47

Королева нефть и её подданные

Сидим на трубе. Как в неё не вылететь?

ДОБЫЧА УГЛЕВОДОРОДОВ И РАЗВИТИЕ НЕФТЕГАЗОВОЙ ТРУБОПРОВОДНОЙ СИСТЕМЫ В КАЗАХСТАНЕ, ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ КНР, ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА ЭКОНОМИКУ БЛИЖАЙШИХ СОСЕДЕЙ ОБСУЖДАЛИСЬ НА НЕДАВНЕЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «КАЗАХСТАНСКО-КИТАЙСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В НЕФТЕГАЗОВОЙ СФЕРЕ». [газетная статья]

Её организовали Научно-исследовательский институт международного и регионального сотрудничества Казахстанско-Немецкого университета, компания CNPC International Kazakhstan Ltd, China Petroleum Daily и экспертный клуб «Один пояс и один путь».

СПАСЕНИЕ – В СБЛИЖЕНИИ

На карте мира формируются новые геоэкономические союзы: один вокруг США с их глобальными возможностями и планами создания транстихоокеанского и трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства; второй – Европейский союз и евроинтеграция в единый экономический и энергетический рынок. Наконец, третий – Большая Евразия на базе соединения Евразийского экономического союза и китайского проекта экономического пояса Шелкового пути.

Сегодня одним из ключевых факторов, влияющих на сотрудничество государств – членов ЕАЭС, остается асимметричность экономического развития, торговых интересов и неравномерность распределения энергоресурсов. На которые происходит ещё и снижение спроса в связи с мировым экономическим кризисом. Но из-за сильной зависимости от нефтяных продаж двух крупнейших стран Союза, России и Казахстана, энергетической безопасности ЕАЭС могут серьёзно угрожать обвал цен на нефть и сокращение ее добычи. Нарастающие риски должны убедить страны – участницы ЕАЭС пересмотреть свои торговые энергетические отношения не только в рамках Евразийского экономического союза, но и вне его.

Китай играет важнейшую роль в качестве инвестора в энергетическую инфраструктуру, и это особенно актуально для молодого Евразийского экономического союза. Являясь ведущим мировым потребителем и импортером энергии, он одновременно представляет собой источник спроса и доходов для стран-экспортеров энергоресурсов, в частности для России и Казахстана. Для ЕАЭС Китай имеет приоритетное значение как торговый партнер. К тому же его поддержка обеспечивает необходимое финансирование растущих экономик союза.

Особенно это важно потому, что рынки нефти и газа отличаются большой волатильностью, события в данном секторе могут меняться мгновенно и без предварительного уведомления.

В инициативу экономический пояс Шелкового пути Китай стремится привлечь не только ближайших соседей, но и сблизить Азию с Европой, что приведет к региональным трансформациям, а также будет иметь глобальные геополитические и геоэкономические последствия. Одной из примет интереса к подобному сближению был выбор площадки для проведения конференции – Казахстанско-Немецкий университет и приветственное слово участникам его президента Волрада Роммеля.

На конференции звучала мысль о том, что сеть инфраструктурных проектов и новых экономических зон даст возможность открыть многосторонний доступ к рынку и инвестиционным возможностям в Юго-Восточной, Южной и Центральной Азии, стимулировать торговлю и сотрудничество с ЕС.

Китайская инициатива расширяет прежние альянсы с развивающимися рынками БРИКС и Шанхайской организацией сотрудничества. При этом инфраструктурные проекты Китая со странами ЕАЭС носят преимущественно двусторонний характер. Пекин сознательно стремится работать с партнерами напрямую, минуя коллективные органы.

ЛУКАВАЯ СТАТИСТИКА?

За время своей деятельности китайские нефтяные компании в нефтегазовый комплекс Казахстана инвестировали более 45 млрд долларов, в виде налогов уплатили в твердой валюте ещё 50 миллиардов. О чём с гордостью доложил участникам конференции вице-президент CNPC Central Asia Ли Юнхун. Эта китайская национальная нефтегазовая корпорация занимает третье место в рейтинговом списке 50 крупных нефтяных компаний мира. Она трудится в 38 и оказывает инженерно-технические услуги в 63 странах мира – в Азии и России, на Ближнем Востоке, в Северной Америке, Океании, Африке и Латинской Америке.

Деятельность корпорации в Казахстане стартовала со дня подписания в сентябре 1997 года соглашения между CNPC и правительством нашей республики о приобретении акций «Актюбинскнефть» по итогам международного конкурса с участием ведущих мировых нефтяных компаний соглашения о строительстве нефтепровода из региона Каспийского моря в Западный Китай протяженностью свыше трёх тысяч километров.

Сегодня АО «СНПС-Актобемунайгаз» – флагман экономики Актюбинской области, ещё и входит в пятерку лидеров нефтегазовой промышленности страны. В прошлом году компания заняла девятое место среди крупнейших налогоплательщиков Казахстана. Значительные усилия она прикладывает к реализации казахстанской стратегии по созданию внутригосударственной системы трубопроводной инфраструктуры – для обеспечения потребностей страны в нефти и газе, диверсификации путей экспорта углеводородов. Стало реальностью строительство нефтепровода из Казахстана в Китай. По участкам Кенкияк – Атырау и Кенкияк – Кумколь до 60 процентов добываемой корпорацией нефти поступает на нефтеперерабатывающие заводы Казахстана. Она, единственная из иностранных компаний, поставляетнефть по внутренним казахстанским ценам на все три нефтеперерабатывающих завода страны: Атырауский, Шымкентский и Павлодарский.

Однако не во всем согласным с китайским товарищем оказался участник конференции Вячеслав Додонов, главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований (КИСИ) при президенте РК. Он считает, что учёт притока иностранных инвестиций, в том числе из КНР, затруднен рядом проблем. Во-первых, из-за отождествления нефтяной отрасли и горнодобывающей промышленности, во-вторых, зарубежные компании часто предпочитают использовать другие страны, создавая дочерние компании, которые выступают в роли инвесторов казахстанских проектов. Особенно распространенной юрисдикцией являются Нидерланды, чья роль выглядит непропорционально высокой среди иностранных инвесторов Казахстана, а показатели присутствия на казахстанском рынке других государств, использующих в своей деятельности голландские дочерние структуры, автоматически занижаются. К деятельности китайских компаний это также относится в полной мере, что, по мнению Вячеслава Додонова, крайне затрудняет объективную оценку их инвестиционной активности в нефтяной отрасли Казахстана.

«ОДИН ПОЯС – ОДИН ПУТЬ» ПРОТИВ «ПОЯСА НЕСТАБИЛЬНОСТИ»

Булат Султанов, директор НИИ международного и регионального сотрудничества Казахстанско-Немецкого университета, оценивает взаимоотношения ЕАЭС и Китая с геополитической позиции. Он уверен, что США и страны Запада активизируют попытки сдержать развитие Китая.

В сентябре в Вашингтоне состоялся первый очный саммит глав государств блока, созданного Америкой для противостояния «китайской угрозе» – так называемой «четверки» в составе США, Австралии, Японии и Индии, в ближайшее время к ним могут присоединиться Филиппины.

Поскольку казахстанско-китайская граница протяженностью 1700 километров является сегодня границей дружбы и сотрудничества, в некоторых горячих головах на Западе, считает Булат Клычбаевич, может возникнуть соблазн дестабилизировать здесь ситуацию и создать по периметру границ Китая блок антикитайски настроенных государств. Чтобы возникли препятствия на пути строительства экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), который создается Пекином в качестве запасного к существующим морским торговым путям из Тихого океана в Индийский и далее в Атлантический. В этом случае может сорваться сопряжение ЭПШП с казахстанским проектом «Нурлы жол» и с Евразийским экономическим союзом. Именно этим объясняет политолог Султанов активизацию информационных вбросов для разжигания синофобии среди населения Казахстана и стран Центральной Азии.

ДОБЫТЬ И УНИЧТОЖИТЬ?

Обеспокоенность более ощутимыми и насущными проблемами звучала из уст участницы конференции, преподавателя факультета мировой политики Казахстанско-Немецкого университета Ларисы Когутенко, посвятившей выступление влиянию нефтегазовой индустрии на экологию Казахстана. Великая прорицательница Ванга, уверявшая, что «в 2018 году поезда будут летать на проводах от солнца, добыча нефти прекратится и земля будет отдыхать», пролетела сама. Добыча сырой нефти и природного газа в Казахстане занимает почти 45 процентов всей нашей промышленности. Доля экспорта сырьевой нефти и газа в общем объеме экспорта страны составляет 67 процентов. Количество источников загрязнения при строительстве скважин поражает воображение. Это выхлопы дизелей буровых установок, дегазаторы бурового раствора, емкости для хранения сыпучих порошкообразных материалов, шламовые амбары с производственно-технологическими отходами, циркуляционные системы.

В радиусе 500–800 м от буровой вышки растительность уничтожается на 70–80 процентов, а в радиусе 100 м в результате более интенсивного загрязнения глинистым раствором она практически исчезает. Развитие нефтедобывающей промышленности в РК и нерациональный подход к переработке сырья привели к чрезмерному накоплению промышленных отходов. Например, объемы серы в отвалах Тенгизского месторождения превысили 3,5 млн тонн, а ежегодно их образуется в среднем от 3,5 до 5 тысяч тонн, из которых для нужд народного хозяйства используется меньше 5 процентов. При эксплуатации месторождений оказываются разрушенными огромные земляные массивы. Экологически неблагоприятная зона для постоянного проживания вблизи Тенгизского месторождения определена в радиусе 50 км, для Карачаганакского и Кумкольского – соответственно в 10 и 30 км.

На всех старых месторождениях десятки лет пластовая и промывная вода выбрасывалась на поля испарения. На старых промыслах нефтегазодобывающих участков «Кульсарынефть» и «Прорванефть» их площадь составляет тысячи квадратных километров. Огромные поля испарения минерализованной воды, загрязненные нефтепродуктами, безусловно, отрицательно влияют на биосферные процессы в этом регионе. Как справляться со столь критическими последствиями технологических процессов, пока большой вопрос для всех живущих и работающих на этой земле. Потому что человек по-прежнему остаётся мерилом всех вещей.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых