20

Приговор окончательный?

Объявлена очередная реформа судебной системы, однако практика правосудия остаётся прежней

ДАВАЙТЕ ВНАЧАЛЕ ПОСМОТРИМ НА ДВА ДЕЛА, СОВЕРШЕННО ОДИНАКОВЫХ ПО СУТИ И СОДЕРЖАНИЮ, НО АБСОЛЮТНО РАЗНЫХ ПО СУДЕБНЫМ РЕШЕНИЯМ. ЗАРАНЕЕ ОГОВОРЮСЬ, ЧТО ПО ПРОСЬБЕ СТОРОН НЕ БУДУ НАЗЫВАТЬ ФАМИЛИИ УЧАСТНИКОВ ПРОЦЕССОВ И НАЗВАНИЯ КОМПАНИЙ (В РЕДАКЦИИ ОНИ ИМЕЮТСЯ). [газетная статья]

ОТОБРАТЬ – И НЕ ДЕЛИТЬ!

Итак, дело первое. Товарищество (назовем его ТОО-1), специализирующееся на защите населения от природных катаклизмов, за несколько лет ввело в строй ряд крупных и не очень крупных объектов. Сработали качественно и в срок. Все было хорошо, пока, как говорится, в дверь не постучали.

Да, правильно: за дверью, словно жилком товарища Швондера из «Собачьего сердца», со строгими лицами стояли узкие массы трудящихся из налоговых органов Казахстана. Они предъявили ТОО-1, не успевшему отпраздновать окончание масштабной и крайне необходимой людям стройки, уведомление о доначислении налога на добавленную стоимость и корпоративного подоходного налога на общую сумму порядка 200 миллионов тенге.

Далее последовал примерно такой диалог (он основан на выдержках из судебных документов).

– За что?! – спросило товарищество.

– За то, что ваши прямые поставщики пользовались транспортными услугами тех поставщиков, которые в свою очередь приобретали перевозимые товары у тех поставщиков, которые вовремя не представили декларации по земельному налогу и налогу на транспорт, – терпеливо разъясняли налоговики.

– И всё?

– Нет. Еще у одних поставщиков ваших поставщиков отсутствуют сведения о происхождении реализованных ими товаров. Ау их поставщиков мы обнаружили отсутствие необходимых зданий, материальных и трудовых ресурсов, что свидетельствует о неблагонадёжности этих поставщиков. А все вместе это говорит о фиктивности ваших сделок.

– Постойте, – недоумевало товарищество, – давайте съездим на место – все запланированные объекты и с требуемым качеством введены. Все взаиморасчеты сделаны. Вот бухгалтерские документы, посмотрите.

– Зачем нам ездить и смотреть – ваши взаиморасчеты носят фиктивный характер, поскольку имеются признаки выписывания счет-фактур без фактической поставки товаров и услуг.

– Какие такие признаки? – воскликнуло ТОО-1 и, не видя смысла в продолжении диалога, подало в суд иск с требованием признать незаконным и отменить уведомление «весом» почти в 200 миллионов тенге.

А что суд? Слово в слово переписав налоговое уведомление, суд в иске товариществу отказал.

ФОРМАЛИЗМ – ПРЕДТЕЧА БЕЗЗАКОНИЯ

Дело второе. Еще одно товарищество (назовем его ТОО-2) – довольно крупная компания, занимающаяся производством и поставками материалов для ряда отраслей промышленности. Оно также выполнило определенный объем работ и полностью рассчиталось со своими поставщиками. И точно так же к нему постучали в дверь «люди в кожанках» и вручили уведомление о доначислении налогов примерно на 150 млн тенге. Предъявленные претензии – точь-в-точь, как и к ТОО-1.

Безрезультатно пройдя все судебные инстанции, ТОО-2 обратилось в Верховный суд. Но и там желаемого результата не добилось. В том числе потому, что коллегией высоких судей в деятельности ТОО-2, цитирую по документу «… усматриваются (внимание! – М. Ч.) признаки искусственного документооборота с целью завышения расходов и снижения налоговой нагрузки».

Проверив, что в «сигнальном пистолете» его правовой обороны остался всего один патрон-надежда, ТОО-2 «выстрелило» в адрес председателя Верховного суда. И попало. Только теперь уже в хорошем смысле этого слова.

Коллегия судей, на этот раз собравшись в новом составе, констатировала, что различного рода правовые коллизии у поставщиков второго, третьего и нижеследующих уровней никак не могут быть основанием для доначисления налогов в адрес ТОО-2. Поскольку второ- и третьестепенные поставщики не являются прямыми поставщиками данного товарищества.

Скажем по-спортивному: единогласным решениям судей победа присужденаТОО-2. Коллегия, кроме того, приняла частное определение в адрес министра финансов, где указала, что многочисленные незаконные уведомления о доначислении налогов выносятся потому, что сотрудники госдоходов обращают внимание лишь на формальную сторону дела, не изучают его содержательную часть, не проводят встречные проверки. А еще указала на то, что теневая экономика Казахстана принимает угрожающие масштабы, с которой отечественный Минфин борется явно недостаточно. Свидетельством чему является ежегодный рост числа судебных дел о признании сделок недействительными – дел, подобных этому.

ТОО-2 может радоваться. Но радость эта неразделенная. Потому как ее уж точно не смогут испытать многие сотни (по приблизительным подсчетам, около 750) предприятий малого и среднего бизнеса Карагандинской области, которые за 2017-2018 год или понесли невосполнимые потери (суммарно им было вменено порядка 100 миллиардов тенге!), или вовсе обанкротились в ходе так называемого «дела ГСМ». А также огромное число других предпринимателей во всех остальных регионах нашей необъятной страны – после «уведомительных» рейдов отечественных «швондеров».

Не так давно наша редакция спросила одного высокопоставленного служителя Фемиды: когда выйдет нормативное постановление Верховного суда, нацеливающее судей на единообразное применение нового административно-процессуального законодательства? Потому как суды сейчас судят все по-разному и каждый – по своему разумению. Высокий судебный чиновник ответил, что для этого нужно время, месяца три-четыре.

А у меня возник другой вопрос: сколько же нужно времени, чтобы принять циркуляр о единообразном применении уже много лет действующего другого законодательства – налогового? По-моему, даже недели для этого не требуется – нужно лишь взять решение Верховного суда по делу ТОО-2 и заменить шапку документа. Но потом понял, что мой вопрос, юридически выражаясь, ничтожен: как раз налоговое законодательство применяется единообразно, – в нашем море правосудия у абсолютного большинства судов крен в сторону государственных органов. Случай с ТОО-2 – это исключение, подтверждающее правило. Почему так?

ТРИ ШКУРЫ С КЛОЧКА ШЕРСТИ

Взглянем на исполнительную власть. Минфин в парламенте ежегодно рапортует об увеличении сбора налогов. За счет улучшения администрирования, цифровизации и так далее. Да, налоги собирать надо. Но все это вместе можно назвать интенсификацией. А как быть с расширением налоговой базы страны – строительством высокотехнологичных предприятий, развитием, а не удушением малого и среднего бизнеса? А никак! Сегодня у нас получается так: состригая шерсть, мы с овцы сдираем шкуру.

… Летом после 8-го класса отец меня отправил на трудовое воспитание в совхоз, что находился в Вишневском районе Целиноградской области. Устроился на стрижку овец. Подтаскивал животное к стригалям, связывал по диагонали одну заднюю ногу с передней. Потом следующую овцу… Как-то попросил знакомого стригаля, ненамного старше меня, дать мне самому попробовать. Взяв электромашинку, принялся за дело. Получалось плохо: вместе с шерстью то здесь, то там состригал и кожу. Раны у животных тогда замазывали пахучим креолином: макали палку с намотанной тряпкой в ведро с маслянистой коричневатой жидкостью и мазали нужное место. Так вот, в конце процедуры моя первая овца больше напоминала не себя, а леопарда. Так и наши многострадальные представители малого и среднего бизнеса: в нашем налоговом поле они похожи на отару леопардов…

Смотреть на власть судебную нет необходимости – мы это сделали выше. Законодательная ветвь, что неудивительно, имеет точно такой же вектор, как и две другие. Вы верите, что это случайно? Я – нет. Так, может, все-таки существует проводимый без всяких конкурсных процедур госзаказ: всем ветвям соблюдать в первую очередь интересы государства, а не гражданина?

Так и видится сценка из басни дедушки Крылова: выходит из здания суда понурый предприниматель с приговором, а государственный орган с сожалением смотрит на его тощую, согбенную фигуру и говорит:

«Ты виноват лишь тем, Что свой бюджет обязан я наполнить!».

ОБЖАЛОВАНИЮ ПОДЛЕЖИТ

Может ли объявленная судебная реформа исправить положение? Очень сомневаюсь. И мой пессимизм усилил тот самый высокопоставленный служитель Фемиды. Вот с телеэкрана он сказал: «Это хорошо, что общество верит в судебные решения». А меньше, чем через 10 фраз произнес: «Общество стало все больше считать, что судьи не реагируют должным образом на проблемы казахстанцев». И где он правду глаголил?

Смущает и другое. Высокого ранга юристы нам заявляют, что теперь доказывать свою правоту в суде придется госорганам, а не человеку или компании. Позвольте, так еще в Налоговомкодексе, дополненном и исправленном в 2017 году, в пункте 4 статьи 8 сказано, что «обоснование доводов и раскрытие обстоятельств, свидетельствующих о факте нарушения налогового законодательства РК, возлагается на налоговые органы».

То есть лукавство реформаторов мы видим здесь отчетливо, как и в том, что реформа странным образом не коснулась квазигосударственного сектора. В таком «весовом» законе, как «О государственных закупках», в его первой же статье из-под действия закона выводятся национальные управляющие холдинги, национальные компании и аффилированные с ними юридические лица. Результат этого вывода мы постоянно видим в сообщениях антикоррупционной службы.

По всему выходит, что к объявленной реформе следует добавить приставку «псевдо». В стремлении реформаторов показать свою бурную деятельность, выдавая на-гора новые документы со старым содержанием, имплементируя в отечественное законодательство нормы права государств, дрейфующих в свое либерально-радужное завтра, нарушая своей практикой утвержденные в руководящих документах постулаты – во всем этом и многом другом отчетливо видно: у нас просто-напросто нет правовой доктрины, которая, в том числе, давала бы пути решения различных юридических ситуаций, а также пробелов и противоречий в правовых нормах и практике.

Что же делать? Для начала – прекратить реформы в их нынешнем исполнении. Потому что числом законов и поправок к ним, а также не поддающимися подсчету подзаконными актами дело не исправишь, а лишь усугубишь.

В начале 2017 года первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на расширенном заседании правительства сказал, что за последние 10 лет количество ежегодно принимаемых нормативно-правовых актов возросло больше чем в 4 раза. Только за 2016 год было принято 6 тысяч актов. И добавил, что во многом из-за этого в стране практически невозможно открыть свое дело.

Слова эти для нашей правовой системы звучат как приговор. Хотя, думается, не окончательный. Он подлежит обжалованию. Настоящими делами, в том числе – судебными. А не их имитацией.

Михаил ЧИРКОВ, обозреватель

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых