862

Диалоги с жизнью

Сколько звезд детской хирургии нужно Казахстану?

НЕДАВНО НАШУ СТРАНУ ПОСЕТИЛ РОССИЙСКИЙ ДЕТСКИЙ ХИРУРГ С МИРОВЫМ ИМЕНЕМ ЮРИЙ КОЗЛОВ. В АЛМАТЫ И НУР-СУЛТАНЕ ОН СДЕЛАЛ НЕСКОЛЬКО СЛОЖНЫХ ОПЕРАЦИЙ С ПРИМЕНЕНИЕМ ЭНДОСКОПИЧЕСКИХ ТЕХНОЛОГИЙ, ПРОВЕЛ МАСТЕР-КЛАССЫ ДЛЯ МОЛОДЫХ КАЗАХСТАНСКИХ КОЛЛЕГ. [газетная статья]

Модератором на этих встречах был наш земляк, актюбинец Владимир Котлобовский, доктор медицинских наук, профессор, президент Казахстанской ассоциации эндоскопических хирургов. Данное обстоятельство имеет под собой вполне логичную основу: именно с него началась детская эндоскопическая хирургия – у нас и на всем постсоветском пространстве.

ЗАМОЧНАЯ СКВАЖИНА И ЕЕ ЧУДЕСА

– Владимир Игоревич, для начала разъясните нам, непосвященным, о чем идет речь?

– Всем известно, как непредсказуемо может повести себя любой орган у человека. Например, червеобразный отросток толстой кишки под названием «аппендикс». Его воспаление чревато хирургическим вмешательством. По расхожему мнению считается, что операция эта быстрая и легкая: чик – и готово. Но все непросто, особенно у детей.

Ставить диагноз на основе косвенных признаков – это как наткнуться на мину замедленного действия. Я пришел к такому выводу после пяти лет работы в экстренной хирургии, пройдя через опыт ошибок и осознав необходимость технологии, с помощью которой можно до операции понять, что происходит с ребенком. В 1989 году на очередной стажировке в Москве в Филатовской больнице я увидел лапароскоп – телескопическую трубку, которую профессор Анатолий Дронов вводил в брюшную полость через маленький прокол в передней брюшной стенке и осматривал внутренние органы ребенка. Я был потрясен возможностями нового метода.

Но как внедрить его дома, в Актюбинске? Для этого нужны были немыслимые по тем временам средства, причем в валюте. Здравоохранение находилось в бедственном положении. В больницах не выдавали зарплату. Пациенты несли с собой на операцию марлю, шприцы, медикаменты, постельное белье. Бывали периоды, когда не было средств даже на бензин для заправки дежурной машины.

Начались мои страдания, бесконечные перелеты за свой счет в Москву, пустые переговоры с бизнесменами. Но не зря говорится: «Если долго мучиться…». С одним из них я оказался рядом в кресле очередного ночного рейса. Я рассматривал каталог медицинского оборудования, он заинтересовался, слово за слово. В общем, рассказал попутчику о нашей проблеме. И представьте, произошло чудо! На высоте десять тысяч метров над уровнем моря послали спасительные силы небесные человека, сказавшего: я помогу. Оказалось, что перед этим он взял на себя расходы по ремонту церкви и, наверное, решил, что позаботиться о детях есть не менее богоугодное дело. В том же году в нашей операционной разместилась техника, позволяющая делать лапароскопическую диагностику, заглядывая, как через замочную скважину, во внутренности ребенка.

РЕПОРТАЖ ИЗ УТРОБЫ

– Но когда врачу все стало понятно, можно ведь оперировать обычным способом?

– Понимаете, большой разрез сам по себе травматичен, а применяя щадящую технологию, можно добиться гораздо лучших результатов. Сегодня крошечная эндовидеокамера с увеличением в 10-15 раз выводит на большой экран изображение в режиме 3D внутри брюшной полости ребенка. Хирург ведет операцию через точечные разрезы и видит при этом все свои манипуляции, как и его ассистент, и вся операционная бригада.

Эндовидеолапароскопия ознаменовала собой мощный скачок в детской хирургии, и конечно, я горжусь тем, что право первым на постсоветском пространстве сделать такую операцию выпало мне. Правда, не обошлось без скептиков, считавших, что мы устроили бурю в стакане воды: типа зачем нужны лишние хлопоты, когда можно хорошо действовать и по старинке?

Одному англичанину принадлежит мудрость, что сначала о новшестве говорят: «Такого не может быть», потом: «В этом что-то есть», в конце концов: «А как же иначе?». Так было и с нами. Процесс пошел в нужном русле: в областной детской было открыто отделение эндоскопической хирургии, потихоньку подтягивались специалисты, смотревшие сомной в одну сторону. К нам в Актюбинск стали приезжать на стажировку врачи из других областей Казахстана, из разных стран СНГ. У меня состоялась защита в Москве кандидатской диссертации по использованию этого метода в диагностике и лечении неосложненных форм острого аппендицита у детей.

Позже защитил докторскую по эндохирургии при аппендикулярном перитоните. Работе было отдано десять лет практических исследований. Ведь что происходит при таком катастрофическом осложнении? Отросток лопается, и гной растекается внутри живота. Делать полостную операцию – значит наносить значительный повреждающий ущерб организму. А при лапароскопии его не происходит, то есть у маленького пациента сохраняются дополнительные жизненные силы для борьбы с болезнью.

– Российское светило доктор Козлов благодарен вам как своему учителю. Он приезжал в вашу клинику на стажировку?

– Учитель, пожалуй, слишком громко сказано. Мы впервые встретились четверть века назад в Венеции на большом международном съезде, где у меня был доклад. Юрия Андреевича так вдохновила эта тема, что он посвятил ей все дальнейшие годы своей научной и практической деятельности, на протяжении которых мы постоянно встречаемся. Так было и на этот раз в Нур-Султане и Алматы.

«Я УВЕРЕН: ЧЕРЕЗ РУКИ ВРАЧА, А ТЕМ БОЛЕЕ ХИРУРГА, ПРОХОДИТ ВОЛЯ БОЖЬЯ. ЧЕЛОВЕК – САМЫЙ СЛОЖНЫЙ ОБЪЕКТ ВО ВСЕЛЕННОЙ, А МЫ ПЫТАЕМСЯ ВМЕШИВАТЬСЯ В ЭТО ТВОРЕНИЕ, РЕМОНТИРОВАТЬ, ИСПРАВЛЯТЬ… ВЕДЕМ ДИАЛОГИ С БОЛЕЗНЯМИ, ТОЧНЕЕ, С ЖИЗНЯМИ ЛЮДЕЙ. НЕ УТВЕРЖДАЮ, ЧТО ЭТО ПОД СИЛУ ТОЛЬКО ИЗБРАННЫМ, НО ЦЕЛЫМ РЯДОМ ОПРЕДЕЛЕННЫХ И НЕПРЕМЕННЫХ КАЧЕСТВ ЧЕЛОВЕКУ, РЕШИВШЕМУ СТАТЬ ВРАЧОМ, ОБЛАДАТЬ НЕОБХОДИМО».

– А как обстоят дела у наших врачей? За кого из них вы испытываете гордость?

– Алматинские хирурги Марат Каптагаев, Азамат Оразалинов успешно проводят десятки операций у детей с аномалиями развития пищевода, кишечника, диафрагмальных грыж. Рустем Бишманов делает лапароскопические операции у детей с урологическими проблемами. Врачи Национального научного центра материнства и детства во главе с доктором медицинских наук Дамиром Дженалиевымс помощью лапароскопии выполняют забор для трансплантации почки, проводят операции на надпочечниках у новорожденных. В Карагандинской областной детской клинической больнице профессор Мейрамбек Аскаров со своими учениками проводит лапароскопические операции у детей с врожденным гидронефрозом. Эндоскопическая хирургия уверенно развивается в ряде областных центров нашей страны.

ПРОФЕССИЯ ГОРЯЩИХ ГЛАЗ

– Те, кого вы назвали, видимо из «звездного» состава. Но согласитесь, сегодня в адрес отечественной медицины раздается и немало нареканий!

– Я уверен: через руки врача, а тем более хирурга, проходит воля божья. Человек – самый сложный объект во Вселенной, а мы пытаемся вмешиваться в это творение, ремонтировать, исправлять… Ведем диалоги с болезнями, точнее, с жизнями людей. Не утверждаю, что это под силу только избранным, но целым рядом определенных и непременных качеств человеку, решившему стать врачом, обладать необходимо.

В нашей группе в мединституте было 12 парней, и глаза у всех даже не светились, а горели, хоть спички зажигай. Мы работали медбратьями, ассистентами, просиживали в библиотеках, занимались в кружках, мы соревновались друг с другом в знаниях и умениях. А сегодня это действительно наблюдаешь у немногих… Когда так целенаправленно и мощно идет оснащение медицинским оборудованием мирового уровня казахстанских больниц – от столичных до районных, то и персонал должен быть ему под стать.

На мой взгляд, необходимо пересмотреть и финансовую политику в отношении специалистов. Приведу такой пример. Давний друг, москвич, успешный детский хирург, решил поискать счастья в Австралии. Провел там 20 лет в безуспешных поисках работы и в итоге вернулся домой. Рассказывает, что у них на всю страну с территорией примерно в три раза обширнее Казахстана трудятся 56 детских хирургов, полностью обеспечивая потребность народонаселения в специализированной помощи, и 57-го брать в свое сообщество не намерены. Население Австралии около 25 миллионов человек. У нас детских хирургов около четырехсот. Очевидная пропорция соотношения населения и числа эскулапов дает понять, что количество не означает качество, а расход средств на достойную оплату труда действительно ценных медицинских кадров мог бы стать более оправданным и справедливым.

СПРАВКА

Владимир Игоревич Котлобовский – заслуженный деятель РК, член четырех международных хирургических ассоциаций, автор 350 научных публикаций и 12 патентов на изобретение. Им создана Западно-Казахстанская школа по подготовке эндохирургов детской и общей хирургии, гинекологии. Он считается одним из мировых столпов минимально инвазивной (в переводе с латыни – «проникновение») медицины, их еще называют «эндогуру». В свои 66 ежедневно встает к операционному столу, совершает перелеты по всему миру, принимая участие в самых представительных и авторитетных медицинских форумах. И каждый день выполняет оптимальную для него норму физической нагрузки – 15 километров пешком.

Владимир Игоревич Котлобовский
Владимир Игоревич Котлобовский.

Мы плохо знаем своих героев и спасителей. Отправляемся за исцелением на край земли, а оно часто находится на рас- стоянии вытянутой руки. Если собрать вместе всех излеченных и качественно проконсультированных пациентов доктора Котлобовского, то их окажется примерно тысяч тридцать. Потянет на небольшой городок или огромный столичный стадион...

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество