Примерное время чтения: 11 минут
34

Соль жизни в том, что она не сахар…

Быть может, сегодня самое время сказать честно, кто мы и куда можем попасть

ФИНАНСОВЫЙ АНАЛИТИК РАСУЛ РЫСМАМБЕТОВ И ЖУРНАЛИСТ СЕРГЕЙ КОЗЛОВ – О ТОМ, ЧТО СОБОЙ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СЕГОДНЯ КАЗАХСТАНСКАЯ ЭКОНОМИКА И ФИНАНСОВАЯ СФЕРА И КАКИХ ИЗМЕНЕНИЙ ЗДЕСЬ ЖДАТЬ НАШИМ СОГРАЖДАНАМ. [газетная статья]

Сергей КОЗЛОВ: Когда говорят о нашем, скажем так, народном хозяйстве, то мнения о нём звучат самые разные и порой весьма противоречивые. Так называемый рядовой гражданин, или обыватель, судит о ней по ценам в магазине или на рынке, экономисты-профессионалы по статистическим показателям, финансисты по своим данным. То есть у нас у всех своя экономика. Между тем все как бы сходятся в одном: дела у нас здесь не очень впечатляющие. Цены, согласитесь, растут, причём чуть ли не каждый день. Сужу это по ценникам в тех же магазинах, по суждениям знакомых, по высказываниям в соцсетях, наконец. Правительство нашей страны пытается эти цены как-то урезонить, но пока не удаётся. Нам говорят: казахстанская экономика всецело встроена в мировую, в том числе финансовую систему, а инфляция и рост цен наблюдаются во всём мире. Мол, ну что же тут поделать? Но от этого объяснения никому не легче, а для очень многих наших людей это и вовсе не объяснение, а, как говорят в народе, отмазка наших управленцев. Ведь цены растут и на наши, казахстанские, товары. И при чём тут мировая экономика и ослабление рубля или рост доллара? И почему тенге слабеет, когда стоимость нашего главного экспортного товара, нефти, растёт? А тут ещё и события вокруг Украины… Если честно, то создаётся впечатление, что в нашем обществе всё говорит о тихой панике. Я, может, и преувеличиваю, но, думается, краски сгущаю не очень сильно. Все сегодня ищут ответ: что же будет? Сценами, с тенге, с перспективами экономического роста. С безработицей, наконец. Тревожно, согласитесь?

Сергей Козлов.
Сергей Козлов.

Расул РЫСМАМБЕТОВ: Прежде всего хотелось бы предостеречь всех от паники, потому что в спешке человек принимает некачественные решения. Экономическая ситуация в Казахстане и мире меняется сейчас каждую минуту. Давайте поговорим о наших деньгах. В смятение финансистов сегодня приводит курс национальной валюты из-за начавшихся санкций против России. Будучи нашим крупнейшим торговым партнёром, Россия влияет на наш рынок и курс через торговый баланс. Кроме того, мы, по идее, находимся в одном экономическом объединении – ЕАЭС (Евразийском экономическом союзе). Ни одна аналитическая структура в мире не даст даже приблизительный прогноз, когда антироссийские санкции ослабнут. Зато любой обыватель понимает, что в грядущие недели они будут только ужесточаться. Ни одна аналитическая структура в мире не даст даже приблизительный прогноз, когда санкции ослабнут. Зато любой обыватель понимает, что в грядущие недели они будут только ужесточаться, и канонада от них уже слышна в Казахстане и взорвала курс тенге до 500+ тенге за доллар. К сожалению, абсолютно невозможно предсказать курс тенге к доллару. Впереди весь мир ждёт заседание комитета по ставке Федеральной резервной системы США и значительные ожидания, что ФРС примет решение прибавить +0,25%, что укрепит доллар ко всем другим валютам мира. Однако речь идёт не об одном курсе, а о курсе тенге к доллару и курсе тенге к российскому рублю. Раньше, когда Россия была частью мировой экономики, мы приблизительно понимали, сколько стоит рубль, сколько стоят тенге и доллар. Сложившийся ранее паритет в 5,8 тенге за один российский рубль уже не работает. Более того, даже без учёта товарных потоков тенге должен значительно укрепиться к рублю по простой причине: тенге можно поменять на доллары, а российский рубль – с большим трудом. И если курс тенге к доллару формируется по-прежнему через количество долларов и золота у нас в резервах, то возникает сложный вопрос для наших и российских экономистов: как формировать курс рубля к тенге? Часть российских активов в долларах заморожена, и правительство там идёт на беспрецедентные меры – запрет на экспорт чуть ли не половины производства. И значительная часть из запрещённого экспорта – это товары, которые мы покупаем только в России. Как здесь можно предполагать, будут ли расти на них цены, а вместе с этим и инфляция в целом?

Расул РЫСМАМБЕТОВ.
Расул Рысмамбетов.

С. К.: То, что всё это будет расти, ни у кого сомнения не вызывает, гадают лишь о том, как, с какой скоростью? Если всё так, как вы говорите, и как говорят и пишут ваши коллеги, то впору вообще вводить так называемое мобилизационное регулирование экономики. Пока ещё есть какой-то запас товаров и компонентов, которые мы ввозили из-за рубежа, в том числе из дальних стран. Получается, что скоро всего этого либо не будет, либо всё возвращается к пресловутому советскому дефициту и очередям. Их, кстати, уже можно было на днях наблюдать – люди стояли за сахаром. А ведь он в стране есть, и причин для паники не должно, казалось бы, быть. Как пишут специалисты, цена сахара, конечно, вырастет, процентов на 20-30, потому как сырьё импортное и зависит (опять же!) от курса валют. И так на все товары новых поступлений – импортные или казахстанские, но с высоким содержанием импорта (а у нас его много везде, от упаковки и сырья до комплектующих к технике). Статистика прошлого года: казахстанский экспорт – 60 млрд долларов. Много это или мало? Это 35% от казахстанского ВВП. То есть такая часть нашей экономики связана напрямую с экспортом, с вывозом из страны. А что же с ввозом, с импортом? Вновь статистика 2021-го: мы импортировали товаров на 40 млрд долларов. Это 23% от ВВП. Что это значит? А то, что у нас нет, как пишут эксперты, такого производимого в нашей собственной экономике товара или услуги, которые не были бы завязаны на импортируемое оборудование, исходные материалы или составляющие. Казалось бы, баланс экспорта-импорта – плюс 20 млрд долларов, но вот баланс первичных и вторичных доходов (то есть «наших» инвесторов и кредиторов) – 24,6 млрд долларов. Иными словами, они-то всегда «в шоколаде», несмотря ни на что. А наше сальдо – это минус 5 млрд долларов. Вот сразу возникает вопрос: а чего стоит такое встраивание в мировую экономику? Аргумент, что, мол, никто такого не ожидал, не принимается. Если ты создаёшь систему жизнеобеспечения, то она должна быть устойчивой. Если же она почти целиком зависит от устойчивости других систем, то это, извините, уже не самостоятельная система, а придаток к ним.

Р. Р.: Насчёт мобилизационной экономики, это, пожалуй, сегодня было бы как нельзя актуально. Все цепочки поставок в Казахстан, а это в основном через Россию, разорваны. Это и импорт всего иностранного, и российских продуктов. Нам придётся искать замену всего этого, если речь об иностранном экспорте, то теперь нужны обходные цепочки поставок. А вот насчёт российского продуктового импорта, то само правительство России сегодня закрывает экспорт многих своих товаров. И думается, перечень их будет расти. Сегодня уже известно об ограничениях поставок сахара и зерна. Кстати, мне непонятен ажиотаж вокруг сахара, ведь он есть в достатке. И российские, и белорусские сахарные заводы как работали, таки работают. Правда, одним из основных поставщиков сахара в наш регион была Украина, но прекращение этих поставок не повод для паники. Тем более для такого, прямо сказать, психоза, который наблюдается в некоторых торговых сетях. Ну и наши сахарные заводы необходимо реанимировать, самое время, чтобы они производили для нашей страны то, что необходимо. Нет беспокойства по поводу зерна. Оно теперь, если говорить об экспорте, может стать просто золотым, учитывая, что украинская посевная кампания, надо полагать, сорвана. Внутри Казахстана, вероятно, правительство будет цены на хлеб и муку сдерживать, хотя бы потому, что все наши производители зерна всегда в значительной степени дотировались государством. И руководство страны просто не допустит губительного роста на это стратегически важный продукт. Хлеба нам хватит. Сегодня главное – правильно провести посевную кампанию. И если будет хороший урожай, то можно даже увеличить объёмы экспорта. А вот что касается самого этого экспорта, то, как говорится, нет худа без добра. Цена казахстанской пшеницы будет, несомненно, на внешних рынках очень высокой. Что делать, такова реальность, когда с рынка уходит один экспортёр, то, как правило, выгоды получает другой…

С. К.: Кстати, насчёт выгод. Обострилась полемика вокруг членства Казахстана в Евразийском экономическом союзе. Его противники торопят: вот сегодня самое время из него выйти, он нам невыгоден. Говорят: вот видите, к чему привела интеграция с Россией? А вот если бы мы интегрировались, скажем, с Евросоюзом, то такого бы не было. Сидели бы себе спокойненько да наслаждались и импортом, и экспортом, и бренды бы мировые не беспокоились, и макдональдсыс кока-колами к нам все перебрались из России. А другие возражают: а как насчёт транзита через российскую территорию? Трубопроводы, железные дороги и портовые терминалы – через них Казахстан поставляет на мировой рынок львиную долю того, что экспортирует. Как быть с тем, что мы плотно завязаны на российские поставки. Обрубить? Вы в самом деле считаете, что Евросоюз нам всё это восполнит? Это за какие-такие наши прелести? В общем, полемика, которая никогда не угасала, сегодня приобрела особо острый, я бы сказал ожесточённый, характер.

Р. Р.: Ну, отношения внутри ЕАЭС, конечно, должны быть пересмотрены, это, на мой взгляд, уже неизбежно. И сейчас самое время что-то пересмотреть. Хотя бы потому, что сегодня меняются правила, как и говорил, Россия сама закрыла поставки некоторых товаров. И сколько продлятся санкции против неё, сказать никто не может. А могут ли в таких условиях оставаться неизменными условия нашего сотрудничества? Думается, ответ очевиден. Закрыть границу на севере невозможно. Будет контрабанда. Нам сейчас надо думать о собственном рынке, о том, как Казахстану смягчить последствия санкций, которые неизбежно коснутся и нас. Мы сейчас как бы застыли, и это естественная реакция госаппарата. Лучше промедлить и посмотреть, чем побежать со всеми и упасть в пропасть. И тут госаппарату надо с пониманием воспринять митинги и «войну» казахстанских граждан в соцсетях. Украина, Россия, США, КНР – все должны понимать, что мы уважаем мнение своих граждан и даём выражать его. Я вижу все петиции по выходу-заходу в блоки и прочие вещи – такие петиции должны быть, люди выражают свое мнение. Но окончательное решение должно основываться на цифрах, экономической выгоде для государства без нарушения этики и морали. У президента и правительства Казахстана одна забота – благосостояние казахстанцев. Рабочие места, зарплаты, максимум комфорта для проживания у себя в стране.

С. К.: Ну и самое время обратиться к опыту стран, которые живут под санкциями десятилетиями. И вообще выработать новые правила поведения, которые бы исключали драки в магазинах из-за сахара. Так мы, и в этом можно быть уверенными, создадим себе ещё больше проблем, которых в ближайшем будущем хватит с лихвой. Ситуация становится не то что сложнее, она становится опасной. Американцы уже предупредили Китай: если попытаетесь восполнить ущерб, наносимый санкциями России, то под удар можете попасть и сами. Поэтому не исключено, что такие же сигналы могут быть даны и другим российским партнёрам. И тезис о мобилизационной экономике, который ещё вчера воспринимался бы как нонсенс или дикая фантазия, сегодня становится вполне себе реально перспективным.

Р. Р.: Я бы посоветовал соотечественникам в таких условиях неопределённости не допускать никакой паники, отказаться от покупки ненужных товаров, от ненужных трат. Не покупать доллары на чёрном рынке, потому что фальшивки никуда не делись. Активнее заняться своим здоровьем, ведь в ситуации стресса человек быстрее заболевает. Не читать новостей про войну, катаклизмы. На человека влияют только его страна и город, вот о них новости можно и нужно читать. Обновить контакты банка, где у вас кредит, и быть готовым не звонить в банк, а пойти и написать письменное заявление о реструктуризации кредита. Думаю, что в таком режиме нам надо побыть месяц-другой, чтобы дать возможность правительству предложить качественные решения, и уже в разгар весны всё должно заработать.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых