98

Уроки русскому

В РК «великий и могучий» используется широко, бережно и с любовью

ПОСЛЕДНИЕ ЛЕТ ДЕСЯТЬ ЖИВУ В НАЦИОНАЛЬНОМ РЕЖИМЕ: ЖАЙЛЯУ – КЫСТАУ. КОЧУЮ МЕЖДУ АЛМАТЫ И МОСКВОЙ. ЗИМУЮ ТАМ, А ВЕСНОЙ, ЛЕТОМ И ОСЕНЬЮ – ДОМА. РАЗ В ГОД ПЕРЕЛЕТАЮ В ДРУГОЙ ЧАСОВОЙ ПОЯС И КЛИМАТ. А ВОТ ЯЗЫКОВАЯ СРЕДА ПРИ ЭТОМ НЕ МЕНЯЕТСЯ. РУССКИЙ И ТАМ, И ТАМ. ТОЛЬКО ОН РАЗНЫЙ, ЭТОТ ЯЗЫК. КАЗАХСКИЙ РУССКИЙ ОТЛИЧАЕТСЯ, И ОН МНЕ НРАВИТСЯ БОЛЬШЕ. И ДЕЛО НЕ ТОЛЬКО В ПРИВЫЧКЕ. А В ЧЕМ ЖЕ? ВОТ ОБ ЭТОМ И РЕЧЬ. [газетная статья]

БЕЗ АКЦЕНТА

Российский русский гораздо чаще использует родную ненормативную лексику. Матерок почти повсеместно и всеустно в речи через слово. Нет, казахи тоже могут загнуть и по матушке послать, но пользуются этими возможностями «великого и могучего» куда экономнее. Это первое, что просто бросается… нет, не в глаза – в уши. Российский русский (правильнее, наверное, мне сказать: московский говор) активно засоряется «новоязом» – неоправданными заимствованиями англицизмов, жаргонизмами, тем самым интернетовским «олбанским», молодежным сленгом. Казахский русский этим грешит в меньшей степени.

В тех самых пресловутых московских гостиных я, обостряя разговор, нередко говорил: когда доведете свой язык до ручки, приедете к нам за хорошим русским, в Казахстане он используется и широко, и с любовью, и бережно. Поэтому сохранится.

Могу сослаться на очевидный авторитет. Жванецкий както в очередной раз выступал в Алматы. И услышал в конце вечера благодарственный спич в свой адрес. Думаю, мэтру было не привыкать к панегирикам. Вежливо дослушав, он сказал: «Голубушка, ну до чего же хорош ваш русский язык! Просто чудо. Чистый, образный, с верно расставленными интонациями. Я много езжу по белу свету, выступаю в самых разных аудиториях. Разумеется, русскоязычных. А вот гастролируя в Казахстане, всегда этим чудом наслаждаюсь. Спасибо вам всем за такое знание русского языка». Большая часть зрителей была казахами.

Часто задумывался вот о чем. Почему грузин, например, может родиться и всю жизнь прожить в Москве, а характерный акцент при нем останется? Украинца легко вычислить по неискоренимому геканию, свои особенности речи у белоруса, молдаванина. Уже не говорю о прибалтах, других народах. А вот казахи говорят на русском, как правило, без акцента. Почему? Один мой приятель залез в поисках ответа на этот вопрос в очень далекую историю. Мол, казахи и русские всегда жили на огромных открытых пространствах, не в горах. В степях и равнинах гласные звуки брали верх в обоих языках, отсюда сходство в артикуляции. Тюркизмы легко растворялись в русском, становясь родными, сближая фонетику.

Не буду с ним спорить. Вспомню историю более близкую: в годы войны в Казахстан приехало много эвакуированных, в том числе театры и киностудии, ученые и педагоги, цвет интеллигенции той поры. Привезли с собой литературный язык. Его закваска сказывается и сегодня. А какие были теледикторы на Казахском телевидении! Как грамотно, без малейшей ошибки они говорили! Вспомнить, к примеру, Алевтину Попову. Приехав из Хабаровска в Алма-Ату в 1965 году уже опытным телевизионщиком, она быстро стала любимицей зрителей. Ее речь была просто образцовой. У нее учились, ей подражали.

«ПРЕСЛОВУТОЕ ДВУЯЗЫЧИЕ»

Шекспировского накала трагедия: приехавший из села дед не может поговорить со своим городским внуком. Об этом сразу после декабрьских событий 1986 года написал стихи «Позабытый мной с детства язык» молодой тогда поэт Бахытжан Канапьянов. За рифму «пресловутое двуязычие – двуличие» ему изрядно тогда перепало от самого главного начальства той поры. Сегодня известный казахстанский поэт, писатель, переводчик и издатель Бахытжан Канапьянов широко, талантливо и успешно использует в своем творчестве язык и Пушкина, и Абая. Хочу спросить своего старого доброго знакомого: напишет ли он стихотворение, как-то срифмовав понятие трехъязычие, курс на которое взят в стране?

Специалисты называют казахский язык догоняющим. Всей душой желаю ему и догнать, и занять подобающее ему место. Чтобы при этом и русский язык не почувствовал себя ущемленным. Ведь билингвизм казахов – это очевидное богатство народа.

У соседей ситуация складывается по-разному. В Кыргызстане позиции русского сильны, поддерживаются властью, там русский используется наравне с государственным. А вот узбеки просят РФ помочь сохранить в республике русский язык. По договоренности с правительством РФ в Узбекистан направляются учителя русского языка.

Казахстан пронизан русским снизу доверху. Кто слышал Нурсултана Назарбаева не только читающим официальные речи, но и общался вблизи, знает, насколько легко и образно он говорит на обоих языках, переходя с одного на другой. Сын хорошего писателя Касым-Жомарт Токаев написал лет десять тому назад книгу «Свет и тень», в которой доходчиво, живо, интересно рассказал о становлении внешнеполитического курса страны. Книгу, которая написана на русском и отмечена изяществом стиля. Нет министра или депутата, не знающего русского языка. Да что я о чиновниках!

Рядом с нами живет один из крупнейших языковедов мира Олжас Сулейменов. На русском языке он препарирует пралингвистику, развивает тюркологию. Можно вспомнить целую когорту казахстанских писателей и поэтов, пишущих на русском языке. А я не пропущу ни одну публикацию Сапы Мекебаева и Салимы Дуйсековой. И не только потому, что их тексты, как правило, на острую тему. В них – просто пиршество языковое, завидное умение уместно язвить и высмеивать. А это высший пилотаж. Прочитав, говорю: снимаю шляпу, ребята!

Хочу признаться вот в чем. Уже, увы, безнадежно одноязычный («Читаю и перевожу со словарем»), я в последние годы все чаще чувствую себя ущербным рядом с друзьями казахами, которые сплошь билингвы. Раньше этой ущербности как-то не замечал, а теперь понимаю, насколько они богаче меня. А я, выходит, сам себя обворовал, не выучил ни английский, ни казахский.

«ИЗВЕНИТЕ МЕНЯ ПОЖАЛУСТО»

«Поумерь свои восторги, – не так давно сказала коллега. Она долгие годы проработала в газетах республики, вела в них тему народного образования, хорошо была знакома со многими школьными коллективами, педагогами, до сих пор с ними общается. – Ты отстал от жизни. Твои оценки справедливы, если говорить о тех, кто старше сорока лет. Чем младше наши земляки, особенно живущие на селе, тем они русский знают хуже. Это закономерность. В Кызылординской, Мангистауской, Атырауской областях, где среда теперь практически моноязычна, многие дети знают только отдельные слова, общаться на русском не умеют. Вот тебе наглядное пособие, посмотри» – и прислала короткий видеоролик.

РОССИЙСКИЙ РУССКИЙ ГОРАЗДО ЧАЩЕ ИСПОЛЬЗУЕТ РОДНУЮ НЕНОРМАТИВНУЮ ЛЕКСИКУ. МАТЕРОК ПОЧТИ ПОВСЕМЕСТНО И ВСЕУСТНО В РЕЧИ ЧЕРЕЗ СЛОВО. НЕТ, КАЗАХИ ТОЖЕ МОГУТ ЗАГНУТЬ И ПО МАТУШКЕ ПОСЛАТЬ, НО ПОЛЬЗУЮТСЯ ЭТИМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ «ВЕЛИКОГО И МОГУЧЕГО» КУДА ЭКОНОМНЕЕ.

Начинается он с портрета симпатичной черноглазой молодайки. Хороша собой – бровьми союзна, телом обильна… Под портретом надпись: «Сотрудник Министерства образования». Потом она заговорила. Но как! С трудом подбирая слова, спотыкаясь, неправильно расставляя ударения, попыталась начать урок о природе родного края на русском языке… Так и не понял, что она хотела сказать. Я позвонил коллеге, спросил с надеждой: «Ведь это фейк?» – «Похоже, что нет…»

У меня есть теперь и свой «маркер» состояния преподавания казахского и русского языков в школе. Дочка племянницы Маша заканчивает выпускной класс. Я не знаю более старательной и прилежной ученицы. Не ляжет спать, пока не сделает все уроки, не выучит заданное. Успевает участвовать в разных конкурсах и олимпиадах. В том числе международных. С IT-технологиями на ты. В ней явные задатки сильного математика, программиста. Руководство школы регулярно присылает родителям благодарственные письма. По всем предметам у нее пятерки. В том числе и по казахскому языку. Надеются родители ее, что получит дочь «Алтын бельгi».

Я с интересом поглядываю на юную родственницу. Испытываю двойственные чувства. С одной стороны, рад за нее. С другой – мне ее жалко. У нее, как, собственно, у всех сегодняшних школьников, откровенно тяжелая жизнь. Порой мне кажется, неподъемно тяжелая. У нас она была не в пример легче. Известная в прежние времена веселая песенка со словами «Школьные годы чудесные, с книгою, дружбою, песнею…» – это уже не про нынешних школяров, тянущих непомерно тугой воз учебной программы.

Как-то спросил Машу, что ей достается сложнее всего, какой предмет. Физика и казахский язык, ответила она. И опять уткнулась в учебники. Но видно, что и закончив школу, она говорить на государственном языке не сможет – нет навыка, практики. Ее внушительный запас слов, отличное знание правил не вылилось в умение общаться. Да и не одна она такая: тридцать лет русских детей учат в детских садах и школах казахскому, а знать его они в массе своей не знают. Я специально расспрашивал об этом всех своих знакомых, чьи дети и внуки отучились в школе. Если кто скажет, что не хотят, потому и не говорят, – у меня есть контраргумент в лице Маши.

«Придется нанять репетитора русского языка, – озабоченно сказала племянница на днях. – С таким его знанием дочери в России в хороший вуз не поступить…» – «Подожди, у нее же пятерка и по русскому!» – «Это ничего не значит. Преподают его в школе слабо. Всего два урока в неделю. Много пропусков. Учителя без конца меняются. Да и квалификация их, как бы помягче сказать, невысокая. Недавно получила от нового учителя русского языка эсэмэску, вот как она пишет: «Извените меня пожалусто…»

И я сразу вспомнил ту молодайку из министерства…

Родители выбирают для Маши российский вуз, сами при последней встрече как о деле решенном говорили о переезде на ПМЖ в Саратов. Раньше я их отговаривал. Теперь промолчал.

Извините меня…

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых