Примерное время чтения: 8 минут
39

Народные слуги и их услуги

Журналисты Виктор Верк и Сергей Козлов вновь обратили внимание на отражения в зеркале казахстанского общества, которым является парламент [газетная статья].

Сергей КОЗЛОВ: Ты видел, мой друг и коллега, когда-нибудь митинг феминисток? Мне довелось, но не в Казахстане, а в Лондоне. Зрелище, скажу тебе, презабавное. Особенно мне понравилось, как на происходящее реагировали прохожие. Лондонцы, они ведь народ ко всяким таким сборищами привычный, и даже на пресловутые сходки разных меньшинств реагируют сдержанно, а тут просто масса эмоций, шуток да прибауток. Каждое крикливое и экзальтированное выступление очередной активистки встречалось вначале сдержанными смешками, потом веселье всё оживлялось и оживлялось и переросло в словесные перепалки, а затем уж и чуть до рукопашной не дошло, хорошо, полиция вовремя вмешалась. Я это к тому, что в столице нашей родины тоже на днях доморощенные феминистки требовали прав и свобод, признания мужских домогательств  преступлением и вообще всяческого внимания от властей и общественности к их, женским, чаяниям и проблемам. Называлось всё это маршем феминисток. Скандировали: «Бьёт – значит сядет», «Без феминизма нет свободы» и «Позор акимату!», который не перекрыл для них дороги. Стало ли сие действо политическим событием? В определённой степени да, стало. Всё же около 500 человек собралось, и не только женщин, наш брат тоже прекрасный пол поддержал, некоторые мужики даже с плакатами шли. Можем, когда захотим? Я в смысле общественной активности. Вот на собрание жильцов дома никто не придёт, чтобы насущные коммунальные проблемы обсудить, а феминистский митинг – нате вам, пожалуйста. И в Астане, также как и в городе Лондоне, сие представление за права и свободы тоже было отмечено весельем, шутками и подколками. Всё, как у демократических людей. А в это время некие активисты запустили петицию с требованием отозвать мандат депутата Каракат Абден из-за «нарушения конституционных норм, утраты доверия избирателей». Чего натворила? Во время своей предвыборной кампании выступала за обложение налогом девушек, которые выходят замуж за иностранцев. И будучи уже избранным депутатом парламента, сия дама заявила, что будет воплощать эту идею в жизнь. Причём инициатива её касается только девушек, скажем так, определённой национальности. Это как понимать, Ватсон? В одном месте, значит, мы люди демократические, а в другом – просто какие-то анти? У наших прекрасных дам прямо какое-то весеннее оживление...

Виктор ВЕРК: Про Лондон не знаю, не бывал, но в других европейских местах выступления сексуальных и не очень таковых меньшинств видел. И скажу тебе: очень хорошо, что подобное появляется у нас. И в мажилисе с маслихатами их представители должны быть – не по квотам пресловутым, а по воле определенного процента избирателей. Это как в экономике – спрос рождает предложение. А Каракат Абден появилась сначала в качестве кандидатки в президенты, а теперь – депутатки только потому, что кто-то политтехнологичный решил, что она создаст контрастный фон для более серьёзных политиков. Кстати, тебя не удивляет, что она стала депутаткой именно по спискам партии «Ауыл»? Разбирающиеся в нашей политкухне люди свидетельствуют: эту партию в сельской глубинке знают очень плохо, там вообще не представлен никто, кроме «Аманат». А фриковатые персонажи вроде нашей с тобой дамы, да еще правдоруба и костолома Жигули Дайрабаева примелькались в обеих столицах и стали перспективными городскими ... харизматиками. По большому счету без них эта партия в очередной раз осталась бы за бортом парламента. А тут, смотри-ка, вторая по численности сила в мажилисе! И ещё вот на что обрати внимание: едва зайдя туда, «аульские» начали со скандала – с осужденными условно сыновьями Жигули-мырзы. В том же упомянутом тобой Соединенном Королевстве он попал бы в антигерои прессы и, скорее всего, лишился бы новенького мандата. А в наших палестинах его «односельчанин» по фракции невозмутимо сообщает акулам пера: так, мол, и так, мандата он не лишится, ибо отец за сыновей не отвечает! Мы-то с тобой, наивные, думали, что должно быть тут же организовано если не парламентское, то хотя бы партийное расследование на предмет причастности/непричастности весового аграрного шишки и многолетнего рулевого союза фермеров к финансовым махинациям своих великовозрастных детишек. Но увы... Вот все, что стоило знать о наших выборах и о наших избранниках. В отличие от этих полумифических персонажей феминистки, дефилировавшие в Астане, – реальная, пусть только заявляющая о себе, сила с реальной проблематикой: увы, неравноправие женщин, гендерное насилие и прочее в наших палестинах цветет и пахнет. И пока парламент не станет полноценным зеркалом общества, ничего у нас в стране не изменится...

С. К.: Вот не согласен я с тем, что у нас, мол, ничего не меняется, ничего кардинально существенного не происходит. Происходит! И феминистки теперь есть, и меньшинства, того гляди, о себе заявят. Мир меняется почему бы и нам не меняться? И вот на днях промелькнуло такое сообщение: «Летнюю террасу кафе-бара «Здесь и сейчас» по пр.Назарбаева, д. 240, сносят по решению суда. Собственник без разрешительных документов возвел пристройку на землях государственного фонда». Речь идёт об Алматы, уточню. Ты спросишь: при чём тут Лужков? И я тебе отвечу: а притом, что такие вещи у нас до поры до времени были просто немыслимы. А стон от всех этих кафешек и кабаков на первых этажах жилых алматинских домов стоит уже который год, и управы на владельцев этих заведений просто не было. И делали они всё, что им заблагорассудится, – и вытяжки не по нормам ставили, и грязь вокруг разводили, и по ночам работали, и летние площадки безо всяких разрешений разворачивали. Я уж не говорю про уничтожение газонов, которые акимат, кстати, разбивал, а они, кабацкие люди, на этих газонах всякие безобразия создавали. Так вот народ вдруг увидел, что управа-то на супостатов есть! Что даже суд на сторону его, народа, может встать. И как народ радовался, когда эту летнюю площадку сносили! Ты бы видел. Просто праздник души. Как на марше феминисток. Любовались, смеялись люди добрые, шутили и веселились. Я ничуть не утрирую. И это не мелочь и не требование признать мужские глупости преступлением, а очень даже замечательная правовая практика. Это просто означает, что государство у нас всё-таки есть. Не новый пока что Казахстан, не будем раньше времени ликовать, но права граждан оказались не пустым звуком, а именно после обращения жильцов дома, где кабак обосновался, принял суд столь редкое решение. И ещё одно сообщение приведу я тебе, мой дорогой друг: наш монополист «Казахтелеком» перевёл множество алматинских домов на оптоволоконные кабели. И что с того, опять недоумённо спросишь меня ты. И обратно я тебе отвечу: а монополист сделал это так, как и всегда делал: многих абонентов даже не предупредил, не говоря уже о том, чтобы спросить, хотят ли люди такого благодеяния. И что тут в соцсетях началось! Ведь городские телефоны теперь нужно подключать к модему, а если модема нет, то «Казахтелеком» эти модемы устанавливает, причём, подчёркивает, бесплатно вам всё. Даром, радуйтесь. А то, что это незаконно навязанная услуга, помимо желания огромного количества потребителей, монополиста не волнует. И теперь вместо нормального «советского» городского телефона, альтернативы, так сказать, сотовой связи, выдали некий гибрид, который не будет работать, если в квартире нет интернета или электрического света. Так что и в промежутке между новым и старым Казахстаном всё ещё встречаются проблемы...

В. В.: Очень показательный пример. Ибо все наше государственное устройство создано, что называется, по образу и подобию. Правление АО «Республика Казахстан» проводит выборы, финансирует из наших денег какие-то маловразумительные «национальные проекты», формирует «новое» правительство из старых министров, и все это как бы для нашего же блага, о котором уважаемые члены правления знают больше и лучше, чем мы сами. А по итогу мы получаем неостановимый рост цен и «народных избранников», некоторые из которых не в состоянии ответить даже за собственных детей, не говоря уже о чём-то большем. Но лиха беда начало, парламент этот на самом старте. В который уж раз мы с тобой говорим: давай посмотрим, как всё будет идти дальше. Что, и в этот раз так скажем?

С. К.: Вынужден с тобой согласиться (хотя, признаться, очень бы хотелось возразить и поспорить, иначе какой же это у нас с тобой «базар»?), но скажу всё-таки, что остаюсь при своём мнении... Что касается взбалмошных депутатских запросов, то мы ведь их, депутатов и запросов, так ждали. Чтобы хоть кто-то неординарный в парламент попал. Вот и попали... Мы уже с тобой говорили, что среди народных избранников в основном конформисты, но если и встречаются люди с самостоятельным мышлением и смелостью оппонировать хотя бы министрам, то, как правило, оппонируют они, мягко говоря, не очень профессионально. Но лиха беда начало, парламент этот на самом старте.

В. В.: И я не стану спорить, но, согласись, способность корабля держать курс и крейсерскую скорость зависит не только от правильных и своевременных команд с капитанского мостика. Больше того, возможно, стоит сначала посоветоваться с машинным отделением и нижней палубой, а уже потом призывать матросов «не задавать вопросов». Но наши рулевые ведут себя как авиапассажир из монолога Жванецкого: им болтать некогда – им лететь надо. Остается только уповать на то, что они реально лучше нас знают, как не пролететь...

Виктор Верк и Сергей Козлов

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых