20

Жизнь взаймы

Кто роет нам долговые ямы и как не попасть в них всей страной?

ТЕМА «АЛМАТИНСКОГО СТРЕЛКА» (КСТАТИ, НЕ ПЕРВОГО В КРИМИНАЛЬНО-ФИНАНСОВОЙ ХРОНИКЕ ПОСЛЕДНИХ ЛЕТ) БЫЛА ЕДВА ЛИ НЕ САМОЙ ГЛАВНОЙ В НАШЕМ ИНФОРМАЦИОННОМ ПОЛЕ НА ПРОШЛОЙ НЕДЕЛЕ. ТРАГЕДИЯ, ПРОИЗОШЕДШАЯ В МИКРОРАЙОНЕ АКБУЛАК Г. АЛМАТЫ, ВОПИЮЩЕ ПРОДЕМОНСТРИРОВАЛА НЕОБХОДИМОСТЬ ИЗМЕНЕНИЯ БАНКОВСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА. ВЫСОКАЯ ЗАКРЕДИТОВАННОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ, ГРАБИТЕЛЬСКИЕ ПРОЦЕНТЫ ЗАЙМОВ И ФАКТИЧЕСКИЙ БАНКИРСКИЙ ДИКТАТ УЖЕ ДАВНО ВЫЗЫВАЮТ ПРОЦЕССЫ ГЛУБИННОГО НЕДОВОЛЬСТВА В ОБЩЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ. РАНО ИЛИ ПОЗДНО ОНО ДОЛЖНО БЫЛО ПРОЯВИТЬСЯ И ПРОЯВИЛОСЬ ТАКИМ ТРАГИЧЕСКИМ ОБРАЗОМ. [газетная статья]

КРЕДИТ НЕДОВЕРИЯ

В самый разгар локдаунов, когда практически половина субъектов бизнеса в стране была парализована, а люди вынуждены были проедать заначки, оставленные на черный день, механизм банковской системы страны не думал сбавлять обороты, работая четко и бесперебойно. Утвердившийся в нашей действительности беспощадный принцип «ничего личного, только бизнес», принесённый к нам ветром рыночных перемен, окончательно и, наверное, уже бесповоротно изменил наши общественные отношения.

Особенно чётко это проявляется в отношениях между банками и заёмщиками. Доходов подавляющего большинства населения нашей динамично и успешно развивающейся страны, находящейся в двух шагах от различных топов всевозможных мировых рейтингов, вопреки всем её грандиозным экономическим успехам, пока что хватает лишь на продуктовую корзину и недорогую одежду. Что же касается других необходимых для жизни вещей (стиральная машина, пылесос, телевизор, холодильник), то для их приобретения без кредитов не обойтись.

Такая ситуация привела к чрезвычайно высокому проценту закредитованности населения и, что характерно, никого никогда не волновала. А ведь волноваться тут есть о чём. Согласно официальным данным, из семи миллионов работающих граждан пять миллионов находятся в кредитной зависимости и в данное время отдают часть своей зарплаты в счёт погашения займов и на выплату процентного вознаграждения банков.

Порядка 40% из них испытывают страх остаться без работы из-за нестабильной ситуации в экономике, тем самым лишиться возможности исполнять свои обязанности перед банком.

Кому от этого хорошо? Явно не потребителю. Этот на первый взгляд гуманный финансовый инструмент (дескать, у вас не хватает денег – не проблема, мы вам поможем) на самом деле ничего гуманного не несет. Лишь загоняет народ в кредитную кабалу, радость от которой только банкам. Вернее, их владельцам.

При этом ситуация с потребителями кредитных услуг – это ещё цветочки. Гораздо серьёзнее дело обстоит с субъектами малого и среднего бизнеса. Что, собственно, и показали события прошлой недели.

ПРИГОВОРЫ МЕЛКИМ ШРИФТОМ…

О том, что произошло 20 сентября в южной столице, все прекрасно знают. Так же хорошо известна реакция депутатов парламента, последовавшая через два дня после трагедии. Выходит, что для того чтобы на имеющуюся масштабную государственную проблему обратила своё высокое внимание законодательная власть страны, нужно было, чтобы кто-нибудь погиб...

Впрочем, так у нас было всегда и везде. Все связанные с подобными вещами предыдущие инциденты, когда доведённые до отчаяния заёмщики выбрасывались с девятого этажа или поджигали себя перед зданиями акиматов и министерств, законодателей не впечатляли. Проблема должна была достичь по-настоящему страшной, кровавой точки, чтобы кто-нибудь из депутатов призвал своих коллег законодательно ограничить возможности банков, снизить ставки по кредитам и срочно принять закон о банкротстве физических лиц. В данном случае это был мажилисмен Юрий Линник.

«Многие из должников нередко тоже идут на крайние меры вплоть до суицида, но в данном случае должник повернул оружие против других лиц. Эта ситуация вновь обращает внимание на огромную закредитованность населения, провоцируемую, в том числе, высокой базовой ставкой Нацбанка, несправедливость судебных решений по подобным спорам и возможный сговор судебных исполнителей и банковских работников», – считает парламентарий.

Впору говорить об оторванности депутатов от истинных чаяний граждан. Если бы они в народ ходили не только перед выборами, но и после них, то могли бы узнавать для себя много интересного и полезного.

Например, то, что практика отъёма имущества банками у должников в последние годы получила весьма широкое распространение, превратившись в попутный полукриминальный банковский бизнес. Для этого разработаны целые схемы, которые уже давно поставлены на поток и стали для банков иметь значение не меньшее, чем их основная деятельность.

Если в двух словах, то сводятся эти схемы к тому, чтобы выдать кредит под залоговое имущество, которое нужно оценить существенно ниже его реальной стоимости. Дальше в договоре мелким шрифтом прописать необходимые для соблюдения условия, при которых кредит становится неподъёмным. А далее, как говорится, по тексту.

А еще то, что проведение оценки залогового имущества по закону должно поручаться независимым оценочным компаниям. Однако, как известно, законы придуманы для того, чтобы их обходить. Обход этот заключается в том, что практически при каждом банке существует аффилированная (то есть сугубо своя, прикормленная) формально независимая оценочная компания, которая становится таковой на основании аккредитации самого банка. И которая в дальнейшем по его поручению делает всё как надо. При этом часто эти компании размещают свои офисы непосредственно в банках, в упряжке с которыми они работают.

А когда суд на основании собранных документов, включая акты оценки залогового имущества, невыполненные графики погашения кредита и т. д., выносит решение об изъятии этого имущества, за дело берутся такие же аффилированные частные судебные исполнители.

При этом по закону банку тут предъявить нечего, поскольку он имеет право подбирать для себя исполнителей на основании тендера. А как они проводятся, опять же, хорошо известно.

Разумеется, ни о какой банковской тайне тут речи быть не может по той простой причине, что все действия с самого начала преследуют определённую и конкретную цель. А принцип банковской тайны если и действует, то только по отношению к ничего не подозревающему заёмщику.

РЕСПЕКТАБЕЛЬНЫЙ РЭКЕТ?

Фактически людей, занимающихся такого рода деятельностью, можно назвать организованными преступными группами. При этом государство, вместо того чтобы углубиться, детально разобраться и пресечь замаскированный банковский рэкет, напротив, постоянно поддерживает банки, вливая в них государственные миллиарды.

Таким образом, выходит, что трагедия в Акбулаке – лишь верхушка айсберга. Конечное звено длинной цепочки процессов, хитросплетений и махинаций по отъёму чужого имущества в свою пользу банками, и без того душащими население своими высокими процентами. А то, что они, безусловно, завышены, очень хорошо видно на фоне процентов потребительских, ипотечных и иных кредитов в тех странах, рядом с которыми мы стремимся встать в один ряд.

Справедливости ради стоит отметить, что суды в случаях с так называемыми проблемными кредитами в какой-то мере стараются идти навстречу заёмщикам. В частности, они существенно сокращают суммы вознаграждения и размеры пени, запрашиваемых банками. (Хотя последние, зная это, наверняка действуют тут по принципу «проси верблюда, получишь барана».) При этом в исполнительных документах судом конкретно указываются суммы, в пределах которых изымается долг. Однако частные судебные исполнители вполне могут действовать, руководствуясь в первую очередь интересами банка, а не решением суда.

А учитывая, что у нас есть не только «черные нотариусы» и «чёрные риэлторы», но и «чёрные судоисполнители», они вполне могут принять к производству документы, не предусмотренные законом. В нашем правовом обществе нередки ситуации, когда исполнительные производства открываются по поддельным документам. Исполнители, как правило, за это не несут никакой ответственности. А суды при определённых условиях легко закрывают на это глаза.

В этой связи вспоминается история, связанная с санаторием «Казахстан», принадлежащим МВД страны, которую мы описывали с самого её начала. На фоне акбулакской трагедии становится всё более очевидным, что в случае с известной здравницей действовала та же самая схема: неподъёмный кредит, «правильная» оценка залогового имущества (в данном случае сам санаторий со всеми его активами) и отъём.

Правда, тут не сработало. Наверное, во многом потому, что объект, на который в этот раз замахнулись банкиры, всё-таки принадлежит государству и слишком уже социально значим.

Трагедия в Акбулаке, вызвавшая мощный общественный резонанс, побудила парламентариев приступить к пересмотру законодательства, регламентирующего деятельность банков. Более того, она привлекла внимание президента страны, который поручил ускорить этот процесс.

В ближайшее время ожидаем выхода закона о банкротстве физических лиц, в соответствии с которым отнимать жильё у проблемного заёмщика, если оно единственное, будет запрещено. Он наконец станет этаким небольшим шажочком навстречу попавшим в кредитную кабалу простым людям, хотя бы позволяющим им не лишаться крыши над головой.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оставить комментарий (0)
Qazaq Oil

Топ 5 читаемых