Примерное время чтения: 4 минуты
108

Если отчим – значит, насильник?  

Вот что значит человек не на своём месте и занят не своим делом. Новый уполномоченный по правам ребенка Динара Закиева предложила проверять семьи, где дети живут с отчимом. Якобы данная мера предусмотрена в рамках предотвращения сексуального насилия над детьми [газетная статья].

Помимо этого, посещать с проверкой будут многодетные и неблагополучные семьи. Хотелось бы знать, какими такими соображениями руководствуется г-жа Закиева и под чьим воздействием она пишет свои предложения, поэтому аналогично предложил бы ей после каждой идеи проходить освидетельствование у соответствующих специалистов – чисто в профилактических целях! Заодно что-то делать для того, чтобы постоянно улучшать свою память и общую деятельность мозга, так как если омбудсмен не помнит базовых основ Конституции, это сильно настораживает.

В целом, напомню, уполномоченный по правам ребенка РК Динара Закиева предложила более 50 поправок по вопросам насилия, жестокого обращения, выпадения детей из окон домов и буллинга. Это все оттенки наших проблем с детьми, казалось бы. Одно изучение всех этих трудов занимает массу времени, но их приходится изучать, так что более подробные комментарии позже.

Но вот… я, конечно, дико извиняюсь, но как это можно объяснить: не много ли на себя берёт госпожа Закиева и Генпрокуратура? То есть согласно её выводам получается, что любой отчим у нас по определению насильник, что ли? Так мы скоро дойдём до того, о чем мечтает, например, небезызвестная г-жа Тансари: сажать мужчин без суда и следствия только по показаниям предполагаемой жертвы насилия. А то и того лучше, просто лепить клеймо насильника по половому признаку?

Кажется, борьба с насилием приобрела какую-то неадекватную, прямо-таки насильственную форму, чего я и боялся. Омбудсмен полез на поле г-жи Тансари – поле сбора сплетен, бездоказательных обвинений, буллинга. Как мне видится, мы скоро вернёмся к закону о насилии, который активно продвигают наши прозападные неправительственные организации и который однажды удалось отбить.

Я хочу напомнить то, о чём неоднократно писал: каждое преступление против детей должно быть расследовано скрупулёзно и с соблюдением всех норм законодательства, а виновный должен быть наказан. Но никто не может быть обвинен в преступлении до вступления в законную силу решения суда. Общественники не вправе вмешиваться в правосудие и тем более вершить его. В стране еще пока действует презумпция невиновности. То, что предлагает уважаемая г-жа Закиева, идёт вразрез с нормами права и подразумевает обратное.

И еще: вы заметили, как в последнее время кто-то снова взялся за тему насилия и начал ее качать, как это было за год до памятного всеми нами января? Напомню, что согласно статистике, преступления против личности, связанные с насилием, у нас в Казахстане имеют тенденцию к постоянному снижению, как против взрослых, так против детей. Согласно последним данным, мы достаточно благополучная страна, куда более дружелюбная к человеку, чем, например США.

Госпожа Закиева же взялась за самый хайповый участок в деле защиты детей, забросив огромное поле деятельности, которое куда менее заметно, чем разговоры о насилии. Понятно, что после предложенных и названных её именем поправок в области регулирования интернета она наверняка оценила значение пиара, но заведомо превращать мужчин в преступников без суда и следствия это уже перебор. Я бы на порог не пустил без причины не только прокуроров, но даже участковых.

При эскалации этого вопроса мы можем столкнуться с тем, что разведённые женщины могут оказаться в ситуации, когда шансы выйти повторно замуж, найдя новое счастье в семейной жизни, будут стремиться к нулю. Мужчины просто не захотят рисковать и связываться с женщинами, имеющими детей. Мы уже знаем случаи про мужчин, отправленных в тюрьму по лживым доносам неродных детей, которые потом отказывались от своих обвинений, объясняя их местью, ревностью и еще бог знает чем, при вмешательстве силовиков, и такая ситуация может выйти из-под контроля вовсе.

Особенно с тем, на каком уровне сегодня находится профессионализм нашей полиции, а также уровень недоверия к ней. Кроме этого, есть ещё закрепленная законодательно неспособность критически относиться к показаниям, отсутствие высококвалифицированного института экспертизы, «координации» судов, полиции и прокуратуры, обвинительного уклона всего и вся и практически полного отсутствия непредвзятого правосудия.

А также страх некоторых государственных органов, которые, вместо того чтобы просто грамотно исследовать и расследовать данный вид преступлений и не допускать манипуляции общественным мнением, бесконечно законодательно ужесточают наказание за насилие.

Денис Кривошеев, блогер

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых