aif.ru counter
48

Давайте посчитаем

Выгодно ли Казахстану быть членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС)?

[газетная статья]

Тема участия Казахстана в ЕАЭС вновь актуализировалась после того, как на заседании высшего евразийского экономического совета 19 мая лидеры стран союза решили отправить проект стратегии евразийской интеграции на 2020-2025 год на доработку – с расчетом согласовать и принять новую редакцию осенью. Президент уверенно усомнился…

Причем самое веское слово прозвучало из уст президента Касым-Жомарта Токаева, который заметил: предложенная модель интеграции не учитывает особенности национально-правовых систем государств-членов, не отвечает принципу разумной достаточности, и такой подход, по его мнению, приведет к отторжению стратегии общественным мнением, поскольку стратегия ограничивает суверенные права правительств и парламентов.

Конечно же, активизировались записные критики ЕАЭС из числа наших местных радикалов. Токаеву приписывалось ими то, чего он не говорил, но в целом весь набор критических стрел в адрес ЕАЭС не меняется с самого момента создания этого объединения.

Это прежде всего, указывают критики, роль «национального эгоизма» стран – участниц союза, когда каждая из этих стран в одиночку справляется с трудностями. Это «хронические противоречия», существовавшие между его участниками и до объявления пандемии вкупе с нефтяным кризисом.

Минск как боялся создавать наднациональные органы, так и боится, независимо от формата интеграции. Ереван и Нур-Султан этих попыток опасаются еще больше, да и она им нужна ещё меньше, чем Минску. Поэтому данная проблема, по мнению критиков, не решаема. И это притом, что Москва наднациональных органов не боится, даже на них настаивает. Хотя та же Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) часто выносит решение не в пользу России.

Проблема взаимной конкуренции тоже не решена в рамках текущей парадигмы отношений. Пока нет союзного капитала, который был бы заинтересован в углублении интеграции, нет и лоббистов активизации этого процесса. А национальным капиталам хорошо и так, даже с существующими барьерами и ограничениями.

Состояние и темпы развития ЕАЭС не внушают оптимизма и явно не соответствуют ожиданиям. Низкие темпы экономического развития, очевидно, вызваны и топтанием на месте российской экономики, доля которой составляет почти девять десятых ВВП всего ЕАЭС. Теперь же это положение может еще более усугубиться. Для устойчивого опережающего развития нужна, наконец, эффективная модель коллективного принятия решений, интегрированная стратегия развития, предусматривающая развитие экономики на основе нового технологического уклада, осуществления стратегии опережающего развития.

А этого можно достичь посредством отличной от сегодняшней макроэкономической политики. О чем, собственно, и сказал президент Токаев. А вовсе не о том, что ЕАЭС – это «изначально мертворожденный проект», как пытаются ему приписать. Более того, Токаев назвал евразийское направление ключевым приоритетом и основным фактором посткризисного восстановления экономики.

Но в данном случае мы не выступаем ни за ЕАЭС, ни против него, а хотим ответить хотя бы на несколько проблемных вопросов: нужен ли Казахстану этот союз? Или он «губителен», как утверждают его противники не только у нас, но и в других странах объединения?

«Народ пользуется союзом»

К слову, позиция критиков ЕАЭС в данном споре самая выгодная. Прошло всего пять лет после создания союза и уровень интеграции внутри него оставляет желать много лучшего, так что слабых мест, недоработок, противоречий и в самом деле хватает. Тем более что борцы с ЕАЭС часто отображают интересы некоторой части казахстанской элиты, ориентированной отнюдь не на интеграцию с соседями, а связанную с куда более географически дальними от нас и странами, и альянсами. И довольно мощными внешними силами.

Между тем борцы за ЕАЭС (а они есть, и их не так мало) видят неоспоримые выгоды в союзе для нашей страны уже сегодня, несмотря на «детский возраст» его существования.

Свобода передвижения. Казахстанцы могут 30 дней находиться на территории, к примеру, России без ранее обязательной регистрации. Это же правило действует и для россиян в нашей стране.

Трудоустройство. С 2015 года исключены процедуры получения специального разрешения на работу, которые страны союза устанавливали с целью защиты внутреннего рынка труда. Казахстанские работники пользуются в государствах ЕАЭС такими же профессиональными и социальными преференциями, что и жители этих стран: право на труд, устройство детей в школьные и дошкольные учреждения, возможность пользоваться медицинскими услугами, обязательства по уплате налогов.

Исключение – работа в госорганах и прохождение службы в армии.

Высшее образование. Создается список высших учебных заведений наших стран, дипломы которых не будут требовать подтверждения на территории дружественных государств. Так, выпускник, к примеру, Назарбаев университета будет иметь полное право на трудоустройство на территории ЕАЭС по своей специальности наравне с выпускниками местных вузов.

Пенсия. Трудовой стаж работников стран ЕАЭС будет учитываться при начислении пенсии на территории союза, если житель нашей страны решит переехать в одно из этих государств. Эта норма на данный момент еще не закреплена, но прорабатывается.

Рабочие места. За счет открытия совместных производств и расширения мощностей уже имеющихся предприятий, которые будут выходить на новые рынки, создаются новые рабочие места.

По мнению казахстанского политолога Марата Шибутова, единый рынок труда приносит ощутимую пользу для граждан. Казахстанцы без труда находят работу в России, россияне в свою очередь работают в Казахстане, причем их приглашают на должности топ-менеджеров в банки и крупные компании.

– Заметно, что киргизам сейчас стало проще, в сравнении с узбеками и таджиками, потому что они могут легально работать в России и Казахстане, – говорит Шибутов. – В итоге в эпоху мирового кризиса у населения Кыргызстана благодаря вхождению в ЕАЭС больше социальной стабильности, что благоприятно сказывается на устойчивости политических элит. А это важно и для нас.

Кроме того, политолог считает, что казахстанский бизнес уже выиграл от ЕАЭС, но это не особо афишируется:

– У нас открыто заявлять о своем успехе опасно, сразу налетят как мухи, – говорит Шибутов. – А по сути, многие люди на себе почувствовали благо от ЕАЭС, особенно приграничье. Например, россияне закупают товары в «Икее» и отправляют в Казахстан, участвуют в прибыли обе стороны сделки. Казахстанцы в Россию везут большие партии алкоголя. Это, конечно, не всегда легально, но народ пользуется союзом и поднимает свое благосостояние, кормит семьи, благодаря чему снижается социальная напряженность.

Нам это надо?

Ну и, наконец, представим себе, что противники ЕАЭС одержали верх и Казахстан из союза вышел. Конечно, мир не перевернется, жить все равно как-то придется, жили ведь мы и до создания объединения. Однако сложности возникнут неизбежно.

Как говорит тот же Марат Шибутов, 70-80 процентов казахстанского экспорта идет через территорию России, примерно столько же импорта. Можно только предположить, сколько будет терять наша страна, в случае если россияне установят для нас совсем другие транспортные тарифы, чем те, что существуют для нас сегодня. Ведь мы же больше не будем находиться в общем экономическом пространстве.

К этому можно добавить использование Казахстаном российских трубопроводных систем и морских портов. Кроме этого возникнет проблема с экспортными пошлинами между нашими странами, которые неизбежно также будут подняты. А это может чуть ли не вполовину, по мнению Шибутова, сократить казахстанский экспорт, который конкурентоспособным пока явно не является.

И конечно же, изменится режим приграничной торговли. На границе будут таможня, паспортный контроль и прочие пограничные «прелести». По примерным подсчетам, это может отразиться на жизни и благосостоянии не менее двух миллионов человек, живущих по обеим сторонам границы. Об этом, кстати, никогда не упоминают борцы с ЕАЭС, а ведь это касается сотен и сотен тысяч наших граждан.

Сергей Козлов

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество