Примерное время чтения: 3 минуты
73

Сиротство – это не приговор

Геннадий ФРАНК.
Геннадий ФРАНК. из газетных материалов

В ДЕТСКОМ ДОМЕ Я ОКАЗАЛСЯ В СЕМЬ ЛЕТ И ПРОЖИЛ ТАМ ДО САМОГО ВЫПУСКА. НЕ СКРОЮ, СЧИТАЛСЯ ТРУДНОВОСПИТУЕМЫМ И СО СПРАВКОЙ О ДЕВИАНТНОМ ПОВЕДЕНИИ ОТПРАВИЛИ МЕНЯ В КУЙБЫШЕВ, НЫНЕШНЮЮ САМАРУ, ОВЛАДЕВАТЬ В ПТУ СТРОИТЕЛЬНОЙ ПРОФЕССИЕЙ. [газетная статья]

Отучился и пошёл в армию, после которой несколько дней и ночей провел на вокзале родного Уральска в обнимку с дембельской сумкой. Абсолютно не к кому было толкнуться, даже наш детский дом к тому времени расформировали. Но повезло, познакомился с хорошими людьми, с которыми сблизился, как с родственниками. Тогда только что распался Союз, время было смутное, все торговали всем, чтобы хоть как-то удержаться на плаву. Занялся бизнесом и я, но быстро понял, что, пока не получу хорошее образование, ничего в жизни не достигну. Передо мной ещё стояла цель – вернуть две родительские квартиры, которые отошли в городскую собственность, а возвращать их никак мне не хотели. Хотя законом это предписано. Чтобы судиться с акиматом, надо было сначала стать юридически грамотным. Поступил на юрфак, который окончил с красным дипломом, но уже к третьему курсу, почувствовав уверенность в собственных силах, вступил в борьбу за свои квадратные метры. В итоге и сам стал ответственным квартиросъемщиком, и вторую квартиру отдал сестренке.

К чему я это всё рассказываю? Да к тому, что сиротства я хлебнул в полной мере и знаю почем фунт лиха. Поэтому десять лет назад решил объединить выпускников детских домов и школ-интернатов в союз. Мы создали инициативную группу, занялись реальными делами, а в 14-м году официально зарегистрировали наше общественное объединение. Больше всего не хотели повторить схему работы некоторых НПО, у которых весь пар уходит в свисток и больше говорится, чем делается. Пока ребенок живёт в детдоме или в детской деревне, он на всем готовом, одет, обут, накормлен. Учится. Но когда выходит за порог институционального учреждения, тут и начинается у него сиротство. Он становится никому не нужен. Проблема с жильём, как правило, затянется на несколько лет, если вообще решится. Сложности будут и с трудоустройством. Недавно мы проводили круглый стол совместно с Центром занятости населения, и оказалось, что там не помогли ни одному выпускнику-детдомовцу с работой. А мы за период, о котором шла речь, обеспечили рабочими местами 90 ребят. Притом что наш «Нур» – организация некоммерческая, можно сказать, волонтёрская, а сотрудники государственного центра сидят на зарплате. В том-то и дело, что сидят…

А нам суток не хватает. На социальном предприятие «Шынырак», которое открыли восемь лет назад, девочки неплохо зарабатывают в швейном цехе. Кто-то становится индивидуальным предпринимателем, шьёт на наших машинках у себя на дому. Помогаем ребятам освоить специальности автомеханика, автослесаря. Если хотят открыть своё дело, то вместе составляем бизнес-план.

Юному человеку, обделённому судьбой родными людьми, должно помогать не только государство, но и общество. Ему нужен наставник, такой кризисный центр в одном лице – на два, три года после выпуска, на самый трудный период, когда от житейских трудностей вся жизнь может пойти вкривьвкось. Хочу, чтобы задумались над этим все многочисленные государственные и неправительственные организации, причастные к социализации детей-сирот. Истинная помощь им может быть только точечной. От сердца – к сердцу, от руки – к руке.

Геннадий ФРАНК, председатель Союза выпускников детских домов и школ-интернатов «Нур», директор социального предприятия «Шынырак», г. Уральск

Оцените материал
Оставить комментарий (0)