aif.ru counter
34

Портрет лидера в интерьере двух эпох

Нурсултан Назарбаев до последнего момента отстаивал сохранение единой страны

Продолжение. Начало в № 26 от 24 июня 2020 г.

[газетная статья]

Мы продолжаем рассказывать о наиболее ярких, знаковых, на наш взгляд, событиях жизни и деятельности первого президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Сегодня рассказ, пожалуй, о самом рискованном периоде жизни не только нашего героя, но и всей бывшей страны, некогда общей нашей страны – СССР.

Как именно Нурсултану Назарбаеву удалось предотвратить многие роковые и, казалось бы, неизбежные эксцессы и коллизии того, рубежного 1991 года и почему он всеми силами боролся за сохранение великой страны, сегодня для большинства это вполне понятно, но тогда все казалось туманным и неопределенным, и необходимо было быстро, но в то же время осторожно и тонко реагировать на происходящее, что Нурсултан Абишевич и делал, тем самым подтверждая свое реноме большого политика и прозорливого стратега.

Михаил Горбачев и Нурсултан Назарбаев. 1991 год.
Михаил Горбачев и Нурсултан Назарбаев. 1991 год. Фото: из газетных материалов

Едва не стал премьер-министром союза суверенных государств

17 марта 1991 года республика приняла участие во Всесоюзном референдуме о сохранении СССР. За проголосовали 94,1% населения. Это один из самых высоких показателей по всей стране.

В 1991 году Советский Союз трещал по швам, национальные республики одна за другой готовились объявить о своей независимости. Первый президент СССР Михаил Горбачев пытался сохранить некогда могучую страну. Его старания были вознаграждены. 23 апреля в старинной усадьбе Ново-Огарево близ села Усово Московской области состоялось подписание «Совместного заявления о безотлагательных мерах по стабилизации обстановки в стране и преодолению кризиса». Свои автографы под документом поставили главы девяти республик: Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана и Украины.

23 июля 1991 года там же, в бывшей усадьбе великого князя Сергея Александровича, состоялось последнее официальное совещание инициаторов нового союза. Оно длилось почти 12 часов и закончилось далеко за полночь. На встрече представители национальных республик и автономий договорились о заключении союзного договора, подписание которого наметили на 20 августа.

Накануне знакового события Михаил Горбачев засобирался в отпуск, который намеревался провести в государственной резиденции в крымском Форосе. Перед вылетом на курорт он пригласил на тайную встречу в Ново-Огарево ключевых фигур будущего Союза – глав России Бориса Ельцина и Казахстана Нурсултана Назарбаева. Во время неофициальной беседы политические тяжеловесы обсудили вопросы, которые им предстоит предпринять сразу же после подписания предстоящего договора.

В разговоре с глазу на глаз они затронули и кадровый вопрос. Борис Ельцин предложил выдвинуть Михаила Горбачева на пост президента Союза Суверенных Государств, а Нурсултана Назарбаева назначить главой правительства. Лидер Казахстана ответил согласием, но поставил условие: он самостоятельно сформирует кабинет министров. Когда речь зашла о перестановках в силовых структурах, в непринужденной беседе случилась неожиданная заминка.

«Конкретно встал вопрос о Язове (министр обороны, – прим. авт.) и Крючкове (председатель КГБ, – прим. авт.), их уходе на пенсию, – привел слова Михаила Горбачева писатель Рой Медведев в книге «Советский Союз. Последние годы жизни». – Вспоминаю, что Ельцин почувствовал себя неуютно: как бы ощущал, что кто-то сидит рядом и подслушивает. А свидетелей в этом случае не должно было быть. Он даже несколько раз выходил на веранду, чтобы оглядеться, настолько не мог сдержать беспокойства. Сейчас я вижу, что чутье его не обманывало».

«Все шло нормально, но когда коснулись тем конфиденциальных, я вдруг замолчал, – высказал свою точку зрения в книге «Записки президента» Борис Ельцин. – «Ты что, Борис?» – удивился Горбачев. Мне сложно сейчас вспомнить, какое чувство в тот момент я испытывал. Но было необъяснимое ощущение, что за спиной кто-то стоит, ктото за тобой неотступно подглядывает. Я сказал тогда: «Пойдемте на балкон, мне кажется, что нас подслушивают». Горбачев не слишком твердо ответил: «Да брось ты».

В Ново-Огарево три лидера приняли окончательное решение: после образованием ССГ поменять политическую верхушку. Со своими должностями должны были расстаться такие влиятельные советские чиновники, как вице-президент СССР Геннадий Янаев, премьер-министр Валентин Павлов, председатель КГБ Владимир Крючков, министр обороны Дмитрий Язов, министр МВД Борис Пуго, председатель Гостелерадио Леонид Кравченко и другие. Как оказалось, в тот вечер беседу Горбачева, Ельцина и Назарбаева действительно внимательно слушали.

Переговоры в Ново-Огарево. 1991 год
Переговоры в Ново-Огарево. 1991 год Фото: из газетных материалов

Уберег Бориса Ельцина от авиакатастрофы

2 августа 1991 года президент СССР Михаил Горбачев выступил по телевидению. Он сообщил, что подписание союзного договора состоится через 12 дней. Первыми его завизируют главы делегаций из России, Казахстана и Узбекистана, а через несколько дней – представители других республик. 4 августа Михаил Горбачев со своей семьей отправился на отдых в Крым.

Спустя 12 дней Борис Ельцин вылетел в Алма-Ату, чтобы заключить соглашения об экономическом сотрудничестве между Россией и Казахстаном. Церемония подписания договора состоялась на следующий день. Произнося свою речь, президент России блеснул знанием казахского языка: несколько предложений в текст ему успели вписать предприимчивые сотрудники пресс-службы.

«Договор о дружбе и сотрудничестве между Казахстаном и Россией подписывается уже под занавес дня, – вспоминал в автобиографической книге «Ельцин как наваждение» бывший пресс-секретарь президента РФ Павел Вощанов. – Процедура занимает не более получаса. После нее – торжественный прием. Казахский язык Ельцина производит фурор».

Нурсултан Назарбаев проявил себя гостеприимным хозяином. Во время посещения совхоза имени Панфилова дорогому гостю из Москвы сделали по-настоящему царский подарок.

«Ельцину преподносят молодого и чертовски породистого жеребца, – писал Вощанов. – Потрясающе красив! Глаз не оторвать!».

Затем делегация посетила жемчужину Алма-Аты – высокогорный каток «Медео». Вечер закончился в этнографическом ауле в живописном уголке Заилийского Алатау. В парадной юрте президента России потчевали деликатесами и разносолами казахской кухни, главным из которых стали вареные конские головы. Утро для Бориса Николаевича началось с купания в… ледяной горной речке.

«Раздевшись до трусов, шеф лезет в речку, – вспоминал пресс-секретарь Ельцина. – Коржаков, движимый чувством долга, самоотверженно страхует охраняемое тело от падения на камни в бурном потоке. Следом за президентом России в воду лезут преисполненные верноподданническими чувствами сопровождающие его лица. Правда, не все. Те, кто измучены циститом и простатитом, сопереживают на берегу».

Согласно планам, президент России должен вылететь домой 18 августа в 15:00 по московскому времени. Но Борис Ельцин так «умаялся» в горах, что уснул в юрте. Нурсултан Назарбаев порекомендовал сотрудникам службы охраны главы РСФСР не беспокоить своего шефа, чтобы он нормально выспался перед дальней дорогой. В итоге обратный вылет в Москву пришлось задержать на три часа.

Вечером того же дня власть в Кремле начал захватывать самопровозглашенный Государственный комитет по чрезвычайному положению. По воспоминаниям Ельцина, его политические оппоненты из ГКЧП первым делом приказали руководству военной базы противовоздушной обороны в Актюбинске сбить самолет, который в 17:00 проследует из Алма-Аты в Москву. Время шло, а борт президента России на радарах не появлялся. В Москве тоже молчали: соответствующий указ на случай задержки рейса не поступал. После двух часов ожидания военные деактивировали ракеты «земля – воздух».

ГКЧП
ГКЧП Фото: из газетных материалов

Отказался от заманчивого предложения путчистов

Государственный переворот в Москве, позже получивший название «августовский путч», случился 18 августа ближе к вечеру. Костяк новой власти составили почти все те политики, которых Михаил Горбачев планировал убрать с насиженных кресел после преобразования СССР в конфедеративный Союз Суверенных Государств. 19 августа 1991 года в 6 утра по-московскому времени по радио передали официальное сообщение ГКЧП под названием «Заявление советского руководства».

Новость о смене власти в стране Нурсултан Назарбаев узнал от… своей супруги. Она разбудила его утром и ошарашила сенсационным сообщением.

«Я услышала по радио, что Михаил Сергеевич заболел, – приводит слова Сары Алпысовны британский биограф Джонатан Айткен в книге «Нурсултан Назарбаев и созидание Казахстана. – Он не может работать. Его место занял вице-президент СССР Янаев».

Президент Казахской ССР кинулся к телефону, обеспечивавшему прямую связь с Кремлем, но спецтелефон не работал! Назарбаев почувствовал неладное. Подозрения подтвердились около 10 утра, когда с подмосковной дачи ему позвонил Борис Ельцин.

«Думаю, что это реальный переворот, мы должны готовиться к худшему, – предположил президент России. – Горбачев арестован. На Москву двинулись танки. Я собираюсь ехать в Белый дом. Главное, что нам вместе надо выступить против этого ГКЧП».

Затем дали о себе знать путчисты. Геннадий Янаев и Валентин Павлов тактично пытались выяснить точку зрения Назарбаева на происходящие события, а генерал армии Владимир Крючков с ходу предложил главе Казахстана высокую должность в новом правительстве в обмен на лояльность. В 14:00 в Алма-Ате началось экстренное заседание руководства Казахской ССР.

«Мнения собравшихся разделились, – пишет английский биограф. – Некоторые руководители явно перепугались. Другие заняли угодническую позицию, заявив, что приказы новых московских властей следует выполнять беспрекословно. Однако большинство высказалось за занятие политической позиции, независимой от приказов, отдаваемых новым советским правительством, по крайней мере пока не будет установлена его конституционная законность».

Вечером Нурсултан Назарбаев выступил по республиканскому телевидению. Он призвал соотечественников к сдержанности, «поскольку любое эмоциональное, неправильно воспринятое действие любого из нас может высечь искру социального взрыва».

Фото: из газетных материалов

Видеообращение для истории записал… со второго раза

20 августа 1991 года ситуация в стране накалилась до предела. Путчисты ввели в Москву около 4 тысяч военнослужащих, 362 танка и 427 бронетранспортеров. К Ленинграду подтянули витебскую и псковскую воздушно-десантные дивизии. Отдельные мотострелковые войска перебросили в окрестности Таллина, Тбилиси и Риги.

«Днем Ельцин позвонил Назарбаеву по единственной действующей высокочастотной линии связи между Москвой и Алма-Атой, – писал Джонатан Айткен. – Говоря из Белого дома, Ельцин был сильно возбужден. Он сообщил, что руководители переворота собираются штурмовать его штаб с помощью танков. Он призывал Назарбаева сделать все, что в его силах, чтобы предотвратить кровопролитие. Назарбаев предложил немедленно прилететь в Москву и лично переговорить с зачинщиками переворота, но Ельцин категорически возражал. «Нурсултан, не делайте ни шага за пределы республики, – советовал президент России. В такой ситуации ваш дом – ваша крепость».

Нурсултан Назарбаев принялся созваниваться с путчистами. У него состоялись переговоры с главой КГБ Владимиром Крючковым и вице-президентом СССР Геннадием Янаевым. В последнюю очередь Нурсултан Назарбаев побеседовал со своим давним другом, с которым они долгое время соседствовали в Алма-Ате, маршалом Советского Союза Дмитрием Язовым.

«Так как же вы завязли в этом, Дмитрий Тимофеевич? – вспоминал тот разговор Нурсултан Назарбаев. – Что вы собираетесь делать теперь?». «Не знаю, – ответил министр обороны СССР голосом, в котором прослушивались нотки отчаяния. – Я попался с этими глупцами».

Президент Казахской СССР попросил героя войны не совершать роковой ошибки и остановить танки. Через 20 минут Нурсултану Назарбаеву позвонил ближайший помощник из Москвы и сообщил: «Военная техника встала». Частично факт решающих переговоров двух влиятельных политиков подтвердила российская писательница Мариэтта Чудакова. В автобиографическом романе о Егоре Гайдаре она привела слова Дмитрия Язова: «По телефону на меня вышел Назарбаев, сказал, что до него дошли сведения: идет штурм Белого дома. Я ответил, что штурма нет и не будет. Назарбаев облегченно вздохнул: «Ну, вы с меня камень сняли».

На следующий день Нурсултану Назарбаеву из Крыма позвонил Михаил Горбачев. Разговор длился 10 минут. После чего президент Казахской ССР срочно отправился на республиканское телевидение, чтобы в прямом эфире обратиться к народу.

«Назарбаев сказал, что несколько минут назад говорил с президентом СССР М. С. Горбачевым, который сообщил ему, что находится в изоляции в Крыму на своей даче и обо всем происходящем в стране и мире узнает из радиоприемника, сконструированного из оставшихся запасных частей сотрудниками охраны, которые остались ему верны в трехдневном заключении, – писал в те августовские дни журналист «Известий» Владимир Ардаев. – Горбачев расспросил Н. Назарбаева о положении в стране и добавил, что в двух разных комнатах его приема ждут прибывшие официальные лица из Москвы. В первой находятся Лукьянов и Ивашко, во второй – Бакланов, Тизяков, Язов и Крючков. Назарбаев посоветовал не принимать никого до приезда «нашей» делегации, как сказал сам президент Казахстана, имея в виду прибытие российской делегации с казахстанским представителем на борту».

Кстати, журналисты для истории хотели записать на пленку обращение Назарбаева к народу. Но из-за спешки и волнения забыли включить видеокамеру. После окончания прямого эфира первому лицу республики пришлось вновь зачитать свое обращения. Теперь – для истории.

Фото: из газетных материалов

Стал «мостом» между славянами и мусульманами

Михаилу Горбачеву спасти СССР от полного развала так и не удалось. 8 декабря 1991 года председатель Верховного совета Беларуси Станислав Шушкевич, глава Украины Леонид Кравчук и президент РСФСР Борис Ельцин подписали Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), тем самым аннулировав Договор об образовании СССР. Некогда могучая страна распалась на 15 независимых осколков.

«Нурсултан Абишевич, мы составили соглашение, все его подписали, для вашей подписи место оставили, прилетайте скорее!» – так 15 апреля 1995 года на встрече с главными редакторами российских газет глава Казахстана вспоминал телефонный разговор с лидерами славянских стран. Я что-то засомневался: «Что вы там подписали? Прочитайте текст». Ельцин говорит: «Я не могу, вот пусть Шушкевич…». Шушкевич заплетающимся языком читал, читал… Я послушал и спрашиваю: «Вы что, создали новое государство? Советского Союза больше нет?». «Ну, вроде бы так», – отвечает. Я говорю: «Позовите Кравчука!». Очень тяжело мне было их понимать, не слишком связно говорили. Кравчук взял трубку, голос у него был пободрее. «Мы тут судили-рядили, выхода другого нет. Украина иначе не может, я тебе звонил, пытался пригласить, в общем, прилетай и подписывай». Тут я еще сильнее засомневался и говорю: «Во-первых, вы могли бы еще позавчера меня об этом предупредить. А во-вторых, я один, без согласия своего парламента и правительства ничего подписать не могу! Вы у Горбачева будете завтра? Там и поговорим». Кравчук отвечает: «Нет, я к Горбачеву не поеду, Шушкевич тоже не собирается, мы поручили Ельцину доложить о принятом решении».

Кстати, на следующий день в Кремле действительно состоялась встреча Михаила Горбачева, Бориса Ельцина и Нурсултана Назарбаева. По воспоминаниям главы Казахстана, президент СССР задавал своему оппоненту неудобные экономические и геополитические вопросы. Борис Ельцин не знал, как на них ответить, и вспылил: «Что вы мне тут допрос устроили!». Нурсултану Назарбаеву пришлось выступить в роли арбитра, чтобы два политика вконец не переругались.

Тем временем вслед за славянами о собственном союзе задумались и представители мусульманских республик. Для предотвращения окончательного распада Нурсултан Назарбаев лично созвонился с лидерами центрально-азиатских республик и попросил, чтобы они не спешили рубить с плеча.

12 декабря 1991 года в Ашхабаде состоялась встреча глав государств Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и Туркмении. Она продлилась до четырех утра. На следующий день лидеры пяти государств заявили, что «с пониманием» воспринимают стремление Белоруссии, России и Украины «создать на месте ранее бесправных республик объединенные в содружество независимых правовых государств». 21 декабря 1991 года при активном содействии Нурсултана Назарбаева в столице Казахстана состоялась встреча лидеров 11 из 15 бывших союзных республик. По результатам саммита была принята алмаатинская декларация, в которой излагались цели и принципы Содружества.

«Конфронтация принимала очень опасную форму, – вспоминал президент Казахстана в беседе с российским публицистом Дмитрием Валовым. – У нас готовился проект о создании азиатской конфедерации. Но такое глобальное противостояние могло привести к совершенно непредсказуемым последствиям. Ведь тюркоязычные республики есть и в составе России. Как поведут себя они? А сколько славян в Казахстане и среднеазиатских республиках? Получится нечто худшее, чем былые крестовые походы. Трагедия Югославии может показаться детской забавой на фоне славянско-мусульманского пожарища, на котором долго будут греть руки наши недруги. Мы оказались в роли Адама, которому Бог привел Еву и сказал: «Вот, Адам, выбирай себе жену». Или мы должны «выбирать» СНГ, или идти на противостояние. После бессонной ночи я пришел к выводу, что в интересах десятков миллионов людей второй путь надо исключить»…

Окончание в следующем номере.

Подготовил Иван Резванцев

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество