33

Школа невыученных уроков

ЖУРНАЛИСТЫ СВЕТЛАНА СИНИЦКАЯ И ВИКТОР ВЕРК – О СТАРЫХ И НОВЫХ ПРОБЛЕМАХ НАСТУПИВШЕГО УЧЕБНОГО ГОДА. [газетная статья]

Светлана СИНИЦКАЯ: Хочется начать с чего-нибудь радостного, типа в школу – как на праздник! Тем более все его приметы сегодня имеются – цветы, поздравительные речи, оживлённые лица детей-учителей-родителей. Дальше всё пойдёт по накатанной колее, лишь бы опять офлайн не перебрался на онлайн – к ужасу взрослых и тайной радости некоторой части подрастающего поколения.

Светлана Синицкая.
Светлана Синицкая. 

Виктор ВЕРК: Мне тоже хочется, поверьте! Но вместо радости я ловлю себя на мысли, что школьная эйфория продлится недолго. И мы опять уйдем в онлайн. На днях замминистра здравоохранения Ажар Гинаят заявила: если хоть один ребенок в классе заболеет, то сдавать ПЦР будет чуть ли не вся школа. А ПЦР – это 8-10 тысяч, для многих серьезные деньги. Так что родителям будет проще перейти обратно на онлайн. К тому же очень многие взрослые до сих пор не вакцинировались или купили паспорт вакцинации. Медики в приватных разговорах и даже в официальных интервью признают: никто не знает реальной цифры вакцинированных по стране. А никак не редеющая армия антиваксеров только усугубляет ситуацию. Надо честно признать: государство с треском провалило информационную войну за прививки. И рискует точно так же провалить учебный год офлайн. На этой почве, к слову, назревает межведомственное противостояние Минздрава и Минобра. Первым надо выполнить президентское поручение обуздать пандемию, вторым исполнить его же директиву – ликвидировать провал в обучении. А в итоге появляются вроде бы правильные, но на поверку абсолютно невыполнимые указания. Например, о масочном режиме на уроках. Вот признайтесь: вы верите, что ученики смогут выдержать шесть уроков в «намордниках», даже если на физкультуре и в столовой они будут без оных? И никакие учителя за этим не уследят. К тому же дети вынуждены будут дышать своими же микробами, скапливающимися под маской. В итоге мы получим если не «корону», то другие респираторные и вирусные болезни. Школярам так и так придется сидеть дома и в лучшем случае учиться онлайн.

Виктор Верк
Виктор Верк.

С. С.: Это было бы совсем некстати, учитывая Национальный отчёт, посвященный итогам последнего международного исследования PISA – Международной программой по оценке образовательных достижений учащихся и подготовленный информационно-аналитическим центром МОН РК. Оно проводится раз в три года среди 15-летних школьников и с помощью тестирования отражает уровень их образования. К чести отечественного Минобра – не убоялось выставить на всеобщее обозрение наши скудные успехи в области просвещения. В исследовании принимали участие 77 стран, выставлялся средний балл за читательскую, математическую и естественнонаучную грамотность.

Казахстан оказался на 69-м месте, позади остались 13 стран Латинской Америки, Ближнего Востока, Северная Македония, Косово… А обставили нас Эстония, Латвия, Россия, Литва, Беларусь, Украина и Молдова. Казахстан участвует в международном тестировании на функциональную грамотность школьников с 2009 года, каждый раз наши показывали отставание от уровня зарубежных сверстников на полтора-два года. И вновь результат обескураживает. У российских ребят дела тоже не блестяще, но всё-таки они на 31- м месте. Всех обогнал Китай.

Больше половины наших почти выпускников не могли не то что анализировать, но и понимать прочитанное. Эти результаты стали известны только что, очередное исследование проходило в 2018 году, пока шёл подсчёт, пандемия опять же замедлила процесс. ...Короче, «непонимающие прочитанное» уже успели пополнить ряды студенческой молодёжи. Ещё те специалисты придут в народное хозяйство родной страны!

В. В.: Это правда, но далеко не вся. Школа наша давно не коррелируется с дальнейшими успехами ее выпускников. Зачастую круглые отличники становятся неудачниками, а закоренелые троечники, что называется, правят миром. А все эти международные рейтинги, вроде PISA, нужны только нашим чиновникам. Чтобы «доложить наверх».

С. С.: Мне интересно, в чём тут дело? Вроде бы сегодня возможностей для школьников учись – не хочу. Неужели и вправду не хотят? Хотя есть у меня пример собственного сына, которому школа была абсолютно до лампочки. К двойкам по математике он относился с возмутительным спокойствием, по остальным предметам довольствовался трояками. От учителей только и слышала: «Надо же, у таких приличных родителей…» Ситуация немного выровнялась к 9-10-м классам. В итоге успешно окончил два престижных зарубежных вуза, один из них технологический с курсами высшей математики, сейчас готовится к защите третьей магистерской степени. Я как-то его спросила, чем он объясняет свои школьные провалы. Сказал, что было неинтересно и к тому же унижали.

В. В.: А вот это действительно, проблема. Я сам ещё в советские времена немного отработал в школе, но такого, как сейчас, не помню. Всеобщий пофигизм, усиленный воинствующим буллингом, превращает школу в унылую каторгу. Старшие ученики младших «ставят на счётчик», третируют и даже насилуют, всячески унижают психологически на почве социального неравенства или каких-либо других комплексов. Моих детей, слава богу, это не коснулось: один закончил государственный лицей еще 10 лет назад, другой совсем недавно отучился в маленькой частной школе, где царили дружеские, почти семейные отношения.

С. С.: Действительно, вашим детям повезло… Унижение со стороны учителей не ушло до сих пор, к нему прибавился буллинг в среде самих учеников, во многом связанный с социальным расслоением, настигшим и нежный возраст. И всё же согласна: есть школы, где как-то умудряются создавать атмосферу интереса к учёбе, взаимоуважения, безопасности. Как, к примеру, в авторской школе Архимеда Искакова. Но вот вопрос: где другие достойные его коллеги? В советские времена были педагоги-новаторы, известные всей стране. У нас вроде тоже устраиваются конкурсы «Учитель года». Победители в лучшем случае известны в своей профессиональной среде, но никак не знакомы широкой общественности.

В. В.: Исключения, увы, только подтверждают правило: в учителя идут «неудачники», которым не хватило денег или связей на более престижные специальности. В итоге уже завтра мы рискуем получить общество, где бог знает кто будет учить детей черт знает чему. Учитель должен иметь одну из самых высоких зарплат, рассчитывать на льготы, достойное пенсионное довольствие. И главное – иметь надежную защиту от административного произвола чиновников и бумажного «творчества» начальников-«образованцев».

Отдельная песня – качество учебников. В частной школе, которую закончил мой младший, учебников было два комплекта – российские для постоянных занятий и казахстанские – для демонстрации многочисленным проверяющим. Что творится сейчас в госшколах, можно только догадываться…

С. С.: В Казахстане рождаемость бьёт рекорды. За год появились на свет более 460 тысяч маленьких казахстанцев. Через 6-7 лет они сядут за парты. Сегодня дефицит ученических мест почти 265 тысяч. Но даже с ним легче справиться, чем с дефицитом интеллектуальным, для этого нужно гораздо больше условий.

Возвращаясь к теме «непонимания прочитанного». По-моему, у нас налицо дефицит качественных, я даже не говорю талантливых, учителей-словесников. Узнаю – новые предметы появятся в школах Туркестанской области. В старших классах будут преподавать «Основы предпринимательства и бизнеса», «Черчение и проектирование», а также начальную военную и технологическую подготовку. Для улучшения качества образования во всех районных школах проводят научный эксперимент. Учёные намерены развить сферу обучения по восьми направлениям. Особое внимание уделят качеству литературы, потенциалу преподавателей, духовно-патриотическому воспитанию. В течение года в Толебийском и Ордабасынском районах проводили научный эксперимент по улучшению качества образования. В нём принимали участие 18 школ, 133 преподавателя и полторы тысячи учеников. Отмечено, что около 68 процентов преподавателей повысили свою квалификацию в три раза».

О чём эта бюрократическая трескотня? О том, что бизнесу и предпринимательству детей научат раньше, чем умению выражать свои мысли. Интересно, как там посчитали повышение квалификации в три раза?

В. В.: Самое интересное в том, что министерские ставят учителей перед фактом своей очередной «новации», вместо того чтобы собирать по школьным сусекам опыт лучших учителей и распространять, или, как сейчас принято выражаться в чиновной среде, масштабировать этот опыт. То же самое происходит с вузами: обилие откровенно ненужных для выбранной специальности дисциплин помешало моему сыну, окончившему первый курс ведущего казахстанского частного университета, перевестись на второй курс европейского по той же самой специальности. И теперь он вынужден начинать в Европе с нуля, потому что тамошняя и наша учебные программы не совпадают даже на требуемые 35 процентов! А потом мы с вами, Светлана, удивляемся хроническому отставанию наших выпускников школ и вузов от «общемирового уровня»...

Казахстан цивилизованно проигрывает старокапиталистическому миру лет эдак 50, так еще старания наших чиновников только увеличивают ширину и глубину этой пропасти. Итог – люди голосуют ногами, уезжая кто на Запад, кто в Россию. А нам с вами остается нарастающий дефицит квалифицированных специалистов – от учителей до агрономов. Дошло до того, что в традиционно культивирующемся в алматинском Семиречье садоводстве не хватает специалистов по разведению яблонь! И это, смею вас уверить, только начало…

С. С.: В России решено 2023-й объявить Годом учителя. Наверное, и нам эта идея подходит. По сути, для ребёнка учитель должен стоять на уровне папы с мамой. А иногда и выше. Хорошо бы и государству приподнять педагога , причём не только с помощью зарплаты, с ней-то как раз дела в последние годы налаживаются. Не хочется повторять прописные истины, но сделать школу тёплым домом означает улучшить климат в стране в целом. Такое «глобальное потепление» пойдёт только на пользу всем и каждому.

В. В.: Скажу крамольную вещь: пора прекратить тотальное «руководство» образованием с министерского «верха». МОН следует расформировать, создав вместо него два максимально независимых от государства методических центра, анализирующих и обобщающих достижения лучших в стране и мире научных центров школ, вузов и их преподавателей. А кроме того, надо строжайше запретить бесконечное «улучшательство» учебников и учебных программ. Вот только в наших условиях это – ненаучная фантастика…

СПРАВКА

В региональном разрезе наибольшую заработную плату в сфере образования в 2021 году получают работники столицы. Средняя зарплата педагогов здесь составила 350,8 тысячи тенге. На втором месте Мангистауский регион – 268 тысяч тенге. На третьем Алматы – 265,5 тысячи тенге. Самую низкую оплату труда получают работники Западно-Казахстанской области – 200,7 тысячи тенге. На сайте Министерства образования и науки РК сообщалось, что в январе 2022 года заработная плата педагогов детских садов, школ и колледжей снова будет повышена еще на 25%.

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых