aif.ru counter
40

Опера со спецэффектами

В Алматы в Государственном театре оперы и балета имени Абая с успехом проходит опера «Дон Паскуале» Доницетти, на постановку которой приглашена команда из Италии. Режиссером выступил итальянский мэтр Маттео Маццони. [газетная статья]

Казахстанская публика приятно удивлена работой артистов спектакля и спецэффектами, привнесенными на нашу сцену гостями из Европы. О том, как проходила подготовка к этому необычному спектаклю, нам рассказали артисты, задействованные в опере: Зарина Алтынбаева, Таир Тажи, Эмиль Сакавов и Дамир Садуахасов.

– В постановке вашу героиню поднимают в клетке почти под купол театра, вы поете на вращающейся платформе. Насколько сложно было сосредоточиться на вокале в такой ситуации?

Зарина Алтынбаева:

– Несмотря на сложность, мне было очень интересно. Вращается не сама сцена, а платформа, которая насажена на колонны. Это очень технологичная конструкция, она поставлена на колеса и имеет возможность двигаться как вперед, так и назад. Это была непростая задача, так как движение вперед осуществляется вручную, а назад – за счет электрического кабеля.

– Быстро ли вы нашли общий язык с иностранными режиссерами?

– Довольно быстро. Я в свое время работала в Англии. Мне понравилось работать с Маттео, он четко ставил сценические задачи, и я всегда знала, что мне делать.

– Таир, насколько было сложно вам, молодому человеку, перевоплотиться в роль старика?

Таир Тажи:

– По специфике моего голоса, баса, мне часто приходится играть пожилых людей. Я пришел работать в ГАТОБ в 23 года. Сразу начал играть князей, отцов, королей, Разница в том, что тогда были классические оперы. На сей раз пришлось посложнее. Играл старика, у которого еще остался «порох». И это состояние души необходимо грамотно обыграть. Именно такую задачу мне поставил итальянский режиссер. По его словам, мой персонаж старый, но энергичный, и его глаза всегда горят. На это я и опирался в своей игре. Мы над образами долго работали, практически каждый день проводились репетиции. Мы пробовали, искали некую грань, чтобы не перегореть на репетициях. На спектаклях же я выкладываюсь полностью. В процессе репетиции стараюсь сохранять все эмоции для зрителя, а потом выплескиваю их на спектаклях. С Эмилем Сакавовым у нас получился удачный тандем. У артистов есть понятие «удобный партнер». У нас сложилась своя команда, творческий тандем, мы все преодолеваем вместе.

– Эмиль, расскажите о том, как происходила трансформация привычного для вас лирического персонажа в комедийного?

Эмиль Сакавов:

– У нас много постановок, и режиссер всегда ставит разные задачи. У нас множество образов для воплощения, но играть комедийного персонажа всегда сложно. Граф ди Луна – очень непростая роль. Режиссер дает четкий образ, который нужно уловить. Легких партий не бывает, каждая по-своему сложная. Неважно, объемная ли она или нет. В каждой нужно найти яркие моменты и собрать их воедино Я люблю все свои партии, которые исполняю в нашем театре.

– Дамир, вы потомственный певец?

Дамир Садуахасов:

– У меня отец – рабочий завода, мама – медицинская сестра, я сам родом из Темиртау, и поначалу ничто не предвещало мне творческого пути в жизни. Просто отец мой хорошо играл на гитаре. Я в школе участвовал в детских ансамблях, занялся вокалом и со временем понял, что музыка – моя судьба. Когда приехал в Алматы, встал перед выбором: поступать в академию имени Жургенова или консерваторию? И остановил выбор на консерватории.

– Вас сразу приняли в театре?

– Нам всегда есть над чем работать. Сначала я набирался азов оперного искусства. Я был жаден до опыта, до всего нового в оперном исполнении. У меня по жизни есть девиз: «Хочу быть завтра лучше, чем сегодня». На четвертом курсе мне посчастливилось прийти на прослушивание в театре. К тому времени я уже как-то проявил себя, выиграл конкурс имени Бибигуль Тулегеновой. Десять месяцев работал стажером, первые мои партии – Ленский, Неморино в «Любовном напитке». Они позволили мне развиваться как исполнителю и дали импульс, чтобы двигаться дальше.

– Вы играете Эрнесто в постановке, это одна из главных ролей. С какими трудностями по технике исполнения вы столкнулись?

– Со стороны кажется, что партия воздушная, легкая. Но за этой легкостью скрывается титанический труд. Партия написана высоко, почти вся она исполняется на переходных нотах. Не каждый тенор выдержит подобные переходы. С Зариной Алтынбаевой мы вместе много играем – в «Любовном напитке», «Севильском цирюльнике», «Искателях жемчуга» и других спектаклях. Она чудесный партнер и человек.

– Удается ли петь на итальянском без акцента?

– Мы постоянно себя тренируем. Я по жизни перфекционист. Считаю, что делать свою работу нужно либо хорошо, либо никак.

Юлия КАЦМАН

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество