Примерное время чтения: 7 минут
38

Всё будет джаз

УЖЕ НЕСКОЛЬКО НЕДЕЛЬ ПРОШЛО С ТЕХ ПОР, КАК В АЛМАТЫ ПОЯВИЛАСЬ И ДЕЙСТВУЕТ ПЛОЩАДКА ИЗВЕСТНОГО ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ДЖАЗ-КЛУБА EVERJAZZ. ОНА ДАЁТ МЕСТНЫМ МУЗЫКАНТАМ ПРЕКРАСНУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ РЕАЛИЗОВАТЬ СЕБЯ. А ЗРИТЕЛЯМ – СЛУШАТЬ ЛЮБИМУЮ МУЗЫКУ В ЖИВОМ ИСПОЛНЕНИИ И ПОЛУЧАТЬ МАССУ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫХ ЭМОЦИЙ. О ПРОЕКТЕ EVERJAZZ-АЛМАТЫ МЫ ПОБЕСЕДОВАЛИ С ВЛАДЕЛЬЦЕМ КЛУБА АЛЕКСЕЕМ ГЛАЗЫРИНЫМ [газетная статья].

ДЖАЗ ПО РАЗНАРЯДКЕ

– Екатеринбург – столица российского рока. И тут вдруг джаз…

– За последние 15 лет очень многое изменилось. И Екатеринбург воспринимается в России не только как одна из столиц русского рока, но и как одна из столиц русского джаза. Я могу нескромно сказать, что это связано, в том числе, и с деятельностью нашего джаз-клуба. В течение 15 лет он был самой большой джазовой площадкой в России. Сегодня мы уступаем только аналогичному заведению Алексея Козлова, который в Москве открыл уже четвертую сцену. Они обошли нас по площади зрительного зала. Но в общем мы остаёмся в числе первых трех клубов России.

– Как зародился джаз в Екатеринбурге?

– У нашего города большая и славная джазовая история. Ровно 100 лет назад первый концерт в Москве дал оркестр Парнаха. Это был фактически первый джазовый коллектив в России. Чуть позже стал давать концерты оркестр Леонида Утесова.

Зарождение джаза в Екатеринбурге связано и с Великой Отечественной войной. В наш город были эвакуированы не только промышленные предприятия, но и культурное достояние. Так же, например, как в Алматы, был эвакуирован «Мосфильм». В те годы в Свердловск приехало очень много деятелей искусства. Это были классические музыканты и джазовые оркестры. В частности, оркестры Леонида Утесова и Эди Рознера. Потом была история, связанная с возвращением из эмиграции. В Свердловске осело довольно большое количество бывших эмигрантов, вернувшихся из Китая. В частности, музыканты, которые играли с Олегом Лундстремом. Появилось несколько джазовых оркестров при различных домах культуры и при государственном цирке.

В общем, это такая большая славная летопись, подтолкнувшая к созданию джаз-клуба, который даёт возможность музыкантам играть и способствует появлению огромного количества площадок для джазовых коллективов.

– Сколько их в Екатеринбурге сегодня?

– Когда мы начинали 15 лет назад, было всего четыре. Сегодня несколько десятков. А количество музыкантов, играющих джаз, перевалило за 300, а может, и больше. Это притом что многие уехали из Екатеринбурга, например, в Москву или еще дальше.

– Что побудило открыть площадку в Алматы?

– Это прекрасный город со своими театрами и концертными площадками как традиционными, так и экспериментальными, музеями, библиотеками. Единственное, чего в нем не было, – джаз-клуба. Это с одной стороны. С другой – это личное пристрастие. Мне всегда нравился этот город. Он очень домашний. Я знаю много городов, многими восхищаюсь, многие очень интересны.

При всех положительных качествах Алматы – ещё и город с хорошими джазовыми традициями. Ровно тогда, когда в России в 60-е годы открывались первые джаз-клубы по разнарядке ЦК ВЛКСМ (что было частью проекта по либерализации системы, так называемой оттепели), в Алматы появились первые джазмены. Это были энтузиасты. Например, Юрий Аравин, который сделал очень много для популяризации джаза в вашем городе. И здесь было огромное количество музыкантов. И сейчас есть очень именитые. Тот же коллектив Виктора Хоменкова, Гаухар Саттаровой. Диана Макина имеет свой коллектив. Эстрадно-джазовый оркестр при акимате. То есть, отличное объединение музыкантов.

– На некоторых ваших вечерах, которые уже прошли в нашем городе, играли сборные команды, состоявшие из местных музыкантов и ребят, приехавших из России. Как они находят друг друга?

– Музыканты – это большая сеть контактов. Они также хорошо знают друг друга, как рыбаки или филателисты. Почти все, кто приехал из России, были знакомы с местными музыкантами. Многих здесь ждали и с большой радостью приняли. А исполнители высокого уровня легко встраиваются в любые составы. Связи между ними возникают постоянно. Джазовая музыка тем и интересна.

И клуб тоже возник не на пустом месте. Я больше полугода тут живу. И всё это время собирал информацию не только на предмет его создания, но и на предмет организации гастролей. В декабре мы планируем привести из России победителей конкурса молодого авторского джаза. Плюс к этому – известного российского трубача Сергея Пронина, которого называют золотой трубой России.

В ДЖАЗЕ ДЕНЬГИ – НЕ ГЛАВНОЕ

– Скажем прямо, что джаз-клуб – место, куда придёт далеко не каждый. Оправдаются ли надежды?

– Джаз-клуб по своему характеру слушания музыки действительно отличается от других площадок. Не только от попсовых или роковых, но и от академических, где предполагается полная сосредоточенность на музыке. Кто не может анализировать классическую музыку и представлять под нее какие-то картины, он на симфонических концертах просто спит. И если ты, например, пришел в филармонический зал в джинсах и кепке, ты можешь легко поймать на себе осуждающие взгляды.

А в джаз-клубе такого не бывает. Сюда приходят за настроением, за состоянием души. Вы редко можете увидеть в академическом зале человека, который полностью всем телом отдается музыке, качается в ритм и т. д. Это в классике дурной тон.

А вот в джаз-клубах… Оставаясь в своем жанре, вы спокойно можете чувствовать людей, сидящих за соседним столиком. Вы их не знаете, но для вас они достаточно близкие дружелюбные люди, потому что вы сделаны из одного теста. Вас объединяет любовь к музыке и конкретно к джазу. Наш слоган «Твой джаз – твой круг» на самом деле выстраданная концепция.

Если мы вспомним Америку 20-х, 30-х или начала 40-х годов, эпоху больших оркестров, эпоху свинга, в то время публика в залах танцевала исключительно под джазовую музыку. Посмотрите фильмы тех лет. Там люди танцуют под Гленна Миллера. Отсюда и пошла эстетика джаз-клуба. Это заведение с живой жизнью. На самом деле организация джазовых концертов и фестивалей – не столько бизнес, сколько миссия. Форма жизни, если хотите.

– Если исходить из того, что джаз далеко не коммерческая музыка, то да. С попсой это не сравнишь.

– Ну, джазовый музыкант тоже должен что-то есть. Он ведь тоже не ангельское существо. У него тоже есть семья, которую нужно содержать. Так что они тоже зарабатывают и на тоях, и на корпоративах. Но это для них не на первом месте. И здесь, конечно же, не сравнить, скажем, Мадонну, которая за один концерт получает до двух миллионов долларов, и Херби Хэнкока, который за свой концерт имеет от 40 до 60 тысяч долларов.

Мадонна более талантлива, чем Хэнкок? Вряд ли. Просто в ней больше коммерции, чем музыки. А джазовые музыканты не играют только ради денег. Джаз уже давно бы выродился в какие-то популярные формы, если бы у него не было таких самоотверженных служителей, которые играют за гораздо меньшие деньги, но играют то, что любят. Появление в Алматы джаз-клуба дает такую возможность и алматинским джазменам. Один музыкант не может выступать на сцене джаз-клуба каждый день. Но иметь возможность прийти и поиграть хотя бы раз в месяц, это дорогого стоит. А помимо этого появляются фестивали, возможность куда-то поехать с концертами.

– Проект «EverJazz– дети» будет распространяться на Алматы?

– Конечно. Я считаю, что это обязательно должно быть, поскольку необходимо для развития джазовой музыки. Мы уже начинаем разговаривать с музыкальными школами и колледжем. Думаю, в следующем году уже сможем делать детские концерты.

– А этноджазовые проекты предусматриваете?

– Этноджаз – это отдельное направление. Я считаю, что приспособление народных инструментов к звучанию джазовой музыки весьма сложное и вместе с тем интересное дело. В Армении, например, очень хорошо приспособился дудук. Армяне вообще в джазе используют очень много национальных мелодий. Есть этноджазовая программа у кыргызских музыкантов. Есть в Узбекистане. Здесь меньше. В Казахстане есть попсовые и роковые проекты с использованием народных инструментов. А в джазе таких экспериментов очень мало. Но в будущем возможно всё.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых