Примерное время чтения: 8 минут
173

Путеводитель по времени  

Несмотря на то что художники всё активнее используют в своём творчестве виртуальные инструменты, есть и те, кто предпочитает работать с самым древним материалом – камнем. В их числе алматинский художник Санжар Жубанов, среди масштабных работ которого оформление визит-центра «Аюсай» в Большом Алматинском ущелье. Нам удалось связаться ним в тот момент, когда он готовил экспозицию своих работ в Амстердаме [газетная статья].

КАРТИНЫ НА МЕДВЕЖЬЕЙ ТРОПЕ

– Санжар Акрапович, в чём заключалось ваше участие в создании визит-центра «Аюсай»?

– В 2021 году мне предложили разработать проекты для его оформления. Это было очень ответственно, потому что это был первый визит-центр нового формата, который должен был придать импульс развитию туризма. Я выбрал тему детско-юношеской тропы. Мы назвали её Мынкоз (Тысяча глаз), потому что на путников, идущих по тропе, смотрят многочисленные глаза в виде узоров на коре осин и берёз. Вдоль тропы проведен своеобразный каменный путеводитель, но вместо стрелок я выбил на камнях следы медведя, который является обитателем Медвежьего лога, как переводится Аюсай. Дети могут идти по тропе, ориентируясь по этим следам.

Санжар Жубанов.
Санжар Жубанов. Фото: из газетных материалов

Также был создан квест: во время прогулки по этой тропе нужно искать изображения животных на камнях. Я изобразил всех животных, которые обитают в этой горной местности, включая снежного барса, оленя, медведя. Все они сделаны на больших естественных камнях. Таким образом, из-за куста словно выпрыгивает заяц, за елью прячется куница. Мы получили много хороших отзывов от детей, которые могут не просто идти вдоль ручья по этой тропе, но и находить изображения и узнавать, какие животные здесь обитают.

Этот ручей питается из трёх родников. Тропа заканчивается через 1,2 км от визит-центра на одном из них. Раньше там было болотистое место, и люди набирали в большие канистры родниковую воду. Мы привели это место в порядок, вытащили ржавую трубу, завезли туда камни. Я также сделал из старого ствола дерева скамейку, чтобы человек мог сесть, отдохнуть в тени и насладиться видом. Вдобавок появились водяные линзы – небольшие бассейны. Всё это существует до сих пор. Единственное, что скамейка, которая была художественно оформлена, исчезла в неизвестном направлении. Я успокаиваю себя тем, что какой-то медведь решил украсить ей свою берлогу.

Фото: из газетных материалов

– Как называется стиль, в котором вы выполняли это оформление?

– Оформление этой тропы было сделано в стиле ленд-арт, когда художник творит в натуральной среде и использует природные материалы. У нас этот стиль ещё не получил широкого распространения. Уже в 2023 году я занимался оформлением основной тропы Аюсая, которая ведёт к водопаду. Там расположены скалы, на которых я выбил стилизованные древние рисунки – сцены охоты и изображения животных, таких как горные архары и таутике. На них обычно охотятся снежные барсы. Эти грациозные хищники обитают выше водопада. Замечено, что именно туда обычно приходят самки рожать своих котят. А медведи приходят туда полакомиться малиной, там очень густые заросли. И хотя появившиеся наскальные гравюры выглядят как древние изображения, по стилистике всё-таки понятно, что это современные рисунки. Эта работа была завершена совсем недавно – 3 сентября. Ещё в 2021 году я делал там естественную лестницу из камней, но её, к сожалению, засыпал камнепад, возникший, скорее всего, из-за снежной лавины. Так что природа нередко вмешивается в работу художников, работающих в стиле ленд-арт.

Тропа к водопаду начинается возле визит-центра, сейчас там стоит огромный камень, своеобразная трёхметровая стела, на которой я изобразил сцену терзания, – это охота барсов на высокогорных животных архара и таутеке. Вокруг центра «Аюсай» также немало камней, на которых появились рисунки. Хочу поблагодарить руководство визит-центра, которое предоставило мне полную творческую свободу, за взимопонимание и плодотворное сотрудничество.

Фото: из газетных материалов

– В Алматинской области открыто уже четыре визит-центра. Кроме Большого Алматинского ущелья они появились в Тургеньском ущелье, у Чарынского каньона и в нацпарке «Алтын Эмель». Планируете ли вы участвовать и в их оформлении?

– У меня есть идеи по их оформлению. Все эти визит-центры находятся в исторических местах. Там есть сакские курганы, петроглифы. То есть исторически это очень насыщенные места, и я бы с удовольствием продолжил эту работу. На территории Жетысу находится мощнейший культурный код, дошедший до нас в виде петроглифов. С годами он постепенно ослабевал, и мне бы хотелось оживить его. Мне кажется, я нашёл форму, как преподнести древние петроглифы в современном виде, причем на том же вечном материале – камне и скале. Они расположены в живой природе, под солнцем, дождями и снегами, и мне эта тема очень интересна.

ТВОРЧЕСКИЙ КАМНЕПАД

– Чему посвящена выставка в Амстердаме, в которой вы сейчас принимаете участие?

– В Амстердаме в Институте Юнуса Эмре в настоящее время проходит международная выставка « Петроглифы. Тамга и древнетюркская письменность». Она организована при поддержке посольств Казахстана, Азербайджана и Турции в Королевстве Нидерландов, а также Фонда турецкой культуры и наследия Юнуса Эмре и Международного фонда тюркской культуры. В числе тем этой выставки рунические наскальные надписи и тамги – родовые знаки.

Вместе со мной в экспозиции участвуют представители Кыргызстана и Азербайджана. Я выставил шесть графических картин и 12 камней, то есть участвую в двух жанрах – графике и наскальной гравюре. В Европе эта тема вызывает заметный интерес.

Фото: из газетных материалов

– Сейчас много говорят о том, что информация стала главным ресурсом, о больших данных, об электронных облаках, в которых хранится огромное количество терабайтов. Но не кажется ли вам, что, несмотря на развитие технологий, изображения на камне остаются самым надёжным носителем информации?

– В этом заключается удивительный парадокс. Изображения на камне могут пережить тысячелетия, они даже способны рассказать о давно исчезнувших цивилизациях. В этом с ними могут сравниться разве что геоглифы – огромные изображения на земле, видимые с большой высоты. Но при их создании опять же используются камни. В то время как электронные носители обеспечивают лишь большое количество информации, но не гарантируют долгий срок ее хранения. В человеческой культуре очень распространена надпись на бумаге. Древнюю бумагу, кстати, находили в раскопках в Таразе. Но в последние годы информация на бумаге всё чаще переходит в электронный формат, то есть перемещается в виртуальную среду. До этого информацию сохраняли на папирусе, что был распространен у египтян, китайцы использовали бамбуковые дощечки. В Месопотамии это были глиняные таблички. Но наш регион, где деревьев и в целом растительности не так много, всегда был славен тем, что люди рисовали на камнях. Это были послания потомкам, которые дошли к нам сквозь века в петроглифическом формате. Камень выполнял роль холста и книги. Это самый вечный материал. Когда человек смотрит на изображение на каменной поверхности, его посещают особые, ни с чем не сравнимые чувства. И связано это с тем, что все остальные носители ветшают, а камень остаётся. К тому же такие галереи наскального искусства существуют под открытым небом. Они одновременно являются и храмами, где человек встречается со своей душой, он забывает о суете, его посещают особые мысли. Он более возвышенно смотрит на всё, потому что находится среди природы и прикасается к вечности

Олег БЕЛОВ

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых