлан Бекхожин.

ПЕРЕЗАГРУЗКА СИСТЕМЫ

Ерлан БЕКХОЖИН: Президент страны говорил о необходимости реформирования судебной системы. Я так понимаю, если система нуждается в изменениях, значит, она плохо работает? Или напротив – суды меняются под запросы граждан в новых реалиях? Я просто хочу понять, что эта реформа даёт обычным казахстанцам?

Канат МУСИН: Суды, как и любой здоровый организм, развиваются. Вместе с развитием общества. На заре независимости, когда многие споры решались на уровне межличностном, скажем так, «на уровне физических сил», постепенно люди начали приходить за решением своих проблем в суды. Росло количество споров, росла цивилизованность подходов и увеличилось количество судей. И очень хорошо, что постепенно все разрешения споров перешли в суды. Настало время, когда в суд стали приходить со всеми проблемами. Это хорошо, что общество верит в судебные решения. Но наступил такой момент, когда есть такое понятие, как перегрузка системы. То есть ей уже трудно справляться с массой дел и обращений. Я не хочу сказать, что судебная система у нас не справлялась, но перегрузка её стала объективной.

Е. Б.: Нужна была перезагрузка…

К. М.: Появилось очень много мелких вопросов, мелких споров, которые всё равно приходилось решать в суде. Пришло время, когда суды стали рассматривать, например в 2018 году, до 4,5 млн дел в год. У нас всего 3000 судей, это по 2600 дел на каждого. На всех уровнях, начиная от районных до верховного. И если эту цифру разделить на 2600 и поделить на 12 месяцев и на 30 дней, получалась большая нагрузка. До 80 решении в день должен был принимать судья, для того чтобы все это переварить. Получался практически конвейер. О каком качестве в этом случае можно говорить!? Общество стало всё больше считать, что судьи не реагируют должным образом на проблемы казахстанцев. Приходилось наращивать судейский корпус. Мы ощущали дефицит кадров. Приходили и не совсем подготовленные кандидаты. Была проведена и сейчас проводится большая реформа - уже несколько лет. Но я остановлюсь на 4 важных аспектах. Первое – это судейские кадры. Внедрили жёсткие кадровые HR-фильтры. Мы закрыли для слабых юристов вход в профессию судьи.

Е. Б.: А как вы определяете, слабый юрист или нет?

К. М.: Для того чтобы сдать экзамен и стать судьей, подготовительный период длится больше года. За это время кандидаты сначала пишут эссе о себе, почему они хотят стать судьей. Проходят различные виды тестов, в том числе на полиграфах, психофизиологические исследования, для того чтобы выявить особенности характера, и т.д. Потом идёт обучение в академии, после этого – сдача квалификационного экзамена. Все это занимает месяцы, но эти фильтры помогают нам оценить тех, например, кто морально не созрел для должности судьи, или тех, у кого недостаточно компетенции. Я убежден, что человек, который не может написать о себе, не сможет написать судебное решение и не сможет его обосновать. А от этого зависит чьё-то положение в судебном споре.

ВСТАТЬ НА СТОРОНУ СЛАБОГО

Е. Б.: С 1 июля этого года в Казахстане вступил в силу новый Административный процедурно-процессуальный кодекс. То есть теперь в суде доказывать свою правоту придётся госорганам, а не человеку или компании. А на практике - действительно ли судья теперь смотрит на госорганы, как на априори виновных? И когда мы почувствуем на себе положительные изменения от введения нового кодекса?

К. М.: Именно так и происходит. Поскольку сама направленность АППК как раз помогает гражданину защитить свои права перед госорганом. В чём преимущество? Гражданин, который может рассчитывать только на свои собственные силы, противостоит административному органу, за которым огромный административный ресурс, соответствующие службы, юристы. Поэтому суд в этом случае становится на сторону слабого. На уровне закона заложено право суда, вернее, обязанность суда играть активную роль в этом процессе. То есть если взять Гражданский процессуальный кодекс, который сейчас наравне работает, то там судья занимает позицию над схваткой. Он не вмешивается в процесс. Каждая сторона представляет свои доказательства и побеждает тот, у кого более убедительные аргументы. Судья не может говорить: «Скажите ещё вот это». Он просто наблюдает. В административном же процессе ситуация совсем другая. Судья обязан участвовать в поиске, в сборе доказательств. Он может затребовать необходимые данные как у одной, так и у другой стороны. Может высказывать свое предварительное мнение, чего сейчас категорически в гражданском процессе делать нельзя. Может воздействовать на стороны, которые либо не выполняют требований суда, либо, наоборот, злоупотребляет своими правами. Судья, когда иск только попадает в суд, может сказать истцу, что требование сформулировано недостаточно точно и может помочь сформулировать это так, как нужно, для того чтобы защитить его права.

Е. Б.: То есть судья может подкорректировать?

К. М.: Да. И в этом коренное отличие этого процесса от процесса гражданского. Именно эта направленность отвечала ожиданиям общества. Когда мы с 1 июля запустили эту систему, то с интересом наблюдали, как будет развиваться ситуация. Иски пошли с первого же дня. И только за первый месяц работы в суды поступило более 2000 исков. Сейчас, если брать ситуацию на 1 октября по сентябрь включительно, в суды поступило более 7000 исков в административные суды во всех регионах страны. В некоторых больших регионах, например Карагандинском, Восточно-Казахстанском, по 2 суда. Созданы соответствующие коллегии в областных судах и в Верховном суде. Мы готовились к этому больше года. Более 350 судей прошли переподготовку на курсах, которые мы организовали совместно с нашими европейскими партнёрами, с германскими в частности. Приведу две цифры: раньше, когда споры между гражданином и государством рассматривались по правилам гражданского процесса, доля положительных решений для граждан составляла, скажем, не более 15%, а в 85% случаев он проигрывал. Сегодня, по результатам 3 месяцев, можно сказать, что доля удовлетворённых исков достигла 43% и стремится к 50%. То есть мы наблюдаем рост более чем в 3 раза, и это говорит о многом.

ВОПРОС ОТ «АИФ-КАЗАХСТАН»

Е. Б.: Вопрос от наших информационных партнеров газеты «Аргументы и Факты»:

«Поскольку административные суды – это направление новое, то суды эти судят сейчас по-разному, и ожидается ли принятие Верховным судом в ближайшее время нормативных постановлений, касающихся разъяснений применения административно-процессуального законодательства в различных случаях?»

К. М.: Безусловно, такое постановление будет, но для этого нужно время. Почему? Потому что практика за эти 3-4 месяца работы всё-таки пока недостаточна для того, чтобы сделать полный анализ по всем категориям дел и выявить вопросы, которые возникают постоянно. Мы не сидим сложа руки, разъяснительная работа у нас идёт. Причём на всех уровнях, начиная от районных судов и до Верховного суда. Мы только для судей провели целый ряд совещаний в июле и в августе. Используем соцсети. Если вы поищете страницу административной юстиции в «Инстаграме», то там есть очень много информации, начиная от точечных разъяснений их различных норм, как в текстовом, так и в графическом формате, прямые эфиры с судьями и видеорядом и оглашение решений по конкретным делам. То есть видно, как защищаются права. У нас есть специальные судьи-координаторы по связям со СМИ и в целом с казахстанцами. Первая их задача – как раз-таки осуществлять такую работу. Сегодня нет закрытых тем. Мы стараемся отвечать на любые вопросы, удобные они или нет.

КТО СУДИТ СУДЕЙ?

Е. Б.: Насколько независимы казахстанские судьи? Допустим: вот звонит ему аким или министр по какому-то делу и мягко так настаивает на правоте госоргана… вроде бы просто делится мнением. Но с другой стороны – это же тоже давление? Или как? Есть ли у судей механизмы защиты от такого воздействия?

К. М.: Административные суды рассмотрели уже несколько тысяч дел, в том числе касающиеся госорганов, как центральных, так и акимов, но мне до сегодняшнего дня никто не звонил. И никто из нижестоящих судей не жаловался на то, что есть какое-то давление. Хотя я специально интересуюсь. Эти контакты называются не процессуальными и такие вопросы мы по телефону не обсуждаем. Есть зал судебного заседания, в котором даётся оценка всем доводам. Вот это единственное место, где стороны могут скрестить шпаги и отстаивать свои аргументы.

Е. Б.: А есть ли что-то в деятельности суда, что вы хотели бы изменить, улучшить?

К. М.: Сейчас очень много делается для того, чтобы улучшить деятельность судьи. Это различные автоматизированные системы, аналитика, и даже роботы разрабатываются. В деятельности судов надо больше добиваться обратной связи. Работать так, чтобы ушли такие суждения, будто суд неповоротливая машина, которая просто неспособна вынести справедливые решении. Вот над этим надо работать.

Е. Б.: А как вы думаете, в будущем искусственный интеллект сможет заменить судей?

К. М.: Нет, никогда!

Е. Б.: Почему?

К. М.: Потому что мало того, чтобы оценивать в процессе «за» и «против», плюсы и минусы. Такое автоматическое расставление знаков никому не даст картинку целиком. Потому что любое дело - это часть жизни людей.

Е. Б.: Могли бы вы с высоты вашего профессионального опыта дать совет студентам юридических факультетов: чему им уделять особое внимание, какие книги по профессии читать, на кого ориентироваться, к чему быть готовыми?

К. М.: Я бы посоветовал не стремиться стать судьёй. Не ранее 10 лет по окончании вуза. Потому что судить тяжело, даже если ты обладаешь огромным опытом. Во-вторых, я бы посоветовал больше изучать законодательство. Когда юрист работает в определённом узком направлении, он знает свою сферу, «свои законы». Но судья применяет все законы, которые на сегодняшний день существуют. Безусловно, их все знать невозможно, но стремиться к этому надо. Иногда бывают такие моменты, когда у тебя просто нет времени для того, чтобы взять тайм-аут и подумать. В-третьих, надо быть готовым к тому, что, став судьёй, ты будешь всегда в любой момент под лупой общественного мнения. Это как «звёзды» в прицелах папарацци. Раз уж ты надел мантию, ты стал судьёй, и раз у тебя появились права судить других, ты не должен давать повода для того, чтобы судили тебя.

Подготовил Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых