204

Одинокие реформы ищут реформаторов

Дождёмся ли мы прорыва в казахстанской экономике?

САМАЯ ОБСУЖДАЕМАЯ ТЕМА ПОСЛЕДНИХ ДНЕЙ – СОЗДАНИЕ ДВУХ СТРУКТУР, НАЗВАНИЯ КОТОРЫХ ПЕРЕКЛИКАЮТСЯ: АГЕНТСТВО ПО СТРАТЕГИЧЕСКОМУ ПЛАНИРОВАНИЮ И РЕФОРМАМ И ВЫСШИЙ СОВЕТ ПО РЕФОРМАМ. КАКИМИ ФУНКЦИЯМИ И ПОЛНОМОЧИЯМИ ОНИ БУДУТ ОБЛАДАТЬ И ЧТО ОТ НИХ МОЖНО ОЖИДАТЬ, В ЭТОМ ПОПЫТАЛИСЬ РАЗОБРАТЬСЯ ЖУРНАЛИСТЫ ВИКТОР ВЕРК И СЕРГЕЙ КОЗЛОВ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: У тебя нет ощущения того, что мы вступили в полосу перманентных реформ? И полоса эта началась несколько лет назад. Реформы, понятно, нужны, но почему-то их все нет. А полночь близится…

Сергей Козлов
Сергей Козлов Фото: из газетных материалов

Виктор ВЕРК: Ты имеешь в виду под словом «полночь» нынешний кризис? Так эта «полночь» близится вот уже лет примерно пятнадцать. И про все… ну или почти про все провозглашенные сегодня реформы мы с тобой уже слышали. Еще в середине 2010-х годов Елбасы говорил о том, что нам позарез нужны реформы, что нам нужна новая экономика, что от ее сырьевой направленности нужно избавляться. А в 2015-м создал национальную комиссию по модернизации. Почитай про намеченные тогда пять институциональных реформ, а потом открой послание-2020 и попробуй найти 10 отличий… Все это было понятно давно, но почему-то до сих пор неясно для министров, акимов, прочих исполнителей реформ. А сегодня наш второй президент напоминает умудренного, показательно строгого, но в глубине души бесконечно доброго школьного учителя. Он прекрасно понимает, что большинство его учеников – неисправимые оболтусы и заставлять их делать уро… в смысле реформы, себе дороже – в конце концов все придется переделывать самому. Что поделать, слишком долго вся страна была «подвешена» на одного человека, все сводилось не к тому, как сделать, а к тому, как доложить. А теперь, когда все окончательно поняли, что отступать некуда и надо реально делать, выясняется: возглавить и организовать еще есть кому (тот же Кайрат Келимбетов, как ни крути, аппаратчик опытный и к тому же знает, с какой стороны подходить к экономике. Только на кого ему опираться? Это напоминает старый анекдот: демократия построена, присылайте демократов…

Виктор ВЕРК
Виктор ВЕРК Фото: из газетных материалов

С. К.: Твоя оценка перекликается с тем, что сегодня говорят и пишут почти все, за редким исключением. А именно: реформы будут осуществлять хорошо известные штатные «реформаторы», которые и ранее привлекались к этому делу. Все эти фигуры вошли и в пресловутый АСПИР, ставший почти притчей во языцех, и в высший совет по реформам. Значит, ты тоже считаешь, как и многие-многие, как в старом добром анекдоте: мая никогда не будет? Не видать нам опять светлого реформаторского будущего?

В. В.: Давай поговорим о самом составе этих, извините, органов, прежде чем делать вывод, будут реформы или нет. Давай посмотрим на состав совета по реформам. У меня вопрос: что там делает премьер-министр, который должен не вырабатывать и принимать, а исполнять реформы? Исполнять те решения, которые совет должен ему предоставить в «товарном виде». Если там сидят практически те же люди, что сидели в комиссии по подъему экономики, созданной в мае этого года, тогда это не стратегический, а тактический орган. Я не вижу здесь принципиальной разницы.

ВИКТОР ВЕРК: «ДЕСЯТИЛЕТИЯ ОТРИЦАТЕЛЬНОЙ КАДРОВОЙ СЕЛЕКЦИИ ЗАСТАВИЛИ ТЕХ, КТО СПОСОБЕН ГЕНЕРИРОВАТЬ НОВЫЕ МЫСЛИ, ЛИБО УЙТИ С ГОССЛУЖБЫ, ЛИБО ВООБЩЕ УЕХАТЬ ИЗ СТРАНЫ».

С. К.: Можно сюда добавить и функции, возложенные на АСПИРи совет по реформам, как-то непросто в них разобраться. Сказано, что АСПИР «будет ответственным государственным органом по анализу текущей ситуации, складывающихся тенденций, мирового опыта и разработке на этой базе подходов к осуществлению реформ, а также по мониторингу их реализации». А вот на высший совет по реформам «возложены функции утверждения наиболее важных предложенных реформ». Остается только предполагать, что высший совет будет как верховный коллективный арбитр определять, какие направления выбрать, а какие нет. Потому что различные лобби будут толкать свои варианты, глава АСПИРа Келимбетов не считаться с этим не может, калибр пока не тот. И тут на подмогу всегда будет приходить высший совет во главе с президентом, а с ним не забалуешь…

В. В.: Это почему же не забалуешь? Еще как! Будто раньше такого не было, – и проталкивали, и продавливали свои корпоративные, групповые интересы. И саботировали, кстати, то, что намечалось на самом верху.

С. К.: Президент Токаев произнес в своем послании 1 сентября сакраментальную фразу: у нас нет альтернативы созданию новой экономики. Понятно, что у нас такой альтернативы не было и раньше. Но нынешний кризис существенно отличается от всего, что было прежде. Это разве не аргумент в пользу того, что руководство страны поставлено перед, быть может, историческим выбором? Перед дилеммой: либо кардинально менять управление экономикой, менять саму экономику, либо место Казахстана в мире уже будет определено окончательно как сырьевого придатка, обслуживающего других?

В. В.: Может, и аргумент. Но я боюсь, что получится так: высший совет будет намечать направления и направлять их в АСПИР – для «расписывания» этих направлений и реализации. А вот как раз расписывать, разрабатывать в АСПИРе, похоже, будет некому. Десятилетия отрицательной кадровой селекции заставили тех, кто способен генерировать новые мысли, либо уйти с госслужбы, либо вообще уехать из страны. Найдет ли г-н Келимбетов, больше аппаратчик, чем реформатор, креаклов себе в помощь? Мы во всяком случае пока о них не слышали. Тем более что агентство по делам госслужбы уже заявило о том, что вводится мораторий на принятие на госслужбу новых людей. Так откуда они возьмутся – реформаторы-исполнители?

С. К.: Да, состав АСПИРа пока неизвестен. Не исключено, что в него войдут те же известные персонажи, что вновь вызовет накат критики и скепсиса. Новую «армию» дэн сяопинов и лешеков бальцеровичей набирать не из кого, согласен, а вот поставить перед имеющимся воинством внятные, конкретные задачи вполне реально. И контролировать, чтобы никто не отклонялся от выполнения этих четко данных направлений. Понимаю, что ты скажешь: будто и раньше… Да, раньше тоже ставились задачи и назначались люди, которые должны были контролировать процесс их решения. У нас были неплохие программы развития и экономики, и отдельных ее отраслей. Что-то сделано, но в основном сделано очень и очень мало. Кто виноват? Неизвестно. Будет ли сегодня г-н Келимбетов нести ответственность за исполнение того, что наметит высший совет по реформам? Пока тоже сказать сложно. Согласен, если вся система оценки действий наших госорганов останется прежней, то и все вокруг вряд ли изменится. Но неужели это понимаем только мы с тобой и не осознают те, кто сегодня говорит почти то же самое? Неужели это неясно в том же высшем президентском совете по реформам?

В. В.: Ты меня спрашиваешь? И я тебе отвечу, но, извини, вопросом на вопрос. Я уже сказал про лоббистские группы и про их интересы. А ведь реформы будут, прежде всего, проводить именно ставленники этих групп. Именно те, кто и раньше проводил их так, как им было выгодно. И как ты думаешь, даже если на самом властном верху понимают, что всю систему управления нужно менять, сможет ли этот верх поменять всех, кто на местах, и в отдельных отраслях экономики уже вполне себе имеет свои конкретные интересы, явно расходящиеся с генеральной линией?

СЕРГЕЙ КОЗЛОВ: «ЕСЛИ ВСЯ СИСТЕМА ОЦЕНКИ ДЕЙСТВИЙ НАШИХ ГОСОРГАНОВ ОСТАНЕТСЯ ПРЕЖНЕЙ, ТО И ВСЕ ВОКРУГ ВРЯД ЛИ ИЗМЕНИТСЯ».

С. К.: Вот тут ты задел, что называется, за самое живое. Низы, назовем их так сугубо условно, не хотят исполнять, а верхи не могут их заставить это делать. Низы уже довольно неплохо устроились, им резких перемен не надо. А верхи понимают, что без перемен уже нельзя, под угрозой слишком многое. Как дальше быть? Изменить иерархию интересов. Если конкретнее, сделать так, чтобы, к примеру, построить завод в своей стране было выгоднее, чем покупать технику за рубежом, и продавать ее здесь, но уже дороже. Чтобы прибыльнее было вкладывать деньги здесь, а не там. Есть и пути изменения этой иерархии, есть, кстати, у нас и институты, предлагавшие и ранее пути и методы изменения этой иерархии интересов. Тогда лоббистские группы вынуждены будут – нет, не по приказу сверху, а исходя из своей выгоды – работать в этой новой системе координат. Это, по сути, и есть то, что мы называем реформой.

В. В.: Так она затевается, по-твоему, в интересах лоббистских групп и финансово-промышленных кланов, а не в интересах наших широких народных масс? Интересная точка зрения. Тем более что заместителем высшего президентского совета по реформам назначен представитель отнюдь не отечественной лоббистской группы…

С. К.: Да, г-н Чакрабарти. «Смотрящий из лондонского Сити», как его кто-то назвал. Везде и всюду отстаивающий интересы тех, кто по-прежнему хочет и готов инвестировать в нашу экономику. Я, кстати, не совсем понимаю: где здесь противоречие? Любой инвестор, иностранный или нет, заинтересован вкладывать деньги в долгосрочное развитие проектов в экономике. Ему, инвестору, нужен работающий, развивающийся механизм, только тогда он приносит прибыль. Любому инвестору нужны квалифицированные исполнители на любом уровне, новые технологии и эффективные решения, расширение производства, создание новых рабочих мест, обучение персонала. И не в последнюю очередь качественный государственный менеджмент. Я не говорю о выкачивании нефти, другого сырья и продаже его за границу, я говорю о совсем другой экономике, создать которую наметил президент. Так в чем же тут противоречие между такими интересами и интересами, как ты выразился, широких масс?

В. В.: То есть заграница нам поможет? Может, и реформаторов пришлет? А то с нашими как-то не очень получается.

С. К.: А ты знаешь, не вижу в этом ничего крамольного. В том же Лондоне есть очень серьезные эксперты и по нашей экономике и по тому, как нам следовало бы ее изменить и развивать. Поэтому не удивлюсь, если в числе консультантов и АСПИРа, и среди советников мы увидим некоторых из них. Но их советы, конечно же, не панацея. Все главное придется делать нам самим. Это все-таки наша страна.

В. В.: Вот именно! И возражу: вливание советчиков из-за рубежа и интересы наших людей – это все-таки разные вещи. Причем сам президент говорил о том, что реформы только тогда могут быть успешными, когда они будут поддерживаться и народом, и элитой. А рассчитывать на иностранных консультантов, пляшущих под дудку иностранных же инвесторов и, как правило, в первую очередь представляющих их интересы, это, уж извини, выглядит не очень серьезно.

С. К.: Поддержка будет, как я уже сказал, после того, как станет видно хотя бы по первым шагам этих структур, о которых мы говорим, что ситуация меняется в пользу всех, а не только элиты. Пусть это и звучит довольно банально.

В. В.: Тогда давай вернемся к теме после этих самых первых шагов.

С. К.: Договорились.

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество