69

«Да» и «нет» не говорить

За что министры и депутаты благодарят друг друга?

НА ДНЯХ В МАЖИЛИСЕ НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ РАССМАТРИВАЛИ ЗАКОНОПРОЕКТ О РЕСПУБЛИКАНСКОМ БЮДЖЕТЕ НА 2021-2023 ГОДЫ. КАК ПРИНЯТО ГОВОРИТЬ, ПРИНИМАЛСЯ ГЛАВНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ ДОКУМЕНТ СТРАНЫ. ПОЭТОМУ В ЭТОМ НЕ РЯДОВОМ И НЕ РУТИННОМ СОБЫТИИ УЧАСТВОВАЛ ВЕСЬ КАБИНЕТ МИНИСТРОВ – ОТ ПРЕМЬЕРА, ЕГО ЗАМЕСТИТЕЛЕЙ ДО ВСЕХ КОМАНДИРОВ ОТРАСЛЕЙ ВКЛЮЧИТЕЛЬНО. [газетная статья]

Михаил Чирков
Михаил Чирков.

Логично было предположить, что к этому парламентскому заседанию все члены правительства подготовятся основательно. Как-никак защита проекта бюджета, а также отчет о его исполнении – два самых главных экзамена правительства, которые проходят в парламенте.

Однако не все в нашей жизни поддается логике. Не поддалось и это мое предположение.

«Я НЕ ЗНАЮ, НО Я ВАС УВЕРЯЮ…»

Вот, например, мой коллега, депутат, ссылаясь на прогноз социально-экономического развития, говорит, что рост государственного долга Казахстана уже в следующем году дойдет до 30,3, а в 2022 году – до 30,5% к внутреннему валовому продукту. Хотя уже в году нынешнем, по оценке самого правительства, госдолг составит 29,2%, что выше ограничения в 27%, установленном концепцией бюджетной политики РК. Это означает, что расходы на обслуживание долга и его погашение возрастут почти вдвое по сравнению с 2019 годом.

После этой констатации коллега спрашивает министра финансов: какие меры он собирается предпринять, чтобы исправить эту негативную ситуацию?

Министр Ерулан Жамаубаев отвечает: «Уважаемые депутаты! Хочу вас заверить, что государственный долг находится на достаточно безопасном уровне. Мы ежедневно мониторим… Например, показатель государственного долга к ВВП в Мексике – 55%, в Индонезии – 37%».

Перебивая его, председательствующий замечает: «Вы африканские страны еще возьмите… В общем, у министра финансов нет ответа».

Идем дальше. Другой депутат спрашивает заместителя премьера Романа Васильевича Скляра, почему в течение трех предстоящих лет предусмотрено провести дорожно-строительные работы на 330 километрах дорог, а не на 3460, чтобы выполнить госпрограмму «Нурлы жол»? Почему происходит такое планирование?

Роман Васильевич отвечает: «На сегодня охват реконструкцией и строительством составил 4400 километров. Это абсолютный рекорд по охвату».

И наконец, приведу еще один пример. (Заранее прошу прощение за обширное цитирование, но без него здесь не обойтись.)

Далее еще один мой коллега выражает тревогу по поводу того, что в проекте республиканского бюджета расходы оптимизированы почти на 300 млрд тенге. Сумма внушительная, сопоставимая с бюджетом целой области. И это притом, что правительство в течение года неоднократно корректировало и ее уточняло.

Потом депутат обращается к министру национальной экономики господину Даленову с конкретным вопросом: «Руслан Ерболатович, основная причина такой оптимизации – это некачественное планирование. Что вы предпринимаете, чтобы не допускать бесконечных оптимизаций?».

Последовал энергичный ответ министра из пяти пунктов:

«Во-первых, в этом году внедрен новый формат стратегических планов государственных органов, в них определены финансовые средства, которые зависят от результата, соответственно, это позволяет спрашивать с администраторов бюджетных программ за освоенные средства уже конечные результаты».

-

Здесь прервусь и спрошу читателя: вам все понятно? Я, например, не понимаю, как можно определить средства, которые зависят от результата, которого еще нет? И как все это позволит спрашивать (смотрите по тексту)? А потом что – раньше спрашивать было не позволительно?

«Во-вторых, – бодро продолжал министр, – планируется реформировать бюджетный процесс, то есть рассматривать лимиты только после утверждения стратегических планов, что повысит качество и целевое использование бюджета при планировании».

Опять прервем министра и зададимся простым вопросом: каким это коленкором можно использовать бюджет по целевому назначению еще на стадии его планирования?

«В-третьих, – уверяет Руслан Даленов, – планируется внедрить экономическую отдачу заявляемых бюджетных средств уже на этапе планирования, то есть на этапе бюджетных заявок. Это позволит включать в бюджет только те расходы, которые несут действительно хороший экономический эффект и экономическую отдачу».

Здорово, да? Ты только планы строишь, а экономические отдача с эффектом уже идут!

Не буду «в-четвертых» и «в-пятых» излагать – они примерно такие же, как и предыдущие. БЮДЖЕТ

НЕ РАЗВИТИЯ, А ВЫЖИВАНИЯ

Все примеры, которые приведены, имеют две общие черты.

Первая – члены правительства во всех случаях отвечали четко и уверенно. По старому студенческому правилу: если вытянешь билет и ничего не знаешь, то говори хоть чтонибудь, но громко и уверенно. Авось прокатит.

Как видно, прокатывает…

Вторая – во всех случаях отвечающие старательно избегали сути конкретного вопроса. Не в студенческие годы, а еще в далеком детстве была такая игра «Да» и «нет» не говорить». К нашему случаю я бы добавил: «И правды постараться тоже».

Хотя, знаете, я почему-то уверен, что правду члены правительства все-таки знают. Пусть не всю, но знают. Но не говорят. Думаю, не хотят когото расстроить, кого-то рассердить. Зачем она на свою голову?

Почему-то вспомнилась песня о гражданской войне, о Щорсе: «Хлопцы, чьи вы будете, кто вас в бой ведет?».

Но давайте вернемся к третьему пункту министра Даленова. Принесет ли хороший эффект и отдачу финансирование за счет целевого трансферта из Национального фонда мероприятий АО «Национальная компания QazExpoCongress в размере трех триллионов (!!!) тенге для проведения международных встреч и создания условий для появления якорных арендаторов?

Помните оптимизированные 300 млрд, сравнимые с бюджетом целой области? А здесь в десять раз больше! А главное – на что? Что за встречи, когда на дворе пандемия? Что за создание условий? Что за якорные арендаторы? Впрочем, почему бы и нет: в агропромышленном комплексе хотят же создавать якорные производства.

Как мы любим экзотику, в данном случае далекую, флотскую! Хотя не будет лишним напомнить, что якоря обычно отдают, когда уже приплыли.

Кто-то скажет, что это все лирика. А сам бюджет в общем и целом – он каков?

Как бы сказать… Да, формировался он, как мы все понимаем, в непростых условиях. Но тем не менее в нем все те же системные просчеты, что были и в прошлом бюджете, и позапрошлом, и о которых шла речь на нынешнем пленарном заседании. Например, прогноз роста экономики до 4,6% в 2025 году правительство обусловливает единственным фактором – увеличением добычи нефти на 17%.

А как же с задачей, которую поставили Елбасы Н. Назарбаев и президент К. Токаев по формированию несырьевой модели экономики?

Другой пример. В 2021 году планируется повысить средний размер пенсии на 5,7%. А ведь это уже заведомо ниже, чем величина инфляции!

Сопоставляя все эти факты и тенденции в законопроекте, можно сделать вывод, что принимается бюджет не развития, а выживания.

Так одобрил ли мажилис этот бюджет? Да, но с условием, что высказанные многочисленные замечания будут правительством учтены. Но что-то подсказывает мне… Хотя давайте не будем о грустном.

И напоследок еще один момент. В самом конце пленарного заседания некоторые депутаты и члены правительства искренне благодарили друг друга за совместную работу над бюджетом.

Это ставшее уже ритуальным взаимное благодарение показалось излишним. Мы же принимаем бюджет не для парламента, не для правительства. Для людей. Так пусть лучше они скажут потом спасибо, когда в их село проведут водопровод, а до райцентра – дорогу.

А если вдруг еще и интернет широкополосный проведут, то тогда они по нему смогут увидеть, как принимаются в парламенте такие главные и не очень главные документы страны.

М. ЧИРКОВ, депутат мажилиса, журналист

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество