Примерное время чтения: 3 минуты
28

Состояние протеста  

Мангистау – регион, который последние годы регулярно находится в поле зрения. Здесь есть город Жанаозен, а в Жанаозене размещено АО «Озенмунайгаз» (ОМГ) – нефтяная компания, созданная более полувека назад, и одна из немногих, избежавших приватизации [газетная статья].

Хотя, думаю, правительственные чиновники очень жалеют, что приватизация ОМГ в 1998 году была отменена. Озен давно прошел свой пик, и за последние 15 лет добыча нефти здесь падает (уже на 25%). При этом город и предприятия стали «символами протестности». Мангистау лидирует по рождаемости и положительному сальдо миграции, причём создаётся впечатление, что все здесь желают работать именно в нефтянке, причём именно в ОМГ (и в системе АО НК «КазМунайГаз» в целом), хотя в регионе есть немало других (в том числе и нефтяных) компаний.

И это несмотря на то, что, во-первых, большинство приезжающих и местных безработных относится к неквалифицированной рабочей силе, а во-вторых, нефтяниками себя упорно называют сотрудники смежных производств, в том числе водители и охранники. Вокруг Жанаозена регулярно вспыхивают конфликты, причём порой откровенно провокационного содержания. В регионе растёт уровень социального иждивенчества, маскируемого под «протестность».

Нужно отдать должное правительству и руководству АО НК «КазМунайГаз» (КМГ): совместно разработан и действует комплексный план развития региона, предусматривающий упор на социальную сферу, на модернизацию коммунальной и жилищной инфраструктуры, общую диверсификацию местной экономики. Замечу, что сейчас КМГ приступил к проекту реабилитации месторождений Узень и Карамандыбас с целью инвестирования и увеличения добычи нефти (бюджет на 2023-2024 гг. оценивается в 68 млрд тенге).

На сотне скважин запущено новое современное оборудование, в феврале введены в эксплуатацию еще 23 скважины. Все эти мероприятия нацелены на то, чтобы в 2023-2036 гг. увеличить добычу на 19 млн тонн. Как отмечают в КМГ, без проекта реабилитации период рентабельного производства нефти ОМГ завершится в ближайшие годы из-за ежегодного падения добычи, высокой изношенности наземной инфраструктуры, роста затрат на поддержание уровня производства, а также избыточной численности работников.

Вместе с тем рост себестоимости нефтедобычи вызывает серьезные опасения на фоне нестабильности на мировых рынках. Не стоит забывать и о том, что в рамках соглашения ОПЕК+ с целью сохранения высоких цен Казахстан принял на себя обязательства удерживать добычу на определённом уровне (который, впрочем, уже успели перевыполнить). И получается, что, по сути, львиная доля проектов по развитию Озена имеет уже не экономический, а социальный характер. Однако регулярный шантаж и давление на менеджмент продолжаются, причём всё происходит с полным пренебрежением и игнорированием установленной законом процедуры регулирования трудовых конфликтов.

Кроме того, приходится идти и в обход очерёдности трудоустройства жителей региона (что, кстати, вообще не очень справедливо по отношению к остальным жителям страны) и даже итогов законно проведённых тендеров. При этом, по сути, говорить именно о трудовых конфликтах (а именно таковыми стремятся их представить те, кто их инициирует) в Мангистау давно уже некорректно.

Вместе с тем то, что КМГ все равно пытается поддержать на плаву важнейшее для поддержания бюджета перенаселённого Жанаозена месторождение, уже достойно как минимум понимания и одобрения. Но рано или поздно, даже с учётом проектов реабилитации, озенская нефть закончится…

Данияр АШИМБАЕВ, политолог

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых