144

Пороховая бочка всей страны

После взрывов боеприпасов в Жамбылской области серьёзные оргвыводы так и не последовали, а угрозы – не исчезли?

СЕРИЯ ВЗРЫВОВ НА ВОЕННЫХ СКЛАДАХ КАЗАХСТАНА НЕ НА ШУТКУ ВСТРЕВОЖИЛА ОБЩЕСТВЕННОСТЬ И ПОРОДИЛА МАССУ ВОПРОСОВ К ВОЕННЫМ. ПРИ ЭТОМ ВСЕ ДЕТАЛИ ПРОИЗОШЕДШИХ ИНЦИДЕНТОВ ПО-ПРЕЖНЕМУ ДЕРЖАТСЯ В СЕКРЕТЕ. КОРРЕСПОНДЕНТ «АИФ КАЗАХСТАН» ПОПЫТАЛСЯ САМОСТОЯТЕЛЬНО РАЗОБРАТЬСЯ В ПРИЧИНАХ ТРАГИЧЕСКИХ ЧП, КОТОРЫЕ СТАЛИ ПОВТОРЯТЬСЯ С ПОДОЗРИТЕЛЬНОЙ РЕГУЛЯРНОСТЬЮ. [газетная статья]

ХОЖДЕНИЕ ПО ГРАБЛЯМ

После ЧП на военных складах в Байзакском районе в Жамбылской области, случившиеся 26 августа нынешнего года, новый министр обороны РК Мурат Бектанов провёл совещание, на котором было принято решение отказаться от уничтожения устаревших боеприпасов путём их утилизации и вернуться к старому дедовскому способу – подрыву. Дескать, так быстрее и надёжнее.

Военные для себя объяснили этот приказ тем, что утилизационные центры, которые относятся к ведению Министерства индустрии и инфраструктурного развития (МИИР), не успевают «переваривать» огромную массу подлежащего уничтожению боекомплекта. А их скопление, соответственно, приводит к подобным инцидентам.

При этом официальных выводов расследований по всем подобным фактам, начиная со склада в поселке Токрау в Карагандинской области, который взорвался двадцать лет назад, по сей день нет. То есть никто еще конкретно не знает, в чем истинные причины всех этих непрекращающихся инцидентов. Или кто-то все-таки знает, но рассказывать об этом не хочет. И дабы попытаться приоткрыть хотя бы краешек завесы, мы поговорили с несколькими специалистами в области вооружений и военной техники, которые рассказали нам массу интересных вещей.

Наши выводы, разумеется, не претендуют на истину последней инстанции. Однако из бесед с экспертами удалось узнать много полезного, позволяющего выстроить логическую цепь суждений и прийти к заключению, заслуживающему внимание читателей.

Первое, о чем следует сказать, – то, что уже давным-давно ни одна уважающая себя страна не избавляется от устаревших боеприпасов путем их подрыва. Для этих целей везде, включая наших соседей Киргизию и Узбекистан, давно существуют специализированные утилизационные центры. Боеприпасы с истекшим сроком хранения в них аккуратно разбираются на составные части, которые потом либо используются в народном хозяйстве, либо продаются за рубеж, принося доход в государственный бюджет.

Десять лет назад и наши власть предержащие решили, что пора бы организовать аналогичные предприятия и у нас. Первый в Казахстане центр по утилизации боеприпасов с истекшим сроком хранения появился в 2011 году в поселке Отар Жамбылской области. Затем такой же объект создали в Арыси. Сделано это было по инициативе тогдашнего руководства Министерства обороны. Казахстан в то время занимал одно из ведущих мест в СНГ по количеству хранящегося на складах боекомплекта. Соответственно, устаревших мин, снарядов, бомб, гранат и патронов еще с советских времен скопилось тоже немало. И с ними нужно было что-то делать.

При этом в 2012-м, 2013-м и 2014-м годах довольно регулярно происходили трагедии. В общей сложности за тот период в Отаре и Арыси в результате пожаров на военных складах погибло семь человек. Взрывов тогда не случилось, иначе жертв было в разы больше.

В 2014 году постановлением правительства в структуре военного ведомства создали АО «Казвзрывпром», на которое уже законодательно возложили ответственность и обязанности по избавлению от отслужившего свой срок взрывоопасного продукта.

В 2016 году вышло очередное постановление правительства, в соответствии с которым утилизационные центры были переданы в Министерство оборонной и аэрокосмической промышленности. И до 2019 года в нашей стране не произошло ни одного ЧП, связанного с боеприпасами.

Более того, именно в тот период утилизационные центры впервые принесли доход государству в сумме порядка одного миллиона долларов. Прибыль извлекалась из продажи материалов, из которых состояли снаряды и мины: металл, тротил и порох. Однако в том же 2019 году по неизвестным причинам утилизацию боеприпасов решили приостановить. И как только это сделали, взорвался военный склад в Арыси.

По совокупному мнению наших экспертов, данное решение выглядело более чем странным. В течение двух лет на склад возле Арыси Туркестанской области активно завозились боеприпасы со всей страны. И поскольку старый боекомплект не утилизировался, произошло перенасыщение хранилищ.

О том, чем это грозит, ответственные лица докладывали руководству Министерства обороны. Однако там, несмотря на нарастающую тревогу, должного значения этому не придали, решив отложить рассмотрение данного вопроса до лучших времен. И пока ждали, склад рванул так, что снес едва ли не полгорода.

Организационные выводы после этого, конечно же, последовали. Тех, кто повыше, освободили от должностей. Тем, кто еще выше, объявили выговоры. А те, кто работал «на земле», но от которых мало что зависело в данной ситуации, оказались в следственном изоляторе. И уже два года, в течение которых продолжается следствие и суд, света белого не видят.

При этом поврежденные пожаром и подлежавшие немедленному уничтожению боеприпасы перевезли из Арыси на склад в Байзакский район Жамбылской области. Из каких соображений это было сделано, пока неизвестно. Но очередное ЧП с гибелью 16 человек долго себя ждать не заставило.

И даже после этого хождение по граблям продолжилось. Подвергшиеся внешнему деструктивному воздействию в результате тамошнего инцидента боеприпасы теперь перевезли уже на склад в поселке Сарыкемер в той же Жамбылской области, где они так же благополучно рванули. А Министерство обороны после инцидента сделало официальное заявление, в котором «успокоило» общественность тем, что не исключает возможности… дальнейших взрывов.

НЕ ВЕДАЮТ, ЧТО ТВОРЯТ?

Произошло это уже после совещания, где главный военный страны решил все старые снаряды взорвать к «чертовой матери от греха подальше». Однако специалисты говорят, что и в этом случае от трагедий никто не застрахован. По той простой причине, что жители близлежащих к полигонам населенных пунктов обычно собирают лом, оставшийся после контролируемых взрывов, что весьма небезопасно. В 2019 году произошел случай, когда местные мальчишки нашли неразорвавшийся снаряд, решили его распилить и остались кто без рук, кто без ног.

Второй вопрос: насколько оно разумно с экономической точки зрения?

Наверное, вряд ли кто-то будет спорить с тем, что извлекаемый из устаревших боеприпасов снарядный металл целесообразно было бы поставлять на металлургические комбинаты для переплавки. А горнодобывающим компаниям передавать порох, который они сегодня покупают за границей. Это во-первых.

Во-вторых, до недавних пор пустые болванки от снарядов в утилизационных центрах по дешевке приобретали местные коммерческие структуры. Затем, как несложно догадаться, с многократной ценовой накруткой продавали их за рубеж. Заграница их охотно покупает, поскольку это весьма высококачественная чистопородная латунь, из которой производят медицинское оборудование и инструменты: пинцеты, скальпели, зажимы и еще много чего полезного.

В-третьих, почему бы, имея такое количество латуни, не организовать подобное производство у нас? Этим шагом можно было бы убить сразу трех зайцев: создать рабочие места, добиться увеличения импортозамещения и, возможно, даже поставлять продукцию за рубеж. Одним словом, неплохой шаг в сторону объявленной, но пока что не особо реализовываемой индустриализации.

Мы же вместо этого предпочитаем закапывать миллиарды в землю. Впрочем, подобный «экономический лунатизм» проявляется у нас не в первый раз. И не только со стороны Минобороны.

И в-четвертых, почему обо всем этом упорно молчат народные депутаты? Почему до сих пор не создана парламентская комиссия с привлечением опытных специалистов, которые пока еще есть в стране? Которые, сидя на пенсии, молча наблюдают за ситуацией, хотя еще могут и, наверное, хотят принести пользу в этом острейшем вопросе.

Нам, весьма далеким от военно-инженерного дела людям, после прочтения книги о казахстанских генералах подумалось, что весьма полезными здесь могли оказаться такие ветераны вооруженных сил, как Геннадий Носоновский, Владимир Шацков, Муслим Даиров, Алимжан Ерниязов.

Лично ни с одним из этих заслуженных людей мы не знакомы. Но о каждом из них черным по белому рассказывают их биографии, опубликованные в открытом доступе.

ЧЕМ СОВРЕМЕННЕЕ, ТЕМ ОПАСНЕЕ

Как нам стало известно, в качестве одной из причин возгорания на военных складах рассматривается использование современных технологий. Сегодня практически повсеместно делается упор на автоматизированные системы видеонаблюдения и пожаротушения. Повсюду устанавливаются контролирующие датчики.

Однако на военных складах польза от этого сомнительна. По той простой причине, что для их функционирования требуется непрерывный поток электроэнергии в 220 вольт по протянутым в помещениях проводам. Из-за малейшей неисправности электропроводки может возникнуть искрение, что в помещениях, насквозь пропитанных частицами пороха, тротила, гексогена и прочих взрывоопасных смесей, очень опасно.

Как нам пояснил один из наших компетентных собеседников, в те времена, когда он служил, на военных складах исключалось всякое электричество, кроме освещения, которое включалось нечасто.

И последнее, чего тоже исключать нельзя. В истории немало случаев, когда пожары на складах самых разных предназначений устраивались намеренно, дабы скрыть следы хищений. Боеприпасы – это тоже товар, причем не дешевый. И в нынешней непростой международной обстановке еще и весьма востребованный.

Напомним, что еще с 2001 года, когда взорвался военный склад в поселке Торгау, до сегодняшнего дня вниманию общественности так и не представлены официальные выводы. И это дает поводы думать о многом.

Айдар ЕРМЕКОВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых