Примерное время чтения: 3 минуты
70

Лайла Пакалниня: «казахское кино уже сейчас обогащает мировое»

Лайла Пакалниня.
Лайла Пакалниня. из газетных материалов

МЕЖДУНАРОДНЫЙ УРОВЕНЬ КИНОФЕСТИВАЛЯ «ЕВРАЗИЯ» ЗАДАЁТ НЕ ТОЛЬКО УЧАСТИЕ ФИЛЬМОВ ИЗ ДРУГИХ СТРАН, НО И ПРИВЛЕЧЕНИЕ ЗАРУБЕЖНЫХ ЭКСПЕРТОВ В ОБЛАСТИ КИНЕМАТОГРАФА. СРЕДИ НИХ ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ЖЮРИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ, ЛАТВИЙСКИЙ КИНОРЕЖИССЁР И СЦЕНАРИСТ ЛАЙЛА ПАКАЛНИНЯ, С КОТОРОЙ НАМ УДАЛОСЬ ПООБЩАТЬСЯ НА ЦЕРЕМОНИИ ЗАКРЫТИЯ [газетная статья].

– Лайла, как вам фестиваль?

– Мне фестиваль понравился со всех сторон: гостеприимство, организация. А в плане кино – для меня это было открытие Казахстана. Смотря фильмы, я много узнавала о людях. Такого опыта, когда я впервые приезжаю в страну и дают посмотреть 15 местных фильмов, у меня раньше не было. Нельзя, конечно, сказать, что я в полной мере узнала Казахстан, но почувствовала эту страну и живущих здесь людей даже лучше, чем если бы просто путешествовала на машине. Потому что кино очень субъективно и эмоционально, и ты через эти эмоции познаешь людей.

– Можете ли вы выделить черты, характерные для казахстанского кино?

– Мне кажется, что казахстанское кино уникально. Надо понимать, что язык кино интернационален. Мы понимаем друг друга, смотря фильмы. И в самом языке ничего национального придумать невозможно. Но в казахстанском кино есть такое, чего ни в каком другом я никогда не видела. Это в хорошем смысле наивное и доброе восприятие мира. Мы и название этому придумали: hope noir («хоуп нуар»). Даже в фильмах, где все плохо, всегда в конце есть надежда. Это не хеппи-энд, как в Голливуде, но сохраняющееся ощущение, что можно и нужно жить дальше.

– Есть ли у казахстанского кино потенциал стать самостоятельной школой, которой будут подражать во всем мире?

– Ну, вообще, подражают не школам, подражают сильным режиссерам. И любая школа состоит из таковых. Если смотреть в таком смысле, то мне кажется, да. Но я не думаю, что лучший результат в кинематографе – это когда начинают подражать. Ведь каждый фильм уникален, и лучше, чтобы каждый делал свое, но с учетом того, что делают другие, то есть обогащался опытом коллег. Я думаю, что казахское кино уже сейчас обогащает мировое, и оно нужно зрителям и за пределами республики.

– Может ли какой-либо национальный кинематограф, например казахстанский, когда-либо составить конкуренцию Голливуду?

–  Я думаю, это возможно. Только не надо подходить к этому так же, как это делает Голливуд. Там огромные бюджеты и годами отработанная реклама. Ни у кого не хватит мощи, чтобы так давить на людей и заманивать их на конкретные фильмы. Мы, представители авторского кино, должны это делать по-другому. На казахское кино пойдут из-за его уникальности, а не потому, что эта киноиндустрия давит на зрителей рекламой. Голливуд (я о Голливуде как о системе студий, а не о независимых режиссерах) делает продукты, подобные тем, которые можно купить в супермаркете. А казахское кино, во всяком случае то, которое мы видели на фестивале, это искусство. И в супермаркете это купить нельзя.

Алексей ВОРОЖЕЙКИН

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых