Примерное время чтения: 4 минуты
22

Все, всё и про всё знают. Система такая

У НАС НЕТ ПРАВОВОЙ РЕФОРМЫ. ПРОВЕЛИ ТОЛЬКО КОНСТИТУЦИОННУЮ, ДА И ТО НЕОЖИДАННО, ПОСКОЛЬКУ В КОНЦЕПЦИИ ПРАВОВОЙ ПОЛИТИКИ ДО 2030 ГОДА, УТВЕРЖДЕННОЙ, КСТАТИ, НЫНЕШНИМ ГЛАВОЙ ГОСУДАРСТВА, ИЗМЕНЕНИЯ В КОНСТИТУЦИЮ НЕ ПЛАНИРОВАЛИСЬ. [газетная статья]

А после этого парламент ушёл на каникулы до сентября. И что он будет делать после возвращения, никому не известно. Все ждут, что президент как раз в сентябре народу и скажет, какие реформы в стране будут делаться, в том числе и в правовой плоскости. А так все рассуждения о том, что там будет в правовой сфере, – гадание на кофейной гуще.

Между тем прокуратура сейчас усиленно готовит проект конституционного закона «под себя», пытаясь вернуть утраченные ранее позиции в связи с предыдущими поправкам и Конституции от марта 2017 года. Благодаря им прокуратура, по сути, превратилась в орган уголовного преследования и представления интересов государства в суде. А сейчас разработчики законопроекта пытаются возродить так называемый «правозащитный потенциал системы прокуратуры как органа, осуществляющего высший надзор за законностью в стране».

 Насколько это им удастся, трудно загадывать, ибо структур, привыкших быть «безнадзорными», за годы независимости развелось очень много, однако независимую, высокопрофессиональную, некоррумпированную судебную власть, пользующуюся доверием и уважением у граждан, так пока и не удалось создать. А механизмы внесудебной защиты прав человека были сведены на нет.

Вот сейчас осуществляется попытка их воссоздания и развития, включая закрепление конституционного статуса уполномоченного по правам человека, возрождение Конституционного суда и т. д. Стоит отметить, что подготовка законопроектов ведётся гласно и открыто, они все регулярно публикуются и направляются для ознакомления всем заинтересованным лицам и структурам с просьбами дать свои предложения и замечания.

Но когда сказано «А», предугадать, что же последует в виде «Б», несложно. Ничего нового, надо полагать, сказано не будет. Только в развитие того, что говорилось накануне референдума. Плюс конкретные законопроекты, предложенные парламенту, под каждое конституционное изменение. Часть этих изменений уже ведь начала внедряться в практику.

Например, выборы акимов регионов на альтернативной основе маслихатами. А впереди, по моему мнению, самая главная «правовая» реформа (она же и экономическая, и социальная, и политическая, и даже психологическая) – реформа местной власти. Разделение функций, полномочий, ответственности, бюджетов и пр. Выборность власти во всех населённых пунктах их населением избирательного возраста.

Эта та реформа, о необходимости которой мы говорили с начала 90-х на протяжении всех лет независимости. Мы стоим здесь в самом начале пути. И с неё надо было начинать, а не с судов или прокуратуры. Но это очень трудная и серьёзная задача. Глобальная. Судьбоносная для страны, в которой почти не осталось государственников. Компетентных, желающих и могущих это сделать.

То есть нет – лиц, думающих в первую очередь и исключительно об интересах государства и общества, а не о своих, семьи, клана и пр. Патриотов своей страны в истинном понимании этого слова. Потому что государственная служба предполагает служение, а не зарабатывание на власти. Делать бизнес на власти – это коррупция. И с этим надо бороться. Причём в этом больше должно быть заинтересовано не государство, а общество, то есть мы с вами. В обществе, где не дают взяток, возможности для «берущих» сильно сужаются.

В конце минувшей недели состоялся открытый многочасовой онлайн-диалог, организованный руководством Республиканской коллегией адвокатов (РКА), Верховного суда и Высшего судебного совета. Открыто, уважительно и откровенно обсуждались все злободневные вопросы функционирования системы правосудия, независимости судей, возможностей и прав адвокатов.

Практически все желающие адвокаты могли принять участие в этом многостороннем диалоге. Он не касался конкретных дел, о чём сразу в начале встречи попросили её организаторы. Речь шла о насущных многочисленных проблемах.

И разговор этот показал, что, как говорится, «все, всё и про всё знают». И все заинтересованы в улучшении ситуации. Председатели Верховного суда и Высшего судебного совета даже призвали адвокатов активнее идти в судейскую профессию, участвовать в открытых конкурсах на занятие вакантных должностей судей, включая суды столицы и Алматы.

Но будет ли какой-то положительный результат от этого обмена мнениями, сказать сегодня, пожалуй, не сможет никто...

Виталий Воронов.
Виталий Воронов.

Виталий Воронов, адвокат

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых