Примерное время чтения: 9 минут
318

Земли маркиза Хильниченко  

О том что происходит вокруг коммандитного товарищества «Хильниченко и К», крупного аграрного предприятия, осуществляющего свою деятельность в Ескельдинском районе области Жетысу, и, в частности, о его руководителе Викторе Хильниченко говорят много. Хорошего и не очень. Всё хорошее – в местных газетах. Мол, труженик, хозяйственник, организатор, почётный гражданин и всё такое. А не очень хорошее, как правило, звучит неформально – на кухнях, в огородах или просто на сельских скамейках [газетная статья].

О том что происходит вокруг коммандитного товарищества «Хильниченко и К», крупного аграрного предприятия, осуществляющего свою деятельность в Ескельдинском районе области Жетысу, и, в частности, о его руководителе Викторе Хильниченко говорят много. Хорошего и не очень. Всё хорошее – в местных газетах. Мол, труженик, хозяйственник, организатор, почётный гражданин и всё такое. А не очень хорошее, как правило, звучит неформально – на кухнях, в огородах или просто на сельских скамейках.

БЕЗ СЛЕДОВ

Начнем с хорошего и мы. В лихие девяностые, когда бывшая советская аграрная отрасль растаскивалась по частям, Виктор Хильниченко, будучи председателем тогдашнего колхоза имени Кирова, по отношению к вверенному ему хозяйству этого сделать не дал. Проявив дальновидность, на его базе он создал аграрное предприятие, которое на сегодняшний день, судя по публикациям районных СМИ, является образцовым.

 Виктор Хильниченко.
Виктор Хильниченко. Фото: из газетных материалов

Однако земля, как известно, слухами полнится. И кухонно-скамеечные разговоры жителей села Карабулак дошли до редакции нашей газеты. Хорошего в них, как можно понять, мало. Можно сказать, совсем нет. Сплошные обиды, возмущения и недовольства. Тем, что многие бывшие работники колхоза остались без положенных им земельных и имущественных паев, которыми в своё благо в полный рост распоряжается Хильниченко.

Мы пообщались с этими людьми и предлагаем их рассказы вниманию уважаемого читателя. Как говорится, за что купили, за то и продаём.

Алтай Батырбаев: «Я всю жизнь проработал в колхозе имени Кирова и могу сказать, что при распределении паев общего собрания не было. Его провели формально и вынесли постановление, что, дескать, народ решил всё отдать Хильниченко. Этим даже возмутился тогдашний замакима области Нуркиянов. Мол, как такое возможно, чтобы люди отдали свои паи в пользу одного человека? Сегодня бывшие колхозники имеют по 15-20 соток земли. А у Хильниченко 11 500 гектаров (по официальным данным, 39 тыс. га, – прим. авт.). 320 гектаров земли он отдал нужным людям, чтобы они его защищали, 300 кобыл оформил на свою жену, 6300 коров и телят оформил на себя. У меня есть подтверждающие документы. Люди должны были получить имущественные паи, кто корову, кто лошадь. Он все документы подделал так, что все всё вроде как получили. За меня там тоже кто-то расписался. Когда мне сунули эту филькину грамоту, я обратился с заявлением в полицию, чтобы провели экспертизу. Потом мне позвонил следователь, сказал, чтобы я пришел и забрал результат: подделка подтвердилась. Я пошел на следующий день, а там сидит другой следователь. Я спрашиваю, а где тот. Он мне отвечает, что его вчера поймали со взяткой. И всё. Следов нет».

Фото: из газетных материалов

МЁРТВЫЕ ДУШИ

Татьяна Внукова: «Два года назад я вступила в право наследования имущества и, согласно имеющимся у меня документам, являюсь полноправным владельцем земельного участка. Хильниченко, ссылаясь на то, что якобы передал земли в фонд района, не признает меня ни наследником, ни пайщиком. Я обратилась в земельный комитет и в акимат с просьбой показать мне документ о том, что земли переданы в фонд района. Мне дали какую-то отписку, из которой можно понять, что они сами не знают, где эта земля. Но она у него. Это мне точно известно. И таких, как я, много. Люди устали бороться с Хильниченко, и никто уже не верит в справедливость. Когда мы были на приеме у акима области, он нам передал его слова, что, дескать, пять человек из пятисот мутят воду. Дело в том, что мы числимся в крестьянском хозяйстве. А весь земельный фонд он перевел в открытое им дополнительно коммандитное товарищество. А потом объявил, что крестьянское хозяйство больше не существует. На самом деле оно есть. И там очень много «мертвых душ». И мы вроде как тоже к ним относимся. Он должен нас признать пайщикам и, если не дать землю, выплачивать дивиденды. Лично я хотела бы получить свою землю и вывести ее из его крестьянского хозяйства. Но с нашей нынешней местной властью это невозможно».

ОХ И ШЕЛЬМА ТЫ, ПОМЕЩИК

Багдат Булымбаев: «Мои родители всю жизнь работали в колхозе имени Кирова. Одному из них дали 60, другому 30 соток земли. Разве можно на такой площади организовать крестьянское хозяйство? Все колхозное имущество Хильниченко забрал себе. Часть оформил на себя, часть – на жену, часть – на сына. Раньше было крестьянское хозяйство «Хильниченко и К». Потом он создал коммандитное товарищество имени себя. Теперь открыл хозяйство под названием «Витязь» и всё имущество передал на его баланс. Мы его спросили, зачем он это делает. Он ответил, что коммандитное товарищество оказалось в долгах и что якобы ему пришлось продать всё имущество, чтобы их закрыть. А на самом деле – чтобы не отдавать нам. Теперь у кого-то из нас пятнадцать, у кого-то двадцать соток земли. И что нам с этим делать? Где пасти скот? А он утверждает, что всё нам выдал сполна. И по его документам мы проходим как пайщики, получившие свои паи. С этого он выплачивает нам дивиденды. Но дивиденды с двадцати соток и двадцати гектаров – это ведь разные вещи. А тут есть люди, которым положено по тридцать и более гектаров».

Фото: из газетных материалов

ВОТ ТЕБЕ, ЛЕСНИК, ДОРОГА

Балтабек Мырзахметов: «Тут было лесное хозяйство, которое я охранял. Потомя открыл крестьянское хозяйство, выращивал скот. А недавно Хильниченко огородил здесь весь лес, закрыв людям путь к реке, а скотине – к местам общественного выпаса. Из-за этого мне пришлось продать весь свой скот, поскольку пасти его оказалось негде. Путь, по которому я выезжал в село, тоже остался за ограждением. Когда я ему об этом сказал, он прорубил просеку, чтобы я мог выезжать. Вырубленные деревья загрузил и увез. Теперь вот сижу тут без работы». (По словам члена общественной палаты Владимира Наточего, вырубке подверглись более 700 деревьев. И за это Хильниченко заплатил штраф в сумме… 43 тысячи тенге».)

Фото: из газетных материалов

НЕ ПЛАЧЬ, ЖАМИЛЯ

Алтай Батырбаев поведал нам о Жамиле Башикбаевой, которая также всю свою трудовую деятельность посвятила колхозу имени Кирова. Была передовым чабаном. По его словам, Хильниченко дал ей участок, три четверти которого заболочены, а на оставшейся – старое заброшенное кладбище. «Где же я буду пасти скот?» – спросила его женщина. «Не плачь, Жамиля, – ответил Хильниченко. – У тебя там есть родник. Будешь продавать воду, разбогатеешь».

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

Всё, что рассказали нам сельчане, напоминает старую сказку Шарля Перро «Кот в сапогах». Только если в нем находчивое животное пускало пыль в глаза королю, выдавая чужие земли за имущество своего хозяина – мнимого маркиза Карабаса, то тут, судя по тому, о чем нам поведали, всё наоборот.

Остаётся напомнить, что по данным комитета управления земельными ресурсами (КУЗР) Минсельхоза, с начала 2022 года по сей день у незаконных владельцев изъято 8,3 млн гектаров площадей. По результатам проверок КУЗР внесено 615 предписаний об устранении нарушений земельного законодательства на площади 835,9 тыс. гектаров. 183 материала по 271,5 тыс. гектарам находятся на рассмотрении судов. В 797 случаях нарушители оштрафованы на общую сумму 156,3 млн тенге, из которых взыскано 68%. А законные землепользователи приступили к освоению своих наделов на 689 тыс. гектарах.

Наверное, в описанной нами ситуации тоже стоит разобраться и расставить всё по своим местам.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых