30

Понаехали тут! И еще понаедут...

Иллюстративное фото.
Иллюстративное фото. из газетных материалов

Нужны ли Казахстану трудовые мигранты или можно обойтись «опорой на собственные силы»?

В КАЗАХСТАНЕ ЕСТЬ КАК МИНИМУМ ДВА МИФА ГЛОБАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА. ПЕРВЫЙ: ЧЕМ БОЛЬШЕ В СТРАНЕ НАСЕЛЕНИЯ, ТЕМ ЛУЧШЕ. ВТОРОЙ: ТРУДОВАЯ МИГРАЦИЯ – ЭТО ПЛОХО. ПРИ ЭТОМ ДАЖЕ ЧЛЕНЫ ЭКСПЕРТНОГО СОВЕТА ФОНДА «МИР ЕВРАЗИИ», СПЕЦИАЛИСТЫ В ОБЛАСТИ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ, РАСХОДЯТСЯ ВО МНЕНИЯХ О ТОМ, КАКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОНА ИМЕЕТ ДЛЯ ЭКОНОМИКИ КАЗАХСТАНА И СОСЕДНИХ С НИМ СТРАН. [газетная статья]

ТЫ КТО ТАКОЙ? ДАВАЙ, ДО СВИДАНИЯ!

Рустам Бурнашев, профессор Казахстанско-Немецкого университета, занимался вопросами трудовой миграции в Центральной Азии профессионально, и, по его мнению, нигде не нашёл показателей, доказывающих, что для нормального функционирования экономики необходимо много людей.

– Более того, – считает Бурнашев, – есть государства, страдающие из-за большой численности населения, они пытаются ограничить его рост, опираясь на экономические расчеты или интуитивно. Например, Китай или Узбекистан.

В Казахстане долго гордились тем, что страна не экспортирует трудовых мигрантов, хотя это очевидная неправда, говорит профессор. Потом стали популярны мнения о том, что казахстанцы едут только в развитые страны: например, в Южную Корею или на высокооплачиваемую работу в Европу и Северную Америку. Но и это не совсем так. Многие исследования показывают, что в той же России трудовых мигрантов из Казахстана достаточно много, и работают они точно так же и на тех же позициях, что и кыргызы, узбеки, таджики.

А вот рост населения приводит к достаточно серьёзным проблемам: допустим, к нехватке социальной инфраструктуры.

– Да, в Казахстане может проживать 50 миллионов человек, – говорит Рустам Бурнашев, – но при определенных условиях, которые должны развиваться параллельно с демографическим ростом. Но достаточны ли ресурсы для этого? Люди, конечно, выживут, но в каких условиях и при каком качестве жизни?

Сходного мнения придерживается и Марат Шибутов, политолог, эксперт, член Национального совета общественного доверия при Президенте РК.

– Увеличение рождаемости отрицательно влияет на нашу экономику. Допустим, в Алматы генпланом утверждена потребность в 100 школах. Раньше в год по две-три школы строилось. В 2021 году построено восемь школ. Даже если город выйдет на уровень 10-15 новых школ в год, нынешний дефицит ученических мест придётся ещё долго закрывать.

А ещё приезжим людям нужны детские сады, поликлиники и больницы, жильё. Новых же реальных рабочих мест в год создаётся около 20 тысяч. Когда на рынок труда выходит 300 тысяч человек, 70 тысяч из них заменяют пенсионеров. 20 тысяч идёт на новые места. Куда деваться остальным?

-
-

Казахстан, как считает Марат Шибутов, попал в обычную демографическую ловушку, характерную для всех стран третьего мира. В силу ряда обстоятельств в 90-е годы изначально много людей освободило места на рынке труда. Но эти места заполняются. И сегодняшние 19 млн населения для нашей экономики – уже непосильная ноша. Когда в стране будет жить 22 млн, уже по 150 тысяч человек в год будет выезжать на работу в другие страны. А со временем более 1 млн граждан отправится трудиться за рубеж.

«МИГРАНТ ИЗ КАЗАХСТАНА» – ЗВУЧИТ ОБИДНО?

А вот по мнению казахстанского политолога Замира Каражанова, определяющим фактором для наших стран будут не миграционные потоки, а способность улучшать человеческий капитал, стимулировать население быть образованным, востребованным, конкурентоспособным. Тогда его уровень доходов станет выше. И экономика от этого сильно выиграет, так как в её структуре станет больше высоких технологий.

– Сегодня в динамике развития на рынке труда наблюдается противоречивая ситуация, – говорит эксперт, – с одной стороны, имеется нехватка рабочей силы в той же России. Однако в тех секторах экономики, которые подвержены цифровизации и автоматизации, рабочие места сокращаются. Данные процессы ещё более характерны для развитых стран мира. Там, где труд не требует умственной работы, можно поставить автомат, а людские ресурсы перенаправить в другие сферы.

Между тем порядка 70 тысяч молодых казахстанцев обучались, по крайней мере до пандемии, в России. Как правило, это конкурентоспособные, образованные молодые люди. Это напрямую влияет как раз на состояние «качественного человеческого капитала». Акимжан Арупов, директор Института мировой экономики и международных отношений, высказался об этом так:

– Говоря о социально-экономических последствиях образовательной миграции, надо отметить, что принимающая сторона здесь получает большой плюс – квалифицированных, молодых, образованных, открытых ко всем новшествам. И позиции они занимают не на поточном производстве, а всё больше в инновационных отраслях экономики. И очень многие молодые казахстанцы предпочитают оставаться там, где более комфортные условия и больше возможностей…

– Казахстан всё ещё находится в иллюзиях о том, что он является импортёром рабочей силы, – считает казахстанский экономист Айдар Кусаинов, – пока это действительно так, но со временем страна столкнется с огромным притоком, по сути, лишних людей. Уже сегодня у нас далеко не все могут найти нормальную работу. Мы видим определённый евразийский симбиоз. Россия импортирует рабочую силу, страны Центральной Азии экспортируют. Казахстан где-то посередине. Едут работать и сюда, и отсюда. Для экономик стран Союза это достаточно нормальная гармоничная ситуация.

Однако если смотреть на тенденции, то они не слишком обрадёживающие для экспортёров трудовых ресурсов. Экономика России, например, во многом функционирует благодаря странам-союзницам.

– Принцип простой: трудовые мигранты приезжают, чтобы зарабатывать, – поясняет Кусаинов, – где они, если смотреть макроэкономически, это делают? В том числе, на производстве продуктов питания и товаров народного потребления. Затем готовая продукция завозится в те же страны, откуда мигранты прибыли, для них Россия – один из основных поставщиков. Получается, Центральная Азия экспортирует своих людей, которые создают добавленную стоимость на территории России. Если это считается проблемой и её хочется решить, то странам региона нужно менять собственную внутреннюю экономическую политику. Но такой подход либо не понят, либо его применить нет возможности.

Пока же, в связи с тем что Россия вроде бы разворачивается на восток, возникает, как считает экономист, серьёзная отдушина, которую могут использовать страны Центральной Азии для экспорта своих рабочих рук:

 – И со временем для Казахстана появится возможность снизить социальную нагрузку в вопросах образования, трудоустройства и т. д. То есть отправлять рабочие руки на экспорт. Придётся менять психологию, хотя это больно признавать, что наши сограждане будут уезжать в качестве гастарбайтеров.

ПОКА ЕСТЬ НЕФТЬ, К НАМ БУДУТ ЕХАТЬ

Любопытные данные приводит Сергей Домнин, главный редактор делового издания «Курсив»:

– Количество казахстанских заявок, ориентированных на российский рынок и поданных в системе ЕАЭС «Работа без границ», выросло вдвое за первое полугодие 2021 года. Пока подано всего 25 тысяч анкет, но тенденция просматривается достаточно серьёзная. Это не чернорабочие и не вахтовики, а люди, которые называются «белыми воротничками».

Но вот в таких отраслях экономики, как строительство и сельское хозяйство, приток иностранной рабочей силы в Казахстан в ближайшие годы будет значительным и интенсивным, и это неизбежно. Тем более что Казахстан по-прежнему является ведущей экономикой региона.

– Да, сейчас пока имеется большая разница доходов, получаемых в Казахстане и Узбекистане, – констатирует Сергей Домнин, – и не факт, что кратное отставание будет сокращено. Длительности нефтяных проектов в Казахстане хватает, запасов урана достаточно. Страна будет ещё долгий период сидеть на нефтяной игле.

Однако согласно данным Всемирного банка (по странам ЕАЭС и Узбекистану) доля детей и подростков от 0 до 14 лет от всего населения во всех странах в последние годы растёт. Тем не менее заметно, насколько разные траектории и показатели. Доля такого населения в 2020 году высока в Кыргызстане (32,6%), Казахстане (29,1%) и Узбекистане (28,8%). Существенно ниже она в Беларуси (17,2%), России (18,3%) и Армении (20,8%). Это свидетельствует о том, что нас ожидают изменения на рынке труда в ближайшие 10-15 лет.

По итогам прошлого года процентное соотношение детей в Казахстане уже больше, чем в Узбекистане. Это означает, что казахстанский рынок труда в дальнейшем будет переполнен.

– Можно долго говорить о качестве рабочей силы, но я бы в первую очередь смотрел на её количество, – говорит Домнин, – молодое население растёт, страна столкнётся с естественным переходом модели национального рынка труда от импортной к экспортной. Поскольку двери открыты пока в только страны ЕАЭС, а конкретно только Россия нуждается в импорте рабочей силы, то вот и все перспективы.

Большое количество трудоспособного населения, считает эксперт, которое через некоторое время появится в Казахстане (при этом в изменения к лучшему качества образования верится с трудом), будет требовать не только генерации новых рабочих мест, но и перераспределения ренты. Затем, когда она будет перераспределена, рабочие руки из Казахстана выйдут на российский рынок труда.

Поэтому идея общего рынка труда в рамках ЕАЭС, подчеркивает экономист Айдар Кусаинов, полезна и выгодна. России нужны рабочие руки, а страны Центральной Азии сталкиваются с их излишком, и они в обозримом будущем останутся на постсоветском пространстве основными миграционными донорами.

Сергей КОЗЛОВ

Оставить комментарий (0)
Акция! Заправляйся выгодой на Qazaq Oil

Топ 5 читаемых