aif.ru counter
58

Температура по больнице

Если вы начали лгать – считайте, что война проиграна. На фоне продолжающегося роста количества заразившихся коронавирусной инфекцией в Казахстане вновь ужесточили карантинные меры. Ситуация внешне выглядит управляемой. Власти стараются демонстрировать выдержку и спокойствие. Однако для граждан, которые каждодневно сталкиваются с суровой реальностью все выглядит несколько иначе. В обществе наблюдаются признаки легкой паники. [газетная статья]

ТИСКАХ «КОРОНЫ»

В этом месяце домой на каникулы собирались приехать казахстанские студенты, обучающиеся в Европе. Не получилось. Деньги за заранее приобретенные билеты им вернули. Извинились и объяснили, что транспортного сообщения с нашей страной нет. Еврокомиссия включила нас в список небезопасных стран.

Полный запрет на въезд в ЕС из-за его пределов действовал до 1 июля. Сейчас он отменен для четырнадцати стран, в числе которых Грузия, Алжир и даже Руанда (!). Но нет Казахстана. Выходит, положение у нас хуже, чем в Африке. Но это так, к слову...

Не сочтите нас распространителями паники, но последние события оптимизма никак не внушают. Заболеваемость растет. Мест в больницах нет. Лекарств не хватает. Из аптек исчез даже элементарный парацетамол.

Теперь уже очевидно, что без иностранной помощи нам не обойтись. Обращение за ней к северным соседям (а к кому ж еще?) долго ждать себя не заставило. Правда, преподнесли нам это так, что они, мол, сами предложили, а мы решили не отказываться. Но не суть.

То, что, несмотря на все свои впечатляющие экономические успехи, самостоятельно справиться с проблемой мы, увы, не можем, уже видно невооруженным глазом. На сегодняшний день для нас болезни ужаснее коронавируса нет. Страшно представить, что бы мы делали, если, не дай бог, какая-нибудь техногенная катастрофа, землетрясение или война, наконец. В общем, первый, пусть и очень сложный экзамен на прочность мы практически провалили.

Социальные сети запестрели сообщениями о волне летальных исходов и о катастрофическом положении в казахстанских больницах. Власти успокаивают. Признают, что в последние дни в стране ежедневно регистрируется примерно по полторы тысячи инфицированных. Но отмечают, что в госпитализации нуждаются далеко не все.

При этом сообщают, что в разы выросло число пациентов с пневмонией, но с отрицательными результатами тестов на коронавирус. А ведь они тоже нуждаются в госпитализации. Так что реальные масштабы проблемы, по стойкому мнению, царящему в обывательской среде, намного серьезнее, чем показывает официальная статистика.

Думается, нет надобности подробно останавливаться на том, что прогнозируемое медицинскими властями время достижения пика пандемии уже давно прошло. И о шести триллионах, выделенных правительством на борьбу с инфекцией, вспоминать тоже уже не стоит. Люди подсчитывали и писали, что можно сделать на такие деньжищи. И не стесняясь, высказывали предположения по поводу того, как данные средства могут быть «освоены» у нас.

Не хотелось бы об этом говорить, но похоже на то, что злопыхатели оказались правы. За это время в СМИ неоднократно появлялись материалы о возмущениях медиков, так и не получивших положенные им доплаты. А в Алматы сотрудники станции «Скорой помощи» по этой причине даже устраивали импровизированный митинг и разослали по мессенджерам открытое письмо президенту страны. Возникший дефицит лекарств и реагентов для ПЦР-тестирования можно отнести сюда же. В общем, ощущения пользы и эффекта от этих денег ни у кого нет. Более того, народные подозрения существенно усилились, когда раздался призыв к обществу о… добровольных пожертвованиях.

НАПРОЧЬ ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

А ведь есть еще в стране люди, которые изучали и хорошо помнят, как с подобными напастями справлялись в СССР. Но у нас почему-то не принято вспоминать советский опыт. По всей видимости, современные руководители твердо убеждены, что в нем нет и не может быть ничего хорошего. А зря.

Были в ту пору такие понятия, как «неприкосновенный запас» и «стратегический резерв» на случай чрезвычайного положения. И это очень здорово помогало. Многие сегодня не поверят, но СССР справлялся с любыми проблемами куда более серьёзными, чем мы сейчас имеем, исключительно самостоятельно, без какой-либо иностранной помощи. Кто не в курсе, пусть погуглит информацию о разрушительных землетрясениях в Ташкенте или Спитаке.

В те времена при ЧП одна из главных ролей возлагалась на Министерство обороны. Военные брали большую часть нагрузки и ответственности. И справлялись с ней по-армейски чётко.

При первой необходимости призывались нужные специалисты из запаса. В частности, медики. Разворачивались полевые военные госпитали. Нехватка машин скорой помощи ликвидировалась вводом в строй законсервированной на случай войны техники. А если и ее не хватало, то транспорт через военкоматы временно экспроприировались у гражданских организаций.

В нашем рыночном, сбросившем с себя «оковы тоталитарного прошлого» обществе такое представить невозможно. Избавившись от «совкового уклада», мы утратили способность самостоятельно противостоять вызовам.

Судите сами. Наш военный министр в самом начале первого карантина вроде как тоже объявил мобилизацию. О том, сколько человек удалось тогда поставить в строй, точных данных мы не нашли. Но призванных «партизан» видели своими глазами. Поспали они недельку другую в полицейских машинах на блокпостах и разошлись по домам. Платить этим воякам оказалось нечем (опять же к вопросу шести триллионов), а им семьи кормить надо. Так тихо и бесславно эта мобилизация и закончилась.

При этом тому же военному министру хорошо известно, что в стране есть уволенные в запас военные инфекционисты, служившие в своё время в Афганистане, Таджикистане и других неблагополучных в эпидемиологическом смысле горячих точках. В нынешних условиях, когда не хватает врачей и особенно инфекционистов, их помощь оказалась бы весьма кстати. К тому же можно было призвать тех «запасников», кто служил срочную службу в медсанбатах в качестве медбратьев. Медсестер ведь сейчас тоже не хватает.

А еще в те «застойные» времена при эпидемиях использовался так называемый «казарменный фонд». Ветераны вооруженных сил, которым мы задавали вопросы на эту тему, говорят, что в Казахстане казарм, оставшихся еще от Советской армии, видимо-невидимо. И сейчас, когда в больницах катастрофически не хватает мест, их использование было бы правильным вдвойне. Во-первых, потому что решился бы вопрос госпитализации больных. А во-вторых, находясь в армейских казармах, инфекционные больные оказались бы изолированным и от населенных пунктов.

ЭТО СТРАННОЕ СЛОВО «ЛОКДАУН»…

У нас же все по-современному. Во время первого карантина, помнится, регулярно по два раза в неделю проводилась санитарная обработка подъездов жилых домов и проезжей части улиц. Вроде бы в срок и добросовестно. Но в подъездах, например, при этом не закрывались окна, в которые разбрызганная дезинфекция благополучно улетучивалось.

А что касается улиц, то городские поливальные машины настолько усердно их дезинфицировали, что не прекращали работу даже во время дождя. И некому было объяснить этим горе-дезинфекторам, что химикаты вместе с дождевыми стоками попадают в почву и способны проникнуть даже в питьевую воду.

Помпезный доклад о строительстве в рекордные сроки трех инфекционных клиник впечатления ни на кого не произвел. В конце концов, что такое клиника на 200 мест для такого города, как Алматы или Нур-Султан? Мы ведь уже писали о том, что в одной только 7-й городской клинической больнице Алматы в отделении, рассчитанном на 100 человек, лежат 700 больных. А в Актау их уже собираются размещать на теннисных кортах. Потому что больше негде. Все провизорные центры и все инфекционные больницы Мангистауской области переполнены. И такое положение практически во всех областях.

Итак, о новых карантинных мерах уже объявили. Будет ли от этого толк, время покажет.

Напомним, по прогнозу министра здравоохранения Алексея Цоя, при двухнедельном локдауне к концу лета ежедневно будет фиксироваться по 7 тысяч инфицированных, которым понадобится госпитализация. Для этого будет нужно около 80 тысяч коек в больницах.

 А если карантин не ужесточать, то к концу августа в день будет по 27 тысяч пациентов, нуждающихся в госпитализации. Если же локдаун будет четырехнедельным, то в день ожидается по 2,5 тысячи новых инфицированных.

Впору вспомнить о дорогостоящих государственных программах. Вернее, об их выполнении. Если бы хотя бы одна из них была реализована, в нашей стране уже было бы как минимум с то новых больниц, которых нам сейчас так не хватает.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество