Примерное время чтения: 7 минут
136

Зачем нужны военные памятники

Фото из архива Алексея НИКУЛИНА / kzaif.kz

Документальные фильмы о Второй мировой войне вызывают повышенный интерес. Одна из причин в том, что человечество, похоже, не вынесло уроки этой беспощадной бойни. Одно из самых ожесточённых сражений было на Ржевско-Вяземском выступе. В мае этого года фильм российского документалиста Алексея Никулина «Ржев. Прививка от войны» был показан на казахстанском канале Turan TV. 

– Алексей, Ржевская битва долгое время оставалась в тени. Своим фильмом вы хотели вывести эту тему из забвения?

– К этой теме я прикоснулся как поисковик ещё лет двадцать назад. Причиной же создания фильма стало возведение Ржевского мемориала Советскому солдату, который был открыт 30 июня 2020 года. Одним из главных инициаторов его создания был Андрей Сергеевич Кончаловский. Он поднял очень важную тему, отметив, что советские воины, погибшие в этой кровопролитной битве, достойны того, чтобы в их честь наконец был установлен памятник. Это один из немногих случаев, когда деньги на сознание памятника собирала вся страна. В процессе создания мемориала в Минкульте возникла идея снять фильм о том, как создавался этот памятник.

Существует много мифов об этой битве. И те, кто хочет побольнее ужалить, говорят, что Красная Армия понесла неоправданные жертвы. Но нам нужно было объективно разобраться в этом вопросе. При этом я не хотел снимать фильм о возведении монумента, хотя это может быть интересным. Мне показалось, что гораздо важнее было выяснить, зачем нам вообще нужны памятники, что они нам дают. Ведь человек так устроен, что старается отторгать из своей памяти такие трагедии. Человеку попросту мешает это радоваться жизни. Мы хотели в этом фильме попытаться понять, являются ли такие события для нас обузой или всё же опорой. И один из выводов, который напрашивается в этом картине: людям нужно помнить события войны, чтобы они не повторялись. Как правило, те, ктопонеслибольше всего жертв, меньше всего хотят воевать. Ценность же истории в возможности, объективно осмыслив её, проанализировать настоящее и предсказать будущее. Кастрированное прошлое – это дорога в никуда. Хотим предсказать будущее – давайте рассматривать прошлое во всём его многообразии, с трагедиями и победами.

Поэтому мне важно показать в фильме обычных людей, где они высказывали разные мнения. Были и те, кто утверждал, что памятники воспитывают ненависть к другому народу. Мы предоставили зрителю самому сделать выводы. Кроме того, сохранение памяти о войне это возможность самим не потерять способность ощущать чужую трагедию собственной болью. Если к памятникам перестанут приходить люди, то понесённые жертвы становятся для этого поколения абсолютно бессмысленными.

– Почему в фильме нет Андрея Кончаловского?

– Он дал свое согласие на съемки. Идея фильма ему очень понравилась. Но съемки проходили во время пандемии, и мы посчитали, что не будем настаивать на участии в фильме, подвергая его жизнь опасности.  

– Именно поэтому вы пошли на неожиданный ход – пригласили рок-музыкантов?

– Скажу честно, с музыкой у нас поначалу была просто беда. Мы хотели пригласить к участию в фильме молодую певицу, которая чудесно исполнила песню «Журавли». Но выяснилось, что у нее нет никаких чувств к этой теме: «Мне нечего вам сказать. Мне заплатили – я спела». Тогда я обратился к своему, люблю это слово, товарищу Евгению Маргулису с просьбой о помощи. И он откликнулся, предложив необычный ход: задействовать в проекте немецких музыкантов – группу JUNO17 с солистом Филиппом Хофманном. На мой взгляд, это очень ценный взгляд – услышать музыкантов из страны, которая воевала с нами в Великой Отечественной. Кроме этого, героями фильма стал и сам Евгений вместе с гитаристом Михаилом Клягиным (на фото). Я считаю, что в документалистике именно так и нужно поступать – искать истину на перекрестке разных мнений, выслушивая представителей разных сторон. Я очень благодарен Евгению и считаю, что во многом именно благодаря ему спустя год наш фильм получил премию ТЭФИ как лучший документальный фильм.




Интернационал в песне

Во время недавнего выступления Евгения Маргулиса в Алматы нам удалось пообщаться с музыкантом. 

– Евгений, что заставило вас, рок-музыканта, принять участие в документальном фильме на историческую тему?

– Для нас все началось с того, что к 75-летию Победы мы сняли с немецкой группой JUNO17 клип на песню Булата Окуджавы «Бери шинель, пошли домой». Это было в 2020 году, во время жуткой пандемии. Солист группы Филипп Хофманн – большой поклонник творчества Окуджавы, как это ни странно. Мы познакомились с ними на одном из юбилеев Окуджавы, это было 95-летие. Они приезжали в Москву за свои деньги и на «Квартирнике на «НТВ» памяти Окуджавы исполнили песню «Бери шинель, пошли домой». А потом, во время пандемии, музыканты группы написали мне, мы созвонились. Они говорят: «Мы же всё-таки продвинутые в интернет-технологиях люди. Давай, несмотря на карантин, сделаем совместную версию этой песни, споем по куплету, находясь в разных местах. Мы смонтируем клип и запустим его к юбилею Победы». Я спросил Филиппа: «Почему ты взял эту песню, не зная русского языка?», а он сказал: «А мне настолько понравился частокол этих русских букв «ш», что я вцепился в это произведение». Я ему: «Ты понимаешь, что половина народа, который помнит в оригинале эту песню Окуджавы, нас с тобой возненавидит за этот клип? А молодняк, наверное, примет, потому что там совершенно другая аранжировка». Филипп ответил: «Ну, давай сделаем это так, как чувствуем». В итоге мы спели, и они смонтировали черно-белый клип. И самое удивительное, что в этой песне собрался интернационал. Еврей и немец, не знающий русского, спели песню грузина на русском языке. Конечно, в создании этого клипа большая заслуга Филиппа, который, узнав перевод, проникся этой песней и спел ее очень эмоционально. Так, сидя по разным углам во время пандемии, мы отметили День Победы. И потом, когда Алексей Никулин обратился ко мне по поводу саундтрека к фильму «Ржев. Прививка от войны», я порекомендовал ему Филиппа Хофманна. Так эта песня в его исполнении попала в картину. 

– В 90-е годы учебники истории, в частности разделы о Великой Отечественной войне, стали переписываться фактически во всех странах СНГ. Не кажется ли вам, что в этом причина многих современных противоречий?

– В виду того что время меняется и уходят люди, видевшие войну своими глазами, находятся другие люди, которые придумают свою историю в зависимости от того, какой эффект от нее нужно получить в определенной стране. История – это такая вещь, над которой постоянно издеваются, переписывая и изменяя ее. Но если существуют люди, которые знают историю, интересуются ей, распространяют знания, основанные на реальных событиях, это значит, что мы живы. 


Кстати

В настоящее время Алексей Никулинсобирает вКазахстане материал для новых документальных исторических проектов. Один из них является продолжением фильма «Алсиб. Хроники воздушной трассы», снятого во время обследования трассы экспедицией Русского географического общества.



Напомним, что Алексею во время экспедиции на чукотском отрезке удалось найти останки погибшего в 1943 году члена экипажа транспортного самолёта, перегоняемого с Аляски. Затем в Казахстане ему повезло связаться с его родственниками. Второйпроектпосвященказахстанским участникам обороны Брестской крепости и их потомкам – внукам и правнукам.

Алексей Никулин назвал проект «Цитадель», в котором объединятся два символа – цитадель как крепостьицитадель как семья. Он убеждён, что это долженбыть совместный, международный проект, и будет логично, если к реализации проекта подключатся казахстанские специалисты, телеканалы и неравнодушные к нашей общей истории люди.

Олег БЕЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых