Примерное время чтения: 9 минут
3392

Репетиция трагедии

Что объединяет беспорядки в Кордае и мятежный январь

ДВА ГОДА МИНУЛО СО ДНЯ КОРДАЙСКИХ СОБЫТИЙ, КОГДА В ЖАМБЫЛСКОЙ ОБЛАСТИ НА НЕСКОЛЬКО СЁЛ С КОМПАКТНЫМ ПРОЖИВАНИЕМ ДУНГАН БЫЛИ СОВЕРШЕНЫ НАПАДЕНИЯ БОЛЬШИХ ГРУПП ВООРУЖЁННЫХ ЛЮДЕЙ. ВСЯ ЭТА ВАКХАНАЛИЯ СОПРОВОЖДАЛАСЬ ПОГРОМАМИ, ПОДЖОГАМИ, РАЗБОЯМИ И УБИЙСТВАМИ. [газетная статья]

ПРОЛОГ БЕЗ ЭПИЛОГА

Многие участники тех событий привлечены к уголовной ответственности. В их числе оказались и… дунгане, которые сами и пострадали: получили ранения, лишились имущества и крова. Участник судебного процесса, адвокат Алматинской коллегии адвокатов, бывший сотрудник генеральной прокуратуры РК Болат Омаров уверен, что у кордайских погромов те же «заказчики», что и у январских событий 2022 года. Юрист обратился к президенту страны Касым-Жомарту Токаеву с просьбой дать поручение правоохранительным органам вернуться к кордайским событиям и посмотреть на них под другим углом.

Болат Омаров.
Болат Омаров.

– Болат Балкенович, что вас сподвигло обратиться к президенту Казахстана?

 – В первую очередь, мне, как казаху, как патриоту, небезразлично то, что происходит в моей стране. Но давайте сначала вспомним, что случилось в ночь с 7 на 8 февраля 2020 года. А произошло страшное. В эту ночь в селах Масанчи, Сортобе, Буларбатыр, Аухатты Кордайского района под удар была поставлена судьба немногочисленного, мирного, законопослушного дунганского народа, составляющего всего 0,4% от всего населения РК. На эти села напали несколько тысяч агрессивно настроенных лиц, собранных из разных областей страны, в том числе из Тараза, Алматы, Талдыкоргана, Шымкента, Кызылорды и Семея. В тех событиях, квалифицированных как массовые беспорядки, приняли активное участие и жители окрестных сел Каракемер, Кунбатыс, Карасу и других.

По официальным данным, в результате нападения погибло 10 ни в чем не повинных граждан, 158 человек получили ранения, увечья, в их числе 20 сотрудников полиции. Сожжено и уничтожено 156 объектов недвижимости, 102 автотранспортных средства граждан и 10 автомобилей департамента полиции Жамбылской области. Материальный ущерб, причиненный потерпевшим, составил 829 млн тенге. Количество же похищенного имущества и угнанного скота следствием так и не установлено.

То есть разразившаяся как гром среди ясного неба в благополучном во всех отношениях Казахстане ужасающая по масштабам и последствиям трагедия требовала серьезнейшего осмысления. Но только сейчас мы можем понять ее истоки.

ИСКАЖЕННЫЕ ДАННЫЕ

– Что же именно заставляет вас заявлять о схожести тех и других событий?

– Как только я взялся за это дело, у меня возникло ощущение того, что массовые беспорядки в Кордайском районе организовали высокопоставленные чиновники. Настолько влиятельные, что им могли подчиняться и Генеральная прокуратура, и МВД, и в КНБ, и суды, вынесшие в итоге неправосудный приговор. Мой анализ основан исключительно на материалах уголовного дела. И сейчас, после январских событий, я окончательно утвердился в своем мнении, что кордайские события послужили генеральной репетицией общеказахстанских.

Теперь факты. Уже на следующий день после той страшной ночи с 7 на 8 февраля 2020 года МВД проинформировало главу государства и общественность о «групповой драке» с участием порядка 300 человек. Это ложные, заниженные в десятки раз, не соответствующие действительности данные. Следственная оперативная группа под руководством Генеральной прокуратуры ни в расследованных материалах дела, ни в обвинительном акте не привела данные о численности напавших на села Масанчи и Булар-батыр. На самом же деле в погромах участвовали несколько тысяч человек.

– Как же это выяснилось?

– Это стало понятно на суде, при даче показаний участниками процесса. Например, подсудимый Марлен Карибаев показал, что в толпе нападавших на села Масанчи, Аухатты и Булар-батыр насчитывалось порядка пяти тысяч человек, а то и больше. Другой подсудимый рассказывал о том, что он прошел по Аухатты 500–600 метров, и все это пространство было заполнено людьми, прибывшими громить села. Из уст одного из сотрудников правоохранительных органов, дававшего свидетельские показания, прозвучала цифра в 10 тысяч погромщиком. Точное количество нападавших никто не подсчитывал, но их было явно не 300 человек, как скромно представило МВД.

Понятно, что установить всех погромщиков невозможно. Но, на мой взгляд, следствие и не пытается. Оно практически ограничилось Кордайским районом. Из 51 подсудимого один – житель Меркенского района, четверо – алматинцы, а все остальные – из Кордайского района.

– А откуда же тогда взялись эти несколько тысяч нападавших?

– Участник беспорядков Нурбол Алмахамбет, который сейчас осужден, еще до своего задержания давал интервью, и на этот вопрос он честно ответил: они приехали из Талдыкоргана, Шымкента, Тараза. В суде подсудимый Марлен Карибаев назвал еще Кызылорду и Семей. Я тогда очень удивился: это когда же надо выехать, чтобы поспеть к «раздаче»? И как синхронизировать действия нескольких тысяч индивидуумов, чтобы они одновременно оказались там, где нужно…

– То есть было вполне очевидно организующее начало в этих событиях?

– Безусловно. Без серьезной организации здесь никак не обойтись. Что интересно, свидетели показывали, что среди нападавших выделялись молодые люди спортивного телосложения в одинаковой одежде. Эти же люди мелькали и в приобщенных к делу видеоматериалах. Что тоже заставляло усомниться в стихийном характере происходящего.

ЗАСТЕНЧИВОЕ СЛЕДСТВИЕ

– Но как эти «несколько тысяч» оказались «в нужное время в нужном месте»?

– От райцентра Кордай в пострадавшие от погромов села Масанчи, Булар-батыр и Аухатты, расположенные примерно в 50–60 километрах от райцентра, ведет одна-единственная дорога. Я там был неоднократно на месте событий… Так вот на этой дороге в 10–15 км от Кордая расположен контрольно-регистрационный пропускной пункт (КРПП) «Карасу». На нем несут службу пограничники и сотрудники полиции, так как рядом находится казахстанско-кыргызская граница. Там же расположены и пограничные заставы.

Каждый водитель и каждый пассажир должен предъявить на КРПП свой паспорт или удостоверение. И представьте: в ту ночь с 7 на 8 февраля примерно с 19 часов пошло оживленное автомобильное движение. Однако документы никто не проверял, машины не досматривал, в то время как некоторые везли с собой оружие, в том числе и нарезное, и взрывчатые вещества. Около 21 часа уже было известно, что горит Масанчи, там уже есть раненые и убитые. Ясно, что эти потоки машин двигались не на гулянку. Но на посту их пропускали.

То есть вначале пытались удерживать, но водители с пассажирами силой открывали шлагбаум. Кто-то даже использовал взрывное устройство, прогремел взрыв… Мы на суде задали вопросы свидетелю: почему не применили оружие, не вызвали подмогу? Ведь фактически имело место нападение на пост! Пограничник только развел руками: нам не поступало команды. Безволие и беззубость? А может, намеренное бездействие?

В общем, эти лица беспрепятственно проехали как в сторону дунганских сел, так и в обратном направлении с награбленным имуществом. И это было четко зафиксировано на камерах видеонаблюдения КРПП «Карасу» и приобщено к материалам уголовного дела. Но следствие все это старательно замалчивало. Как в басне: слона-то я и не приметил...

Но это еще не все. Как было установлено в ходе судебного следствия, 7 февраля в районе 21 часа на КРПП прибыли некие лица в камуфляжной форме, которым подчинялись находившиеся там сотрудники погранслужбы и полиции. Именно они беспрепятственно пропустили потоки автомобилей в сторону сел, порекомендовав водителям снять государственные номерные знаки. Мало того, эти люди в камуфляжах еще и напутствовали погромщиков! Так, один из подсудимых Ролан Шогелов дал в суде показания, что, дескать, человек в камуфляжной форме бросил им: «В вашем распоряжении четыре часа», – и открыл шлагбаум.

– Этого человека нашли?

– Его никто не искал. Между тем именно этот КРПП стал фактором необратимости событий: ведь стоило поставить там заслон, и трагедии бы не случилось. С погромщиками из Каракемера вполне можно было бы все решить мирно, задействовать родственные связи, привлечь старейшин… А с приезжими, неизвестно откуда взявшимися, да еще вооруженными, договориться было невозможно. Потому что они ехали с одной целью: жечь, грабить, убивать.

Любопытно и такое наблюдение. С 5 февраля 2020 года, то есть еще до начала событий, именно в села Масанчи, Сортобе, Булар-батыр, Аухатты из областного центра якобы на отработку перебросили 14 экипажей батальона патрульной полиции ДП Жамбылской области. Какой острой необходимостью была вызвана переброска значительной части патрульной полиции в данные села? И что они сделали для предотвращения случившейся трагедии?

В итоге незначительные бытовые конфликты вылились в трагические события. Ряд безответственных лиц воспользовались инцидентами как поводом, стали через соцсети призывать к расправе над дунганами и в итоге спровоцировали массовые беспорядки. А неустановленные, но очень влиятельные силы организовали и направили людское возмущение в управляемое русло...

Можно еще привести факты, свидетельствующие о заданности, спланированности всего того, что случилось в Кордайском районе. Это и чересчур запоздалая реакция силовых структур на неприкрытые массовые беспорядки, и привлечение к уголовной ответственности невинных людей, и предвзятость следствия. И кроме того, дискредитирующая дунган информационная кампания, а также фактическая закрытость формально «открытого» судебного процесса.

Все эти факты я изложил в обращении к президенту Касым-Жомарту Токаеву. Считаю, что если мы взялись строить новый, справедливый и честный Казахстан, то начинать надо с честного следствия и справедливых оценок…

Галина ВЫБОРНОВА

Оцените материал
Оставить комментарий (0)
реклама2

Топ 5 читаемых