aif.ru counter
138

По лестнице, ведущей к небесам

Путь в духовную семинарию начался с… физмат-класса

Пока человечество не изобрело таблетку бессмертия, наверное, каждого из нас будет занимать мысль о том, что случится «после». Неужели душа человека, его безграничное сознание, память, интеллект исчезают вместе с бренным телом? По Высоцкому, «Что мы, отдав концы, не умираем насовсем». Для убежденных в своем знании священнослужителей такой вопрос не стоит, а их деятельность направлена к тому, чтобы душа обрела покой и вечность благодаря разумной и созидательной жизни на земле. [газетная статья]

Наша беседа с отцом Александром Суворовым, протоиереем, ключарем Вознесенского собора – о вере, милосердии, любви, добрых делах… Словом, о том, из чего складывается наша ежедневная земная жизнь.

Александр Суворов
Александр Суворов Фото: из газетных материалов

ЖИТЬ В РАДОСТИ!

– Вы не похожи на служителей культа в традиционном представлении. Активно пользуетесь соцсетями, поете под гитару романтичные песни, рассекаете на внедорожнике по горным трассам и даже закончили на отлично юрфак санкт-петербургского университета. Церковь готова идти в ногу со временем?

– «Служители культа» тоже люди, а институт церкви десятки столетий является неотъемлемой частью общества. Что же греховного в знаниях, любовании красотой природы, в музыке? Ведь это все ниспослано небесами на благо нам, а богатство и разнообразие мира служат лишь подтверждением могущества Господа. Радость – одно из лучших проявлений человеческого духа. Как сказано в Псалтире: «Ибо Ты возвеселил меня, Господи, творением Твоим: я восхищаюсь делами рук Твоих».

– Почему вы решили избрать для себя такой особый жизненный путь?

– Я из обычной советской семьи. Родители отчасти исполняли некоторые религиозные обряды, но скорее как дань народным традициям. Правда, дед пел в церковном хоре. Я был пионером, учился в музыкальной школе по классу фортепиано. Потом началась известная смена времен: девяностые…

Правда, меня это зацепило гораздо раньше – песни Высоцкого с их обнаженным нервом, до всего хотелось дойти своим умом. Помню, писал сочинение по Маяковскому, яростно критиковал его. Но повезло с учителями, преподаватель литературы, несогласный с моим максимализмом, тем не менее поставил четверку, чтобы не отбить тягу к выражению собственного мнения. Теперь Маяковский один из моих любимых поэтов.

Еще тянуло к непознанному, зачитывался дефицитным журналом по уфологии, к которому в нагрузку пришлось выписать «Молодой коммунист». Кстати, благодаря «летающим тарелкам» впервые познакомился с текстами из Библии. Позже поразила публикация в «Новом мире», воспоминания дореволюционного русского философа Сергея Фуделя. О том, как он, будучи моим тогдашним ровесником, 15-17 лет, ездил в Зосимову пустынь. Оставался один в настоящем монастыре, и ему казалось, что «здесь может быть только человек-творец, возжелавший внутри себя найти свою нетленную первооснову, здесь невидимая брань и воинское дело духовного подвига».

К 10-11 классу я стал уже вполне верующим. От поступления в Московскую духовную семинарию все кто мог отговаривали, убеждали: «Ты себя губишь». Я ведь к тому же закончил физико-математический класс… Конкурс в семинарию был внушительный, но с Божьей помощью, осознанностью выбора и приличным багажом знаний поступил и в 98-м стал священнослужителем.

КУЛИЧИ И СВЕЧКИ – ЕЩЕ НЕ ВЕРА

– У каждого своя дорога к Богу, для этого необязательно идти в духовенство. Сегодня храмы посещает достаточно много молодежи. Это дань моде с ношением крестиков, очередями за крещенской водой или поиск в себе духовного начала?

– Думаю, первого все же больше. Люди привыкли отождествлять веру с религией. Купил человек в церковной лавке десяток самых дорогих свечей, пробежался от иконы к иконе – и с чувством исполненного долга спустился по ступенькам храма. Знаю многих, кто соблюдает обряды, крестит детей, приходит освящать куличи и крашеные яйца в Страстную субботу. Но в откровенных беседах они же признаются в отсутствии веры.

Я никого не осуждаю, но важно понимать, что на первом месте стоит слово, а на втором – обряд. Обряд – это внешнее, вера – всегда глубоко личное, собственное движение души каждого человека. Можно даже сказать, что обрядовость – служанка веры. При этом очень важна их совокупность, мы же люди из плоти и крови, тысячелетняя история традиций православия отсылает нас к посланцам князя Владимира, посетившим Собор святой Софии в Константинополе и восхитившимся его красоте и благолепию. Через эти эмоции они ощутили, что здесь пребывает Господь.

В нашей епархии действует отдел по связям с молодежью. До пандемии каждый воскресный день мы собирались в зале Никольской церкви на «Чайные встречи». Мы – это молодые музыканты, психологи, поэты, писатели, церковная молодежь, нередки гости из-за рубежа, такое потрясающее содружество творческой мысли и мудрости божественного слова.

Служба
Служба Фото: из газетных материалов

ДОБРЫМ ДЕЛАМ НЕ СТРАШНА ПАНДЕМИЯ

– Вирус испытывает на прочность не только наши тела, но и души. Как в условиях соблюдения необходимой дистанции творить добро, помогать ближнему?

– Для добра дистанции нет. Казахстанские бизнесмены крупными траншами переводят суммы на благотворительность. Один из них открыл и содержит клинику для заболевших ковидом. Прихожане, самые обычные люди разного достатка, откликнулись на мой призыв помочь матери четырнадцати детей, за считанные дни перевели ей около трехсот тысяч тенге. «Добродетель – плоды духовной мудрости», поведал чудотворец Тихон Задонский, потому что намерение к добру сначала рождается в нашей душе. На этом пути возможны и разочарования.

Ко мне обратился человек, назвавшийся известным именем, с просьбой оказать денежную помощь для покупки авиабилетов. С его слов врачам надо было срочно вылететь из Нур-Султана в Шымкент для спасения тяжелобольного. Я перевел нужную сумму без лишних вопросов, а вскоре выяснилось, что так орудовал банальный мошенник и обманул не одного меня.

– Вы с ним разобрались, как положено?

– Нет, много других неотложных дел, епархия, к примеру, ведет большой и, пожалуй, самый важный свой благотворительный проект по благословению митрополита Астанайского и Алматинского Александра – дом престарелых и приют для детей в поселке им. Туймебаева под Алматы. Он требует много усилий и времени. А с тем «просителем» разберется Господь, по воле которого каждое наше действие имеет свои последствия…

– В Священном Писании сказано, что вера без добрых дел мертва. А добро от неверующего ему не зачтется?

– Бог судит каждого индивидуально. Язычники не знали Христа, но у Апостола Павла сказано, что их верой была доброта и те, кто ее творил, спаслись.

ВЕЧНЫЕ ЗАПОВЕДИ

– Изменилось ли понятие греха вместе с переменами в нашей жизни? Разве не труднее стало выполнять церковные заповеди в нынешней реальности?

– О каких трудностях вы говорите? «Не укради»… От того, что воровство стало чуть ли не нормой жизни у некоторых сограждан, оно не перестало быть грехом и стыдом для порядочного человека. «Не прелюбодействуй»… Разве супружеская верность и любовь, почитание семьи великой нравственной ценностью перестали находиться в основе нашего бытия? И так с каждой заповедью.

Я знаю многих представителей нетрадиционной ориентации, людей интересных, талантливых, с некоторыми поддерживаю дружеские отношения. Но считать их супружескими парами и тем более производить церковный обряд венчания, которое является таинством, разумеется, противоречило бы и христианской религии, и моей вере.

ЗОЛОТЫЕ КУПОЛА, ЯРКИЕ КРАСКИ…

– Недавно завершилась реставрация Вознесенского собора. Теперь вам, отец Александр, возглавлявшему эту работу, можно спокойно вздохнуть? –

 Да, благодарение Господу и нашему митрополиту с его неустанными заботами, без него не было бы никакой реставрации… Мы шли к этим дням долгих десять лет. Здание находится в государственной собственности, но денег на капитальную реставрацию выделено не было. Нашел митрополит. Собор пережил две реставрации, первую в 30-е годы, вторую в 70-е, ее возглавлял замечательный архитектор Абен Оразбекович Итенов. Он максимально приблизил тогдашний музей к состоянию действующего храма.

Нашей задачей было восстановить истинный облик собора – яркий, пестрый, «теремочный», по выражению писателя Юрия Домбровского. Таким его создал архитектор Андрей Зенков. Роспись делали мастера из Палеха, знаменитой на весь мир художественной школы. Купола золотили ярославцы и наши казахи, штукатурами были узбеки из Самарканда с опытом реставрации мечетей, немцы помогали. Около тысячи людей разных национальностей и вероисповеданий трудились рука об руку, помогая нашему Вознесенскому снова крепко стоять на земле, возносясь куполами в небесную высь.

Светлана СИНИЦКАЯ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество