67

Закон Архимеда

Тот, кто открывает школу, закрывает тюрьму.

Этот афоризм Виктора Гюго безукоризненно совпал с деятельностью Архимеда Искакова, одного из самых ярких и талантливых педагогов Казахстана, который ярко и убедительно осуществил проект новой школы, ставший первым не только в Казахстане, но и на всем пространстве единой в ту пору страны. [газетная статья]

В нашей беседе заслуженный работник образования РК, награжденный орденом «Парасат», первый лауреат премии «Тарлан», вспоминает, анализирует состояние отечественной педагогики, размышляет о ситуации в казахстанском образовании.

МИНИСТРОВ МНОГО, ИДЕЙ – МАЛО

– Открыть в конце 80-х годов авторскую школу для трудновоспитуемых было, прямо скажем, авантюрой. Случись какой-нибудь криминал, точно не сносить бы головы ее создателю… Мы тогда же и познакомились. Чтобы читатели понимали, почему общаемся на ты. И все равно для меня загадка, почему успешный, молодой тогда учитель математики решился на такой шаг.

– Вообще, детство, подростковый возраст сами по себе нелегкие, это такая жизнь на ощупь. Да и взрослые, вместо того чтобы плечо подставить, соломки подстелить, нередко рубят с плеча, навешивают ярлыки. Через нашу школу прошло за шесть лет полторы тысячи ребят, старшеклассников, две трети из них имели условную судимость, трое успели отсидеть. До сих пор горжусь, что нам удалось создать оптимальную модель для их образования и воспитания: с утра работа на городских предприятиях, после обеда и до позднего вечера – учеба, подготовка домашних заданий. Часов в одиннадцать развозили по домам на школьном автобусе. Учебу они оплачивали из заработанных денег. И для них, и для нас это был стопроцентный драйв. Они почувствовали себя взрослыми, ответственными людьми, а мы, не побоюсь пафоса, творцами их судеб, которые выпрямляли, лепили заново. Сегодня среди них бизнесмены, госслужащие, специалисты в разных областях, кто-то остался в стране, многие разъехались-разлетелись по миру. Несколько лет назад я был в Канаде, встречался с известным радиоведущим Евгением Бычковым, бывшим казахстанцем, участвовал в его программе на радио. Рассказывал какие-то истории из школьной жизни, юморил, и за час мне поступило штук пятнадцать звонков, причем половина – от бывших учеников. Каждый приглашал в гости, спешил рассказать о своем житье-бытье. Они там, оказывается, открыли сайт архимедовцев, на котором зарегистрировано восемьдесят человек.

– Всегда хотела увидеть тебя в качестве министра образования. Как думаешь, почему этого не произошло?

– Честно признаюсь, было дело, не единожды приглашали. В очередной раз я заходил в высокий кабинет, излагал программу действий – в качестве непременного условия для моего согласия занять сей высокий пост. И на этом все и заканчивалось. Чтобы было совсем понятно, однажды я на трех страницах машинописного текста изложил свое видение реформы в образовании и пустил его по инстанциям. На выходе из депутатского корпуса страниц насчитывалось двадцать две. И я понял, что никогда не смогу подписаться под такой версией моих идей. Впрочем, и она осталась неосуществленной. Министр образования должен быть главной величиной в правительстве и в государстве в целом. В других странах идут бои за право занять этот пост. Он важнее всех остальных – экономики, финансов, нефтяной, рыбной и прочих промышленностей, потому что отвечает за становление главного производительного ресурса – человека. У нас же все годы независимости на этом направлении творится кадровая чехарда, семнадцатый по счету руководитель встал во главе Минобразования и науки.

– Наши граждане не столько министров считают, сколько озабочены числом реформ в образовании. Разве не так?

– Расхожая и абсолютно неверная точка зрения! Реформы в образовании – это потребность и благо. Мир не стоит на месте. Новые знания, новейшие технологии не должны проходить мимо школы. Но то, что у нас называется реформами, это просто точечные и неизвестно кем предложенные новшества. Вроде такого: увеличить количество уроков географии с одного до пяти в неделю. Зачем, почему? Глобус у нас вроде остался прежним. Я, например, не знал, с какой программой действий пришел пятый министр и насколько удалось ее реализовать. Никогда не видел предложений тринадцатого министра, как и его предшественника. А это должны быть программные документы, которые выносятся на суд общественности, в том числе и педагогической. Не лести ради, хочу отметить внушающие осторожный оптимизм шаги нового руководителя МОНа Асхата Аймагамбетова. Он производит впечатление слышащего, его интересует наша точка зрения – тех, кто «на земле». Он предпринимает конкретные действия по нашим предложениям. Но если и ему отведут срок в полтора-два года, он попросту ничего не успеет сделать.

«ГЛАВНОЕ – ЧТОБЫ ЗАЦЕПИЛО»

– А чем ты успел «загрузить» нового министра?

– Моя давняя идея – подушное финансирование. Строго говоря, она не моя, так во всем цивилизованном мире происходит. Каждая школа получает средства в зависимости от количества учеников. Сюда заложена зарплата учителей и расходы на материально-техническое обеспечение. Мы когда-то с Минобром и Минфином все просчитали, вышла сумма в 3,5 тысячи у. е. Конечно, все, кроме меня, испугались. И расчеты легли под сукно до лучших времен. Льщу себя надеждой, что эти времена потихоньку наступают. В пилотном режиме, с массой ограничений подушное финансирование работает в некоторых регионах. Цифра уменьшилась в семь раз, это копейки, но хоть что-то… Недавно президент страны привел пример, как эта система работает в Финляндии, где на душу одного ученика выделяется 14 тысяч долларов, и выразил пожелание перенять их опыт. Загадывать боюсь, но – а вдруг? Только надо обязательно внести изменения в законодательство, дать школам возможность самостоятельно распоряжаться выделенными финансами. Так, чтобы завтра не пришли проверяющие органы с соответствующими санкциями… И еще, нам нужны разные школы, по набору дисциплин, по особенностям педагогических коллективов и творческой атмосфере, чтобы родители и дети могли ходить и выбирать, где им больше понравится. Конечно, необходимо пересмотреть наполнение образовательных программ. Да, общая беда, книжки не открывают, хоть убей! Но образ Ниловны из горьковской «Матери» или рефлексирующих героев Достоевского к большой литературе их не приобщит, скорее наоборот. Пусть читают Кабакова или даже «Москва – Петушки» Венички Ерофеева, смотрят превосходный английский сериал «Война и мир» перед погружением в литературный первоисточник. Главное, чтобы зацепило, а дальше пойдет.

– Могу себе представить реакцию учителей-словесников на твое смелое предложение…

– Все нормально, школе нужна хорошая «движуха». У современных детей каши в голове ничуть не больше, чем у нас, взрослых. Они умеют слушать и слышать. Но если ты им внушаешь постулат, что красота спасет мир, они тебя точно спросят, кого из героев Федора Михайловича эта красота спасла. Вообще у меня давно выстроилась схема, чем должна заниматься школа. Схема простая, как мычание. Опять же сошлюсь на практику продвинутых стран. Первое – здоровье. Учебный и воспитательный процесс должен здоровье укреплять, а не отнимать. Посмотрите на американских, английских и прочих западноевропейских школьников: накачанные красавцы и гиганты, потому что непререкаемый культ физической подготовки. Сравните, на минуточку, с нашими выпускниками. Второе – аналитический склад мышления, подготовка мозгов к восприятию и проработке множества практических и теоретических жизненных вариантов. В школе совсем немного предметов, отвечающих за его развитие. Это математика, физика, химия, биология и язык. Причем математику нельзя давать в безумных объемах, как увлекаются этим физматшколы и лицеи, где ее по 24 урока в неделю и по 20-40 задач ежедневно на домашние задания. В конце концов, логарифмами и тангенсами наши дороги не вымощены… Третье – хорошо дать язык, конечно, английский, на котором разговаривают 92% стран планеты. Безусловно, русский, богатейший, красивейший, один из шести языков в системе употребления ООН. Про казахский не говорю, за это должна отвечать семья. И последнее – коммуникативные навыки. Здесь открыт простор для педагогического творчества: история театра, живописи, религии, только без их адептов, дискуссии, квесты, флешмобы… И хорошо бы убрать из расписания НВП, валеологию с самопознанием и половое воспитание. Словом, освободить место и время для того, что действительно детям необходимо.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество