Примерное время чтения: 7 минут
112

Стекло, огонь и фантазия

Мастерство везде у нас в почёте?

СЕГОДНЯ В КАЗАХСТАНЕ ПО КОЛИЧЕСТВУ ВАКАНСИЙ ЛИДИРУЮЩЕЕ МЕСТО ЗАНИМАЮТ МАССОВЫЕ ПРОФЕССИИ В ТОРГОВЛЕ. ПРОИЗВОДСТВО ИДЕТ С БОЛЬШИМ ОТРЫВОМ. ОДНАКО В СПИСКЕ ИЗ СТА ПРОФЕССИЙ, СОСТАВЛЕННОМ НА ОСНОВЕ ПРОГНОЗА ПОТРЕБНОСТЕЙ ДО 2025 ГОДА ОТ ПРИМЕРНО 700 КРУПНЫХ РАБОТОДАТЕЛЕЙ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ, ОБРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В РАМКАХ РАЗВИТИЯ «ЭКОНОМИКИ ПРОСТЫХ ВЕЩЕЙ», МНОЖЕСТВО ОКАЗАЛИСЬ РАБОЧИМИ. [газетная статья]

В том числе электрики, сварщики, монтажники, каменщики, газорезчики и даже ремонтники летательных аппаратов. Возьму на себя смелость добавить еще одну, не вошедшую в обширный перечень. Тем более что на этом настаивает Геннадий Ситников, стеклодув из Восточного Казахстана.

Геннадий Ситников.
Геннадий Ситников.

ДЕЛО – ТРУБА, ТОЧНЕЕ – ТРУБКА

Геннадий, рабочая косточка, после армии трудился слесарем и фрезеровщиком, любил иметь дело с металлом. А в это время его тесть Владимир Прокопьевич был известен в Усть-Каменогорске как высококлассный стеклодув, заполучить которого к себе на производство мечтали многие руководители предприятий. Они оба работали на титано-магниевом комбинате, но родственник решил переманить Геннадия в свою профессию, чему тот сначала сильно сопротивлялся, полагая, что «руки у него не оттуда растут». Вскоре один убедился, что с руками всё в порядке, а другой понял, каким способным и толковым оказался ученик. Через десяток лет тесть собрался на пенсию, на комбинате пошла неразбериха с кадрами вплоть до сокращений, и Ситников, ставший стеклодувом «от и до», отправился делать новую карьеру – от мастера до начальника строительного участка. Стройка – известное дело, с раннего утра до ночи, ни выходных, ни проходных… Так пахал семнадцать лет, пока не увидел в газете, что их отделению ВНИИ цветмета, который занимается исследованиями, опытно-промышленными испытаниями в области горного дела, обогащения руд, металлургии тяжелых цветных металлов и экологии, требуются стеклодувы. Пошёл устраиваться с опаской, что за годы всё позабыл, но, оказывается, руки умения не теряют. С тех пор и по сей день выдувает пробирки, колбы и прочую посуду, потребную для нужд их химлаборатории. Для этого используются трубки разного калибра из простого и кварцевого стекла. Производство не только сложное, но и вредное, приравненное к горячему цеху. Перед лицом пляшет пламя газовой горелки. Температура разогрева кварца 1800 градусов. Жесткая стеклянная пыль оседает и прочно прессуется в легких. А респиратор не наденешь: ты же, как трубач, работаешь на выдохах в трубку. При этом её, поднесенную к огненному язычку, надо очень быстро крутить. Если на секунду застопоришься, вместо ровного шарика получится одностороннее выпячивание, похожее на грыжу.

КОЛОСКИ И РОЗЫ

Как и в каждой профессии, есть свои тонкости. Перед работой нельзя поднимать ничего тяжелого: например, подтаскивать баллон с пропаном. Кому-то такой отказ может показаться капризом, а на самом деле это обернётся дрожанием рук, и тогда вся работа пойдет насмарку. Кроме тысяч разнообразных экземпляров лабораторных сосудов Геннадий в свободное время или в обеденный перерыв может заниматься чистым творчеством. Руководство уважает и не возражает. Дома это невозможно, нужна вытяжка, да и баллоны с газоми кислородом там не примостишь. Все знакомые и родственники Геннадия Яковлевича держат в сервантах и на прочих видных местах образцы его искусства. Пара из них перед вами на фотографиях. Розы и колоски тоже выдуваются из трубок, цветочные лепестки и листочки надо аккуратно нарезать, припаять к стеблю. С колосками своя история, каждый усик из расплавленного стекла резким движением вытягивается вверх. А себе он ничего не оставляет. Шесть лет назад похоронил жену, и вроде как это стало ни к чему… Иногда кто-нибудь попросит спаять горелкой расколотую ножку хрустального фужера. Приходится объяснять, что место спайки станет черным, потому что хрусталь содержит свинец, лучше взять специальный клей. Хотя говорят, что разбитой и склеенной посудой не стоит пользоваться…

-

За долгие годы работы он много поездил, правда, еще в прежние, союзные, времена. Бывал на стеклозаводах в тогдашнем Ленинграде, в поселке Васильево под Казанью и, конечно, в известном всему миру Гусь-Хрустальном. К сожалению, подобных производств в Казахстане нет и даже трубки приходится по-прежнему получать со стороны. Не говоря уже об использовании других технологий, когда есть возможность работать с цветным стеклом. Как в Италии, России, Чехии. Там на заводах стоят ванны-печи с расплавленной стеклянной массой, окрашенной пигментами, молибденом, окисью меди. Мастер тянет ее, похожую на густую сметану, щипцами, отрезает ножницами нужный кусок, выдувает, лепит, паяет… И получаются в итоге петухи с роскошными хвостами, красавицы в кокошниках, причудливые вазы. Засмотреться можно.

ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ…

А нам, как говорится, не до жиру. Сохранить бы то, что есть. Но пока стеклодувы в Казахстане – вымирающая профессия. В ВКО, известной своими металлургическими предприятиями с химическими и экспериментальными лабораториями, их раз-два – и обчёлся. Старики ушли на пенсию или из жизни, как тесть Геннадия Ситникова, молодёжь учить негде и некому. Правда, он, несмотря на возраст, на пенсию пока не собирается и говорит, когда почувствует, что пора, обязательно обзаведётся учеником.

-

Опять же проблема с оплатой труда. Не оценивают достойно их «глаз-алмаз», обожженные горячей лавой губы и пальцы, зрение, которое садится от всполохов пламени… Да и техническое обеспечение оставляет желать лучшего. Скажем, чтобы изготовить стеклянную пробку для колбы, надо её хорошенько обточить, чтобы плотно входила в горлышко. Нужен нехитрый станок, приобрести который не допросишься. Приходится действовать вручную.

Ситников убежден, что его биологический возраст лет на 20 меньше, чем в паспорте. Увлеченно занимается спортивной рыбалкой. Все выходные проводит с удочкой на Бухтарминском водохранилище. Ладно бы летом, а то ведь и зимой. Купил недавно электрический ледоруб с шуруповертом, нажал на кнопку – и лунка готова. По доброте душевной полмешка окуней принесет на работу, пропарят в коптильне горячим дымом, вот вам и праздник для мужиков в понедельник. От дачи избавился, помогает дочери и зятю строить свою. В Новосибирск к сыну, успешному бизнесмену, переезжать не хочет, несмотря на зазывания. Только в гости. Уверен, что пока ноги носят, будет ходить на работу. Там у Геннадия есть всё, что нужно мастеру для уверенности в пользе и необходимости своего труда. Ну а то, что он пока остаётся уникальным и неповторимым в масштабах города и области и одним из немногих штучных во всей стране, только прибавляет гордости и ответственности за дело собственных рук.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых