53

За «здорово живешь»

Должно ли государство защищать государственную собственность?

АЛМАЛИНСКИЙ РАЙОННЫЙ СУД АЛМАТЫ В НАЧАЛЕ МАЯ ВЫНЕС ПРИГОВОР В ОТНОШЕНИИ ГРУППЫ ОБВИНЯЕМЫХ ВО ГЛАВЕ С ПРЕЖНИМ РУКОВОДИТЕЛЕМ САНАТОРИЯ «КАЗАХСТАН» СУЛТАНОМ КАЗБЕКОМ. МЫ ПОДРОБНО ПИСАЛИ О СИТУАЦИИ ВОКРУГ ЭТОЙ ЗДРАВНИЦЫ. И НАШИ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ВИНОВНИКОВ ЕЕ БЕДСТВЕННОГО ПОЛОЖЕНИЯ ОКАЗАЛИСЬ ВЕРНЫМИ. [газетная статья]

ВИНА ДОКАЗАНА, НО ВОПРОСЫ ОСТАЮТСЯ

Главный фигурант уголовного дела о хищениях денег, принадлежащих санаторию, приговорен к 10 годам лишения свободы без права в течение десяти лет занимать руководящие должности в коммерческих организациях. Вместе с ним признаны виновными еще четыре человека, получившие сроки лишения свободы от трех до семи лет. Однако эта эпопея еще не закончилась. Поскольку главный вопрос во всей этой истории пока остается без ответа. О возможном дальнейшем развитии событий и пока еще неизвестной судьбе санатория мы побеседовали с его нынешним руководителем Бексултаном Сарсековым.

Бексултан Сарсеков.
Бексултан Сарсеков.

– Есть ли удовлетворение от вынесенного приговора суда?

– Сроки лишения свободы меня интересуют в меньшей степени. Гораздо важнее возмещение ущерба. Мы предъявили иск на сумму более полутора миллиарда тенге, это чистое хищение. Плюс три с половиной миллиарда тенге, незаконно полученные в качестве кредита в Халык банке и не возвращенные вовремя. Теперь они висят на шее санатория.

Нахождение в красной зоне не позволило нам выполнить обязательства перед банком и осуществить намерения по заполнению отдыхающими санатория. Сейчас постепенно ряд регионов переходит в зеленую зону, и наши договоренности начали выполняться.

– Каково решение суда в части возмещения ущерба?

– Наш иск удовлетворен частично. Осужденным предлагается в течение двух месяцев добровольно возместить ущерб в 1 миллиард 120 миллионов тенге, распределенных между основным фигурантом, его дочерью и еще одной обвиняемой. Остальные двое возместили ущерб в размере 18 миллионов, полученные ими в результате хищений.

В течение всего процесса у меня была надежда, что группа привлеченных осознает и хотя бы частично возместит ущерб. К сожалению, ничего такого не произошло. Они категорически стоят на том, что никакой ущерб ими не причинялся. Хотя материалами уголовного дела вся их вина доказана в полном объеме.

Часть сомнительных сумм ущерба была исключена из обвинения. Потому и была надежда. Но увы. Осужденные явно попутали государственное с личным. Особенно основной фигурант. Он посчитал, что в том, что он своим родным и близким отдавал в аренду за бесценок объекты санатория, никакого криминала нет. Хотя ущерб тем самым причинил огромный. Мало того что санаторий не получал от этого никаких материальных выгод, чтобы хотя бы кредит выплачивать, главный фигурант еще с помощью дочери умудрялся похищать поступающие в находящийся в аренде спорткомплекс деньги. Все материалы имеются в деле, и все это доказано.

КТО ЖЕ ДЕНЬГИ ВЕРНЕТ?

– Поскольку осужденные своей вины не признали, должна быть очередная судебная инстанция?

– Да, мы ее ожидаем. Они не признают даже провальную организацию работы, бухгалтерского учета товароматериальных ценностей. К моменту моего прихода на работу в санаторий ни на одном оборудовании не стояли инвентарные номера. В гаражах и на складах мы находили какие-то материальные ценности непонятного происхождения. Без каких-либо документов. Хотя это предметы немалой стоимости.

Мы все оприходовали, инвентаризировали и наладили бухгалтерский учет. До этого никто не мог сказать ничего вразумительного по этому поводу. Прежний руководитель просто ушел, не сдав дела. Главный бухгалтер к тому времени уже была под арестом. А те, кто оставался на их местах, ситуацией не владели.

Пришлось пригласить людей из соответствующих служб Министерства внутренних дел. Они провели большую работу по инвентаризации и учету товароматериальных ценностей санатория. Это стоило очень больших усилий.

– Как можно понять, вопрос возмещения материального ущерба еще далек от своего решения?

– Да. По этому поводу сейчас сложно что-то сказать. Если следовать определению суда от июня 2019 года, в случае даже частичного неисполнения санаторием обязательств перед банком все имущество санатория будет обращено в его собственность. И в последующем, в соответствии с законодательством, оно может быть выставлено на продажу.

Возможны какие-то отговорки в том плане, что даже если этот объект уйдет с молотка, он не будет менять профиль. Но это однозначно будет уже частная собственность.

Сейчас ветераны правоохранительных органов обслуживаются у нас по самым минимальным расценкам. Только в Алматы их несколько тысяч. А они едут к нам со всей страны. И их обеспокоенность и тревога мне понятны.

– Есть ли выход из этой ситуации?

– Я бы хотел, чтобы на это обратило свой взор правительство нашей страны. Это крик души. Все-таки объект социальный и государственный! Вышло так, что государство в лице прежнего руководителя санатория, не оправдавшего возложенных на него надежд и доверия, взяло в частном банке заведомо невозвратный кредит, тем самым поставив существование здравницы под угрозу.

Подход к решению данного вопроса должен быть государственным. И средства на погашение кредита должно изыскать правительство. В какой форме это будет? Это может определить само правительство.

КУДА ВЕТЕРАНУ ПОДАТЬСЯ?

– А какие способы решить дело вы видите? Просто, чтобы правительство выделило деньги из бюджета?

– При Министерстве финансов есть фонд проблемных кредитов, в который я обращался еще в 2019 году. Он может взять на себя обязательства, которые были у нас перед Халык банком. В нем аккумулируются определенные деньги, и он может выкупить этот долг. И мы точно таким же образом садимся на график погашения кредита, но теперь уже перед фондом. Казалось бы, долг все равно остается. Но если правительство решит вопрос путем вливания денег, то многотысячная армия ветеранов правоохранительных органов будет ему очень благодарна. Они ведь свое здоровье отдали служению государству, обеспечивая его безопасность, борясь с преступностью и охраняя общественный порядок. И наверное, заслуживают такой незначительной привилегии, как возможность подлечиться в ведомственном санатории. Далеко не все из них имеют финансовые возможности оздоровляться в частных здравницах. И это самый достойный и доступный для них санаторий. Это же можно сказать и о действующих сотрудниках.

ОСУЖДЕННЫЕ ЯВНО ПОПУТАЛИ ГОСУДАРСТВЕННОЕ С ЛИЧНЫМ. ОСОБЕННО ОСНОВНОЙ ФИГУРАНТ. ОН ПОСЧИТАЛ, ЧТО В ТОМ, ЧТО ОН СВОИМ РОДНЫМ И БЛИЗКИМ ОТДАВАЛ В АРЕНДУ ЗА БЕСЦЕНОК ОБЪЕКТЫ САНАТОРИЯ, НИКАКОГО КРИМИНАЛА НЕТ. ХОТЯ УЩЕРБ ТЕМ САМЫМ ПРИЧИНИЛ ОГРОМНЫЙ.

Я сам очень долгое время прослужил в правоохранительных органах и могу сказать, что до 30 процентов сотрудников одновременно находятся на амбулаторном учете и нуждаются в санаторно-курортном лечении. Режим работы у них не нормированный. Выходных для них не бывает. И конечно же, им периодически нужно оздоровляться.

– Вы уже излагали свою просьбу кому-либо из официальных лиц?

– Мы представили такую программу министру внутренних дел, с тем чтобы к нам направлялись сотрудники. Практически каждый из них имеет какие-то незначительные заболевания. И они будут прогрессировать, если их вовремя не пролечить. У нас как раз весь комплекс лечения предусмотрен для этого. Особенно для снятия нервного напряжения. Если этого санатория не будет, где им оздоравливаться?

Этот санаторий всегда считался санаторием МВД. И потерять его для сотрудников и ветеранов органов внутренних дел будет очень тяжело. Поэтому я прошу считать эти мои слова обращением к правительству. Я думаю, для государства три с половиной миллиарда тенге особой проблемы не составит.

Тут есть еще одно весомое обстоятельство. Пандемия показала правильность того, что санаторий является государственным. Он был безболезненно преобразован в карантинную клинику. За весь пандемический период тут пролечилось более тысячи человек. А в своем госпитале мы пролечили более двух тысяч провизорных больных.

– А какова будет судьба санатория, если власти не посчитают нужным вмешаться в ситуацию?

– Если санаторий станет частным? Я помню, как аким города на видеоконференции уговаривал владельцев частных клиник принять какое-то количество больных. Те наотрез отказывались. И ничего им не скажешь. Я их не осуждаю и не критикую. Поскольку формально они правы. Так стоит ли такие объекты, необходимые государству в критические моменты, отдавать в частные руки? А вдруг завтра война? Этот санаторий быстро переформировывается в госпиталь.

Эти факторы не должны остаться без внимания правительства. Тем более что никакой тяжести от санатория для государства нет. Наоборот, оно получает из года в год больше налогов от его деятельности. Никаких субсидий или вливаний. Поэтому на правительство огромная надежда. Считайте этот разговор моим официальным обращением к нему.

А пока остается ждать, когда приговор суда вступит в законную силу. Тогда арестованное имущество осужденных будет конфисковано и реализовано в счет возмещения ущерба. Хотя там активы достаточно серьезные, их реализация может покрыть только часть ущерба. Но мы все равно надеемся.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество