22

Удар током

Электроэнергия дорожает потому, что она всё ещё советская?

ИЗ КЛЮЧЕВОЙ ЧАСТИ ОБЪЕДИНЁННОЙ ЭНЕРГОСИСТЕМЫ СССР ЭНЕРГЕТИКА КАЗАХСТАНА К МОМЕНТУ СОЗДАНИЯ В 2025 ГОДУ ОБЩЕГО ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО РЫНКА ЕАЭС РИСКУЕТ ПРЕВРАТИТЬСЯ В САМОЕ СЛАБОЕ ЗВЕНО. НЕ СМЕЙТЕСЬ, ГРАЖДАНЕ! [газетная статья]

Надо отдать должное нашему Министерству энергетики - оно поступило честно. О том, что тариф на электроэнергию в нынешнем году будет повышен на 15 процентов с 1 апреля, нас предупредили заранее. Для того, чтобы серьезное дело за неудачную шутку не приняли, или ещё для чего - вопрос второй. Главный здесь момент - психологический: когда человека о чём-то таком неизбежном предупреждаешь, то он к этому морально готовится, внутренне собирается и не так нервно это известие встречает.

По крайней мере, так было раньше. В доинтернетовскую пору. А сейчас, в нашем конкретном случае, психологический трюк министерству не удался. Проведённая им предупредительно-успокоительная работа принесла прямо противоположный эффект: социальные сети сразу же наполнились вполне ожидаемым уловом - выступлениями экспертов, журналистов, блогеров, возмущёнными комментариями обывателей.

Все они, как один, не поверили ни многочисленным пресс-релизам, ни вице-министру энергетики Кайрату Рахимову сотоварищи, утверждавшим, что грядущее повышение тарифа на электроэнергию совсем не обязательно скажется на конечном потребителе. А не поверили потому, что всегда считали и до сих пор считают: раз сверху успокаивают и говорят хорошие слова - внизу жди обратного. И ещё люди почему-то продолжают думать, что главная причина подорожаний любых продуктов, товаров и услуг - это повышение цены киловатт-часа. В адрес Министерства энергетики и всего правительства посыпались десятки вопросов.

Например:

- Почему тарифы на электроэнергию постоянно растут?

- Почему население платит всё больше денег, часть из которых должна идти на строительство новых и модернизацию существующих энергетических мощностей, а на деле количество аварийных отключений на электростанциях растёт (только за год по котлоагрегатам на 136, турбинам - 83)?

- Почему Минэнерго, запустив в стране с 1 января 2019 года рынок электрической мощности для повышения надёжности энергосистемы Казахстана, прошедшей зимой нехватку отечественной электроэнергии было вынуждено восполнять зарубежной (за 2020 год из России - 977 миллионов кВт/ч)?

- Почему на предприятиях энергосистемы РК из года в год продолжается высокая текучесть кадров?

На эти и другие вопросы министерство исправно отвечало. Но лучше бы молчало. Поскольку ответы порождали ещё больше вопросов. А ещё и сомнений - в профессиональной и честной позиции самого Минэнерго. Не первоапрельской, а вообще.

 ПОВЫШЕНИЕ НАПРЯЖЕНИЯ

Вот, например, повышение тарифов нам объясняют повышением затрат на производство электроэнергии (допустим, дорожает уголь), её транспортировку, связанные с ними технологические услуги. Но в то же время умалчивают, как задействуются рычаги снижения этих тарифов? К примеру, уменьшаются ли производственные издержки, повышается эффективность генерирующих мощностей, внедряются технологии энергосбережения - как у самих энергетиков, так и у потребителей.

Кстати, по всем этим позициям в советские времена каждому республиканскому министерству энергетики доводились плановые задания. И они над этим работали.

Возникает мысль: сегодня вышеназванные позиции «закрывает» не штаб отрасли, как это и должно быть, а рядовой потребитель, оплачивая из своего кармана все производственные и непроизводственные издержки, прямо влияющие на рост тарифов.

Идём дальше. Повышение тарифов нам объясняют тем, что вырабатывающие электроэнергию станции Казахстана были построены ещё в Советском Союзе, износ их оборудования - 50 и больше процентов, на ремонт и модернизацию нужно всё больше средств.

Но, опять же, игнорируется и нам не объясняется простая вещь: а сколь долго будет продолжаться эта деградация и старение? Почему так называемый «парковый ресурс» генерирующего оборудования станций вырабатывается до самого донышка?

Дальше. Минэнерго сообщает, что ввод рынка электрической мощности позволил обеспечить инвестиционную привлекательность отрасли, долгосрочную надёжность работы Единой электроэнергетической системы Казахстана.

Про надёжность не будем - уже сказали. Давайте о другом - о чём опять умолчали.

ЛЮБОВЬ К ТИШИНЕ

Вот рынок. Он для чего создается? Правильно: чтобы всё было прозрачно, были состязательность, конкуренция, и, в итоге, всё это вело к улучшению качества услуг и снижению цен (читай: тарифов). А наш оптовый рынок электроэнергии? Он, не успев родиться, сразу же оказался поделён между десятком владельцев электростанций, электросетей и аффилированными с ними энергоснабжающими организациями (ЭСО).

Как оказалось, прозрачность на этом рынке явно не предполагалась. Все совершаемые сделки по купле-продаже электроэнергии и определению по ним тарифов оказались коммерческой тайной.

Позвольте немного отвлечься. Есть такая поговорка - «Деньги любят тишину». Её авторство приписывают американцу Джону Рокфеллеру. Так это или нет, неважно. Важно, что в этой фразе была заложена мысль о необходимой мере в борьбе с конкурентами. Сегодня, судя по всему, в эту фразу вкладывается совсем иной смысл, из-за чего я с этой поговоркой не согласен. По-моему, у нас не деньги любят тишину, а люди, которые эти деньги, скажем так, распределяют из одного места в другое. В тишине, согласитесь, это делать легче, безопаснее.

Вернемся, как говорят речники, на фарватер. Невидимые стороннему глазу схемы на оптовом рынке электроэнергии привели к тому, что тарифы на неё стали для населения нашей страны разительно отличаться по регионам. В два-три раза, а то и больше. К примеру, в Атырау, где средняя зарплата самая высокая по стране, киловатт-час стоил 6 тенге, а в Костанае, где средняя зарплата самая низкая, киловатт-час доходил до 27 тенге. Поневоле вспоминается бытовавший в советской печати пропагандистский штамп - «гримасы капиталистического рынка».

А в том, что инвестиционная привлекательность отрасли с появлением «свободного рынка» станет привлекательней, я очень сильно сомневаюсь. И вот почему. В своё время я работал в Алма-Ате, когда туда приехали европейские инвесторы с желанием приобрести местные энергетические мощности и сети. Намеревались привести их в надлежащий порядок, чтобы жители мегаполиса стали довольны, и, понятное дело, самим заработать. Иностранцы осмотрелись, изучили всё, составили нужную программу. А потом… засобирались домой. Насовсем. Мой знакомый энергетик, который был с ними рядом, мне потом рассказывал. Он, когда узнал об их решении уехать, поинтересовался причинами. На что они ему ответили примерно так: мы, мол, всё понимаем, и в вашем городском энергохозяйстве разобрались и знаем, что нужно сделать. Одного не понимаем: почему мы должны в ваши высокие кабинеты деньги заносить?

Видать, не в тишине те иностранцы выросли.

ВЫБРОС ЭНЕРГИИ

Один пример: в 2020 году средняя зарплата в столице составила 350 тысяч тенге, а в ТОО «Астанаэнергосбыт» - 140 тысяч. Разница-то какая! Теперь загляните в казахстанский список Forbes, где найдёте не одного, и не двух владельцев отечественных киловатт-часов. Это опять же к вопросу о «гримасах капитализма».

Теперь главное. Истина: когда товара много - он дешев ле, когда мало - наоборот. А что у нас? Министерство сообщает о нашей Единой энергосистеме следующее: дефицит базовой электрической мощности на 2023 год прогнозируется на уровне 63 МВт; в 2024-м - уже 129 МВт, а в 2027 году - 1463 МВт, что почти сопоставимо с совокупным потреблением трёх областей Казахстана! Увеличение дефицита почти в 25 раз!

А что же штаб энергетической отрасли нашей страны? А он, наконец, дождался прямого указания президента Касым-Жомарта Токаева разработать энергетический баланс РК до 2035 года, который должен будет определить перспективу структуры генерации, объём и темпы естественного выбытия существующих мощностей и необходимый ввод новых.

Минэнерго, само собой, утвердило рабочую группу - как оно выразилось, с привлечением заинтересованных госорганов и организаций. Теперь (внимание!) посмотрим: глава государства дал это задание 26 января текущего года. А проект энергобаланса Минэнерго ожидает… в ноябре.

Целая гора «заинтересованных» субъектов будет рожать 9 месяцев один документ? По-видимому, цифровизация, шагающая по стране, почему-то обошла дальней стороной самую продвинутую в инженерном плане отрасль. Тогда становится понятно, что всё в энергохозяйстве нужно считать вручную. Большой толпой и долго. А если предположить, что цифровизация всё-таки есть, то указанная президентом задача решается одной группой третьекурсников энергетического факультета за неделю. Максимум - за две.

Из бесед со специалистами пришёл к простому до банальности выводу: всё в отрасли зависит от того, кто эту отрасль возглавляет. Тут, скажем честно, нам везёт не очень. За все годы независимости, по признанию моих собеседников, было во главе Минэнерго три или четыре профессионала. Про остальных - что сказать? Законы Ома им были не знакомы… Меня особенно поразил один из бывших министров. Точнее, его биография, в которой было сказано так: имел отношение к вопросам энергетики. Прелестно, не правда ли? И грустно.

…Падение отрасли - будем называть вещи своими именами - не оставило равнодушными ветеранов отечественной энергетики. Как крик души прозвучало недавно их обращение к правительству: государству пора вернуться к энергетике и навести там порядок. Там была примечательная фраза, последняя: «Надеемся быть услышанными».

Увы, иногда бывает трудно докричаться даже в тишине. Особенно, когда она звенящая и шелестящая.

Михаил ЧИРКОВ, обозреватель

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых