Примерное время чтения: 7 минут
71

Семья по контракту

У НАС В СТРАНЕ ПРИМЕРНО ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ ВОСПИТАННИКОВ ДЕТСКИХ ДОМОВ. ЗА ДЕСЯТЬ ЛЕТ КОЛИЧЕСТВО ЭТИХ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ УМЕНЬШИЛОСЬ БОЛЕЕ ЧЕМ В ДВА РАЗА. СООТВЕТСТВЕННО, И ТЕХ, КТО В НИХ СОДЕРЖАЛСЯ. ЕСТЬ ПОВОД ДЛЯ ОПТИМИЗМА? БЕЗУСЛОВНО. НО НЕ МЕНЬШЕ И ПОВОДОВ ДЛЯ ТРЕВОГИ: ПОЧТИ ПЯТАЯ ЧАСТЬ ДЕТЕЙ, РАЗОБРАННЫХ ПО СЕМЬЯМ, ВОЗВРАЩАЕТСЯ ПОД КРЫЛО ГОСУДАРСТВА. ДЕВИЗ «КАЗАХСТАН БЕЗ СИРОТ» ПОКА ВЫГЛЯДИТ НЕ ОЧЕНЬ УБЕДИТЕЛЬНО И ПРАВДОПОДОБНО. НО НЕ БУДЕМ БРОСАТЬ КАМЕНЬ В ТЕХ, КТО ТРУДИТСЯ НАД ЕГО РЕАЛИЗАЦИЕЙ! СРЕДИ НИХ И НАША СОБЕСЕДНИЦА ШОЛПАН БАЙБОЛОВА, РУКОВОДИТЕЛЬ ОФ «ЦЕНТР КОМПЛЕКСНОЙ ПОДДЕРЖКИ СЕМЬИ «СЕМЕЙНАЯ АКАДЕМИЯ» [газетная статья].

ЗАКРЫТЬ И ОТЧИТАТЬСЯ!

– Шолпан, на мой взгляд, с таким же успехом можно декларировать лозунг «Казахстан без больных». Разве не так?

– Не вижу повода для иронии. Наши задачи с медиками вполне совпадают. Мы ведь тоже стараемся помочь стране, обществу – избавиться от тяжелого диагноза под названием «социальное сиротство». Другое дело, что ситуацию, которая накапливалась и формировалась десятилетиями, с налета идеально не разрешить. К тому же подводит стремление как государственных структур, так и неправительственных организаций основные усилия бросать на последствия проблемы, а не на её причины.

Шолпан Байболова.
Шолпан Байболова. Фото: из газетных материалов

– Вы о чём?

– Я считаю, что решение о создании на базе детских домов центров поддержки семьи вполне логично и благоразумно. Учреждение перестаёт быть конечной остановкой, а приобретает перспективу – работает с биологическими семьями воспитанников, помогая их социализации, а значит, и воссоединению с ребенком, активно сотрудничает с органами опеки и попечительства, с потенциальными усыновителями, патронатными воспитателями. Но пока, к сожалению, нововведение существует в виде смены вывески. Нет специалистов, которым по плечу такая трансформация. Поэтому в основном вопрос решается с революционной прямотой – закрыть ещё один детдом и отчитаться в инстанциях о сэкономленных бюджетных миллионах. Отсюда и возвраты детей, которых в спешке определяли на патронат, опеку, в приемные семьи, к людям, давшим на это необдуманное и легковесное согласие. Сошлюсь на грустный пример Алматы, где недавно в авральном режиме ликвидировали сразу два детских дома, решив, что десятки их воспитанников примет местная «SOS. Детская деревня». Как будто она резиновая.

НЕ СМЕРИВ БРОДУ…

– О возвратах детей странно слышать, особенно в контексте законодательной нормы кодекса РК «О браке (супружестве) и семье», предусматривающей обязательную психологическую подготовку в ШПР, школе приемных родителей. Да еще с получением сертификата!

– Честно говоря, с введением этой новеллы в кодекс явно поторопились. Обещание больших бизнес-структур, что они берут на себя финансовое и кадровое обеспечение таких школ, на практике реализуется некачественно. Сертификаты, как правило, выдаются всем выпускникам. Но факт посещения занятий – это далеко не гарантия успешного принятия в семью ребенка. К тому же в бурном море родительских обязанностей люди выплывают в одиночку. Хотя, по идее, они обязательно должны быть обеспечены последующим сопровождением специалистов школы или социальных работников.

Фото: из газетных материалов

Ситуация во время пандемии, которая ударила и по финансовым возможностям топ-предпринимателей, показала, что полагаться исключительно на них в вопросе государственной важности недальновидно. Деятельность ШПР теперь переложили на сохранившиеся детские дома, не располагающие для этого ни малейшими ресурсами. Но ведь есть закон, который требует соблюдения. Зачем же его превратили в телегу, запряженную впереди лошади? Ситуация самая плачевная: люди не могут принять в семью ребенка без прохождения школы приёмных родителей, выстраиваются очереди, чтобы в итоге получить сертификат, не обеспеченный качеством подготовки. Нет стандартов, в соответствии с которыми такая учеба должна проводиться, нет аккредитации для подобного рода деятельности. Все эти моменты возможны, если она приобретет статус государственной. С соответствующим финансированием, включением в систему госзаказа. Тогда в означенную сферу придут профессионалы. Их немного пока, но они есть. Нельзя растерять тот человеческий ресурс, который может и должен вырастить вокруг себя новых специалистов в этой уникальной социальной сфере.

ЦЕНА ЗАБОТЫ

– С недавних пор термин «профессионалы» начал звучать в применении к семье. Если не всё в порядке с обычными приёмными семьями, то как подготовить еще и профессиональные?

– Я очень опасаюсь, что, как в случае с ШПР, быстро продавят и такую норму. Законопроект уже подготовлен, но кто будет доводить до кондиции будущих профессионалов, создавать вокруг них необходимую инфраструктуру? На этот вопрос пока нет ответа.

– Насколько понятие профессионализма уместно в столь деликатном вопросе? Поймет ли широкая общественность его финансовую составляющую?

– Институт фостерных семей – они же замещающие, или профессиональные – зарекомендовал себя положительно во многих странах, либо избавившихся от детских воспитательных учреждений, либо сокративших их до минимума. Это семья по найму, с которой государство заключает контракт на воспитание ребенка, оказавшегося в трудной жизненной ситуации или оставшегося без попечения родителей.

Представьте себе случай, когда ребенка нужно срочно изъять из семьи, где ему стало опасно находиться. Тому бывает множество причин. Сегодня у него один путь – в Центр адаптации несовершеннолетних. Считается, на время, пока органы опеки разберутся, что делать дальше. Но сроки обычно затягиваются, и могу вас уверить, что ЦАН – не лучшее место нахождения для ребенка, находящегося в состоянии стресса, психологической травмы. Другое дело семья, в которой тепло, где ласково встретят, успокоят, вкусно накормят и оставят у себя до той поры, пока не будет определен дальнейший маршрут – в родную или приемную семью, на патронат, под опеку, а возможно, и на усыновление. Экстремальные ситуации, вынуждающие обращаться к услугам того рода, обязывают фостерную семью обладать, кроме необходимых человеческих, ещё и высокими профессиональными качествами, полученными в процессе длительной и качественной подготовки. Существуют определенные методики, рассчитанные на разный детский возраст, на детей с инвалидностью, отсюда и соответствующая специализация профессиональных семей. Предусмотрена их супервизия, повышение квалификации. А это, согласитесь, работа, причем круглосуточная, которая должна соответствующим образом оплачиваться.

– Тут мы с вами и услышим от проницательного читателя: всё ясно, ещё одна кормушка для любителей нажиться на сиротстве! Кстати, в Америке фостерным семьям погашают только расходы на содержание ребенка.

– Там большую роль играет религиозная составляющая, фактор общественного престижа, ощущения своей принадлежности к важной миссии. Уровень жизни тоже имеет немалое значение. Поэтому давайте исходить из нашей реальности!

– В общем, разрушили мы отлаженную детдомовскую систему и нажили себе большую головную боль. Бюджету, конечно, выгода… Но стоило ли?

– Безусловно. Только выходить из такого положения надо постепенно, соизмеряя усилия с возможностями. Потому что сегодня во многом мы оказались в положении прекраснодушных мечтателей.

И все-таки процесс идёт. Теперь в каждом регионе есть свой уполномоченный по правам ребенка, думаю, что и они станут поднимать перед государством эти вопросы. Нам всем надо менять туннельное мышление на системное. Ставить во главу угла профилактику социального сиротства, а это значит – доходить до нужд и трудностей каждой семьи, чтобы удерживать её от сползания в кризис, в группу риска. Нужно быть в постоянном диалоге с госорганами, не воевать, но доказывать, убеждать. На этом пути важен каждый шаг, даже самый малый.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама

Топ 5 читаемых