Примерное время чтения: 7 минут
101

В бой идут одни кулаки

По данным Всемирной организации здравоохранения, каждый год в мире растёт число случаев насилия, среди них особое место занимает бытовое [газетная статья].

Тягостный парадокс – наносит травмы, бывает, не совместимые с жизнью, субъект, который по определению обязан быть опорой и защитой своей жертве. Родной или близкий человек, с общим хозяйством, детьми, обоюдными планами на будущее… К размышлениям на непростую тему нашей собеседницы Зульфии Байсаковой, возглавляющей ОЮЛ «Союз кризисных центров Казахстана» и кризисный центр «ЖанСая» алматинского управления социального благосостояния, стоит прислушаться.

ДАР ОТ ОДАРЫ

– Зульфия, с этим непотребством вы, в силу своей работы, сталкиваетесь круглосуточно. Что даёт силы её продолжать?

– Убеждение, что всё поправимо. Несмотря на то что бытового насилия меньше не становится, ежегодно в полицию поступает более ста тысяч сообщений, а два месяца наступившего года принесли уже два десятка трагедий. Но надо упорно засевать свою грядку, тогда всходы будут становиться устойчивее и обширнее. С 1 марта по системе ODARA начинается пилотный проект в столице, нашем мегаполисе и в Павлодаре.

– В чём суть и новизна проекта?

– Будучи разработанной национальными и зарубежными экспертами, госорганами и НПО, он поможет выявлять семьи с высокой степенью опасности. При первом же случае бытового насилия заполняется анкета из 13 вопросов, на четыре отвечает участник происшествия, остальные заполняются на основе соответствующих баз данных. Картина обещает получиться более объективной, потому что позволит с максимальной точностью оценивать риски, определять степень помощи жертве и меру воздействия на агрессора. По особо важным кейсам будут рабочие встречи представителей всех структур, ответственных за ситуацию, в том числе и органы опеки. Сейчас они действуют разрозненно, каждый на своём участке, взаимодействие и единое руководство отсутствуют.

И ТЕБЯ ВЫЛЕЧАТ!

– Не опасаетесь, что при общей ответственности её принято перекладывать друг на друга?

– Похвальную инициативу взять на себя кураторство проявили полицейские службы на местах, конкретно – инспекторы по защите женщин от насилия. Очень важно, что работа с абьюзером становится методичной и целенаправленной. Его берут под «белы руки» и отправляют в сопровождении на коррекционные курсы для лиц, совершивших бытовое насилие. Курсы не для формальной отмазки, а с участием психологов и психотерапевтов. Занятия сначала индивидуальные, но потом, возможно, объединенные по группам. Агрессор, он ведь и жертва одновременно – своего неуправляемого характера, буйных эмоций, переходящих в разрушительный гнев. Занятия предоставят возможность изменить поведение, выработать у нарушителя элементарные нормы поведения, наконец, необходимый уровень понимания ответственности вплоть до уголовной. Коррекционные программы по изменению поведения должны стать частью всеобъемлющей национальной политики предотвращения бытового насилия.

– Но уголовная статья пока семейным дебоширам не грозит!

– Если даже глава государства озаботился этой проблемой и не раз о ней публично высказывался, то, скорее всего, вопрос решится в нужном русле, мажилис в новом составе не оставит столь важную тему состояния социального самочувствия без внимания. Статья об адекватном наказании семейных абьюзеров должна вернуться в Уголовный кодекс. Это не означает, что их всех надо растолкать по тюрьмам, есть и альтернативные меры: например, общественные работы.

– Вернемся к коррекции. Возможно ведь, что не всякий захочет ей подвергаться, считая себя вправе «воспитывать» домочадцев как вздумается?

– Пилотный проект покажет реальную картину «состояния умов» данной категории наших граждан. Но МВД уже пересмотрело ряд норм закона «О профилактике бытового насилия», с 10 до 30 суток увеличив буяну срок запрета появляться в семье, звонить, угрожать и преследовать жертву насилия. И не только её, но, что очень важно, и несовершеннолетних детей. В противном случае ему грозит до пяти суток административного ареста. О детях вообще разговор особый. У нас на сегодня в кризисном центре «Жан Сая» находятся 17 женщин и 31 ребёнок. Для детей, даже если обошлось без физического воздействия, огромную опасность представляют психологические травмы, угрожающие серьёзными заболеваниями, а в будущем девиантное поведение родителя может сработать заразительным примером для отношений в собственных семьях.

Фото: из газетных материалов

МИЛЛИАРДЫ ПРОСЯТ ДОБАВКИ

– Надо бы по-хорошему предусмотреть содержание в кризисных центрах пострадавших женщин и детей за счёт обидчиков. В круглую тенгушечку обернулись бы для них суммы, которые затрачивает пока государственный бюджет.

– Сегодня профилактика семейно-бытового насилия и меры борьбы с ним обходятся стране в 4,5 млрд тенге в год. Это наши с вами, налогоплательщиков, деньги. Примерно 750 млн отсюда выделяются на оплату труда подразделений полиции по защите женщин от насилия, столько же расходуется на содержание кризисных центров, полтора миллиарда уходит на прямую поддержку жертв насилия. Я уже не говорю о помощи медицинской, к примеру, вызовам скорой помощи, обращениям к врачам. Это остаётся «за кадром» подсчётов. Причём зачастую приходится расходы нести не только государству, но и самой жертве. Недавно к нам поступила женщина с челюстью, свернутой «стараниями» мужа. Стоматолог удалил ей поврежденный зуб за наш счёт. Названная миллиардная цифра звучит, конечно, ужасающе, но ведь и её недостаточно! У нас бытовое насилие происходит в каждой третьей семье.

– Это означает, что мы должны входить в мировые антилидеры по отечественному мордобою?

– Не входим. С официальной статистикой более-менее порядок. Если скорая помощь прибудет не на убийство, а на перелом руки или ноги, то одной галочкой больше станет в медицинской ведомости. А что травма случилась по вине супруга или родственника, в лучшем случае останется на их совести. Никто не подсчитывает, сколько прерванных беременностей происходит из-за здевательств семейных абьюзеров, тяжелых заболеваний, инвалидизаций, вызванных ушибами, различными телесными повреждениями. Туго закрученная спираль разных видов насилия толкает в пропасть и пострадавшего, и поднявшего на него руку.

ТРИ ЦИФРЫ СПАСЕНИЯ

– Насколько готовы наши силовики к новым методам работы? Интернет заполнен историями от пострадавших женщин, которых в полиции отфутболивали, не принимали заявлений или попросту издевались.

– Ситуация, поверьте, меняется. Сегодня люди в погонах в большинстве своём осознали нетерпимость происходящего на семейных фронтах. Бывает, с нашей помощью. Когда нерадивых и равнодушных полицейских, сообщивших дебоширам и прочей родне адреса нахождения пострадавших, на что они категорически не имели права, при нашем активном вмешательстве увольняют из рядов внутренних войск.

– Нам бы ещё общество в целом подтянуть к решению проблемы, которая далека от чисто семейной. За стеной раздаются отчаянные крики, а сосед заткнёт уши или погромче врубит телевизор.

– Да, необходима нулевая терпимость к явлениям такого рода. Как во многих странах мира, где главной ценностью является человеческая жизнь. Новому Казахстану надлежит стать не только справедливым, но и безопасным, что, в принципе, одно и то же. Беда, ставшая темой нашего разговора, должна обсуждаться обществом в полный голос и на всех уровнях. Шаг за шагом это начинает происходить. Вышел в прокат художественный фильм «Бахыт». Острый, бескомпромиссный, в центре сюжета судьба двух женщин. Одна – супруга, другая – дочь главного героя. То, что он позволяет себе по отношению к своей второй половине, не может стерпеть в обращении зятя с родной кровинушкой. Ещё очень важной акцией стало размещение на алматинских улицах 64 баннеров, иллюстрирующих тему бытового насилия. На розово-фиолетовом фоне мускулистая рука тянется к женскому горлу. И телефон помощи: 150.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых