Примерное время чтения: 10 минут
131

С Ишима – в Ишим  

Завершилась поездка казахстанских журналистов и блогеров в Тюменскую область, организованная Русским домом в Астане и Федеральной национально-культурной автономией казахов России. Сегодня – первый материал из этого пресс-тура [газетная статья].

СЕВЕРНЫМ СТЕПНЫМ ПУТЁМ

Наша группа, собрав, словно ручейки, представителей нескольких городов Казахстана, слилась в аэропорту Петропавловска в одну реку и, подобно протекающему здесь Ишиму, устремилась на север.

Недолгий путь к автомобильному пропускному пункту «Казанское». Проходим строгий и вежливый паспортный контроль. Сразу за границей нас встречают хлебом-солью и частушками три девушки в расшитых платьях и гармонист в косоворотке. Возглавляет встречающую сторону главный казах соседней страны – председатель Федеральной национально-культурной автономии казахов России Есенгалий Ибраев. Слово «главный» ему точно подходит: это средних лет энергичный мужчина, под два метра ростом и с командными нотками в голосе. Фото на память, и – в путь.

На трассе не разгонишься: в обе стороны идет множество фур, причем их преобладание над легковым транспортом довольно значительное. Без всяких статистических данных, которые можно составлять и интерпретировать так, как кому-либо нужно в тот или иной момент действительности, видно, что артерии наших двух стран наполнены и работают исправно.

Въезжаем в Ишим. Это небольшой, около 70 тысяч человек, город, чистый и аккуратно устроенный. По-видимому, с конца XVII века, когда он был основан как Коркина слобода, хватило времени, чтобы все устроить так, как полагается: улицы широкие и свободные от пробок; деревянные дома с резными наличниками гармонично соседствуют с пяти- и девятиэтажками; всюду аллеи и островки небольших парков.

Фото: из газетных материалов

ВЕРНИТЕ ЛОШАДЬ!

Первый объект посещения – Ишимский музейный комплекс имени Петра Павловича Ершова, автора известной сказки «Конёк-Горбунок». Впрочем, об известности этого произведения чуть позже. Главная часть комплекса – историческое здание женского училища. Надо сказать, это было довольно редкое по тем временам учебное заведение. Примечательно, что несколько таких училищ учредил именно Петр Ершов, когда после многих лет преподавания в Тобольской гимназии возглавил ее. Интересно: юный Петя учился здесь, когда директором гимназии был Иван Менделеев, а с директорским сыном Дмитрием он затем подружился. Спустя годы своему другу, великому химику, он отдал в жены свою падчерицу.

Директор комплекса Любовь Нечаева и заведующая музеем Надежда Проскурякова провели нас по комнатам. Все они, кроме одной, были заполнены экспонатами, так или иначе рассказывающими о героях сказки про Конька-Горбунка. Одна была отведена под генеалогическое древо большого семейства Ершовых: здесь на стенах и в остекленных шкафах располагались фотографии и живописные портреты самого поэта, его родных, близких, друзей и сподвижников.

Фото: из газетных материалов

Центральная комната, конечно, отведена главному произведению Петра Ершова. Он написал сказку в 19 лет, студентом Санкт-Петербургского университета, и показал ее своему наставнику – профессору русской словесности Петру Плетневу. А Плетнев отдал на суд своему другу Пушкину первые части «Конька-Горбунка». О том, какое мнение сложилось у солнца русской поэзии о сказке начинающего литератора, можно судить по следующим словам Александра Сергеевича: «Теперь этот род сочинений можно мне и оставить».

Однако не все приняли произведение молодого Ершова на ура. Маститый критик Виссарион Белинский разнес его в пух и прах. А фанатичные пушкинисты и вовсе заявляли, что сказку написал именно Александр Сергеевич, потому как сие сочинение значительно талантливо. Один пушкиновед, Александр Лацис, даже написал возмущенную статью под заголовком «Верните лошадь». Ну да бог с ними, критики на то и критики, чтоб на солнце тень наводить. Я имею в виду Пушкина. Ну зачем ему сдалось это авторство? У него самого таких коней-пегасов несметное число.

В этой же комнате книги со сказкой, изданные в разное время, в разных странах, на разных языках. Плакат на стене показывает: на 34 языках, по алфавиту – от азербайджанского до японского. Сказка переведена даже на табасаранский язык, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса как самый сложный язык в мире. Представьте, в нем аж 46 падежей! Вот каково, например, ребенку все их выучить? А ведь выучивают…

Под номером 13 – казахский язык. Ниже под плакатом, на полках под стеклом, среди других лежит книга, на обложке название: «Тулпартай Сункартай», выше – имя и фамилия: Кайнекей Жармаганбетов. Этот известный казахский поэт, зять еще более известного, чем он, человека – Каныша Сатпаева, блестяще перевел сказку Ершова. Именно этот текст берут дети во время международной акции – чтения сказки на своих родных языках во время Дней Ершова в Ишиме. Кстати, в эти же дни детвора представляет на конкурс свои поделки на темы сказки. Лучшие работы находят свое место в самом большом зале музея.

Фото: из газетных материалов

КТО БОЛЬШЕ РОДИНУ ЛЮБИТ?

Первый день пребывания в Ишиме у нас заканчивался во Дворце культуры, что на привокзальной площади. Здесь самый большой кинозал в городе со сценой, классы по хореографии, музыке и многим другим видам искусства. В одном из них, на втором этаже, мы зашли на урок казахского языка. Дети в этот момент проходили урок «Моя семья».

Вообще-то, уроки казахского языка в городе проводятся давно. Сначала в Ишиме по инициативе Есенгалия Ибраева, которую активно поддержал глава города Федор Шишкин, в школе №12 стала действовать факультативная группа казахского языка, куда в первые же дни поступило больше 50 заявок от родителей, чьи дети захотели учить язык своей исторической родины. Помимо Ишима такие факультативные классы действуют в столице области – Тюмени и нескольких районах.В зале на этом же этаже в подарок участникам нашего пресс-тура дети в красиво расшитых казахских нарядах исполнили несколько народных танцев.

 Уже поздним вечером нас пригласили в Казахский культурный центр. Он работает в Ишиме уже много лет и стал популярным не только для проживающих тут казахов, но и горожан других национальностей. Здесь проводятся этнографические вечера, экскурсии, где посетителей знакомят с народными обрядами, играми и, конечно же, чаепития с баурсаками и задушевными разговорами. Когда мы выходили из центра, чтобы отправиться на ночлег в гостиницу, ко мне подошел уже немолодой казах. Попросив не называть своей фамилии, он поделился, наверное, своим наболевшим:

– Приезжал в прошлом году на родину. Навещал своих родственников. Один из них, помоложе меня, интересовался: не притесняют ли нас русские, не советуют ли уезжать в Казахстан? А после выдал: если, мол, любишь родину, то переезжай сюда. Я ему ответил, что родился в России, где жили мои родители, а теперь ухаживаю за их могилами. Все в моей семье свободно говорят по-казахски, соблюдают все обычаи предков. А ты, говорю ему, сегодня выпивши, а ведь в это время такое запрещено. Он в ответ, что я родину мало люблю. Он что, ее больше меня любит?

Правильно возмущался мой собеседник. Любовью к родине не мерятся. В душе у каждого она, как мать, своя.

Фото: из газетных материалов

СЕДЛАТЬ ГОРБУНКОВ!

Утром на автобусе отправляемся в село Ершово. Когда здесь родился будущий сказочник, оно называлось Безруково. По дороге интересуемся у директора Любови Нечаевой большому потоку туристов и всех любопытных в ее музейный комплекс. На что Любовь Сергеевна заметила, что такое ныне творится не только в Ишиме, а и во многих других городах и весях России. А причина тому – учреждение в стране Пушкинской карты. На нее всем ученикам и младших и старших классов начисляется в год по пять тысяч рублей. Потратить их можно, только посещая музейные и иные культурные объекты. Таким образом, Пушкинская карта сразу же дала весьма солидный прикуп упомянутым объектам, которые, как известно, влачили не совсем богатое существование. И еще Любовь Нечаева заметила, что чем старше классом ученик, тем больше и чаще он интересуется культурным достоянием своего города или села.

Прибываем в дом Ершова. Нас встречает уже знакомая заведующая музеем Надежда Леонидовна. Но в другом наряде, чем вчера: на ней домотканое платье до пят с набивным узором, платок. Она проводит нас в дом со светелкой, показывает и рассказывает о житье-бытье большой семьи Ершовых. На улице вдоль забора выставлены наличники. Оказывается, музейный комплекс собирает со всей округи эти резные, сделанные руками искусных мастеров, оконные украшения. Некоторым уже по полтора века и больше, но все они самобытны и ни один не повторяет другой. В каждом выточен свой древний оберег, свой смысл.

А за домом мы еще больше удивились творческому поиску этих влюбленных в свой край и в своего великого земляка женщин. Наша группа увидела на заднем дворе почти достроенные конюшни. Любовь Сергеевна и Надежда Леонидовна пояснили, что совсем скоро в стойлах этих конюшен появятся мини-лошади (это не пони), которые вырастают в холке только до 86 сантиметров. Экстерьер у них – копия верховых пород лошадей. Эти малыши не могут катать взрослых – только детей. Для них и будут здесь жить коньки, а чтобы они стали еще и горбунками, мини-седла собираются шить в точности такие, какие описал в своей сказке их земляк Петр Ершов.

Я подумал, что на скаку за такие седла детям удобнее будет держаться. Крепче держаться за свою детскую мечту.

Михаил ЧИРКОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых