89

По улицам моим который год…

Когда город становится родным и близким?

Ответ очевиден. Когда прожил в нем не один десяток лет. Когда он рос на твоих глазах. Когда накопилось много памятных мест, любимых уголков. И еще – когда ездишь и гуляешь по улицам, названным именами тех, кого знал при их жизни. Общался с ними, сохранил о них добрую память. Когда я еду по Алматы домой, то маршрут мой проложен по улицам имени Луганского, Джолдасбекова, Оспанова… [газетная статья]

ВОЗДУШНЫЙ АС, ПИСАТЕЛЬ И ГЕРОЙ

В год 30-летия Победы «Казахстанская правда» регулярно печатала материалы о Великой Отечественной. Редакцию захлестывал вал воспоминаний фронтовиков. Отдел пропаганды газеты, которым руководил Иван Никанорович Держиев (а я ему помогал), по составленному плану заказывал статьи военачальников, готовил очерки о героях. Нам активно помогал известный военный историк Павел Степанович Белан.

И вот однажды он привел в редакцию дважды Героя Советского Союза, летчика Сергея Даниловича Луганского. Ему тогда не было и шестидесяти, энергичный и красноречивый собеседник, он много интересного рассказал о себе, о боях, о других летчиках.

Школьником я прочитал книгу Сергея Луганского «На глубоких виражах». Понравилось все, реальные описания воздушных дуэлей прежде всего. Поэтому смотрел на него и слушал с особым интересом. Широко известна была фотография летчика на фоне именного самолета. Историю этого снимка Сергей Данилович тогда тоже рассказал.

В 1943 году, уже героем, он прилетал в краткосрочный отпуск в родную Алма-Ату. Тогда у молодежи города и родилась идея собрать деньги и прибрести для земляка новый самолет. В конце войны над Одером командир авиаполка летал на именном истребителе. Всего же за годы войны Сергей Луганский совершил 390 боевых вылетов, сбил 37 самолетов врага лично и еще шесть в группе.

В запас генерал-майор авиации вышел в 1964 году. В нём раскрылся литературный дар. Написал еще одну книгу «Небо остается чистым». Когда в прокат вышел любимый миллионами фильм «В бой идут одни старики», многие заметили, что режиссер Леонид Быков использовал в сюжете многое из книг Луганского. К примеру, рассказ о вчерашнем курсанте летного училища, получившем прозвище Кузнечик, практически в деталях, картинах, диалогах и репликах взят у Луганского.

-
- Фото: из газетных материалов

Когда-то командир авиаэскадрильи принимал пополнение и запомнил незадачливого младшего лейтенанта, геройски в первом же вылете сбившего самолет врага. Написал об этом в своей книге. Так что, когда в сотый раз будете смотреть ставший легендарным кинофильм, вспомните о нашем земляке.

АКАДЕМИК С МИРОВЫМ ИМЕНЕМ

Поступал я в КазГУ при ректоре Аскаре Закарине, а заканчивал при Умирбеке Джолдасбекове. Размашистая подпись Умирбека Арыслановича стоит в моем дипломе о высшем образовании. Когда его мне вручали, Джолдасбеков запомнился энергичным, дружелюбным и очень моложавым, – ректором ведущего вуза Казахстана он стал в 39 лет.

Помню, как строился новый городок университета, тот самый КазГУград. Об этом много и часто рассказывали СМИ. Как и о том, что под руководством Джолдасбекова мой родной вуз стал одним из лучших в Союзе. О том, как росли не только корпуса студгородка, но и усиливался профессорско-преподавательский состав. Если в 1971 году в КазГУ работали 52 доктора и 309 кандидатов наук, то в 1986-м – свыше 30 академиков, около 200 докторов и 700 кандидатов наук. Приче мне липовых, что нередко бывает сегодня, в рыночное время.

Потом грянули декабрьские события в Алма-Ате. Я за ними наблюдал из Караганды, где тогда работал. Как-то прочитал, что ректора университета исключили из партии и уволили за то, что излишне рьяно защищал своих студентов, вышедших на площадь. Подумалось тогда: а что же должен делать ректор, как не защищать студентов?

Через пару лет я перебрался в столицу, стал заведовать республиканским корпунктом «Правды». И однажды мне позвонил Умирбек Арысланович, попросил о встрече. К тому времени с него были сняты все мыслимые и немыслимые обвинения, да и сами декабрьские события получили иную оценку…

Конечно, Джолдасбеков за эти годы постарел, да и испытания, выпавшие на его долю, сказались, но был по-прежнему энергичен. Иголову своюдержал высоко. «Я хочу защитить свое доброе имя. Для этого опубликоваться в «Правде», чтобы все мои друзья по всей стране прочли. Даинедругитоже. Помогай, Григорий!»

Мы обсудили тему будущей статьи, решили, что Умирбек Арысланович напишет о перспективах межвузовских контактов, проблемах реформирования высшей школы. Тем временем события вокруг стали раскручиваться с калейдоскопической быстротой, каждый день был не похож на предыдущий: развалился Союз, царила неопределенность во всем. Пару раз мы с Джолдасбековым созванивались, но было уже не до статьи. Умирбек Арыстанович тем временем победил на выборах в Верховный совет 12-го созыва и стал депутатом. Говорил: «Спасибо журналистам за информационную поддержку».

К нему, академику с мировым именем, словно вернулось второе дыхание. Он был одним из самых активных депутатов. Создал инженерную академию, продолжил изыскания в теории машин и механизмов. Но, видимо, многим был не по вкусу этот яркий человек. Зимой 1994 года он участвовал в выборах президента Академии наук Казахстана, и вот тогда… накидали Джолдасбекову «черных шаров». Не забыли некоторые ученые мужи старые обиды. Кстати, по-моему, тогда и начался закат той Академии...

-
- Фото: из газетных материалов

Когда бываю на алматинской улице имени Джолдасбекова, всегда думаю о том, что время все же рассудило справедливо.

СПИКЕР ПАРЛАМЕНТА НОВОГО КАЗАХСТАНА

Зазвенела кремлевка, желтый старомодный телефон. Особо защищенная линия, минуя секретарей и приемные, связывающая номенклатурные кабинеты. Знакомый голос человека, привыкшего много говорить вслух (преподаватель, лектор, спикер): «Это Оспанов, здравствуйте».

В редакцию «Казправды» МаратТурдыбекович звонил не часто, но всегда по делу, как правило, делился мнениемо задевшем его материале. Читателем газеты он был, можно сказать, профессиональным. Просил отметить корреспондента, взявшего толковое интервью у депутата или написавшего аналитические заметки о пленарном заседании парламента.

Мог и поддержать. Помню, газета опубликовала острый материал писателя Дулата Исабекова «Аул уходит в небо», где говорилось о бедственном положении казахского села. Первым позвонил Оспанов: «Ну вы даете! Вам не нагорит? Прочитал, расстроился, просто заболел… Я человек городской, но ведь корни у всех нас там, в селе. Чтомы с нимнаделали! Депутаты читают, пусть думают… Спасибо вам».

Оспанов и сам был постоянным автором «Казахстанской правды». Писал очень профессионально. И в то же время популярно, доходчиво на такую, например, сложную и важную тему, как налоговая реформа. Или анализировал теорию и практику использования иностранного капитала и инвестиций. Видно было, что статьи писал он сам, а не референты с помощниками.

Для меня было очевидно, что Марат Турдыбекович понимал: известным человеком и политиком его сделали, в том числе, печатное слово, твердая позиция, заявленная массовым тиражом. Еще в самом начале 90-х годов в «Казправде» было опубликовано его нашумевшее интервью «Я защищаю человека…», которое можно назвать программным.

В моем редакторском дневнике страничка, датированная 19 ноября 1996 года, начиналась со строчки «Сегодня гость редакции спикер мажилиса Оспанов». В те годы в газете была весьма популярна рубрика «Наша гостиная». В кабинете редактора побывали люди, известные всей стране. Их с интересом и пристрастием слушали и расспрашивали наши журналисты. Марат Турдыбекович принял приглашение с благодарностью.

Для начала мы предложили ему порассуждать о том, почему судьба парламентаризма в Казахстане с первых шагов складывалась трудно, депутатский корпус двух созывов потерпел фиаско, авторитет представительной власти к тому времени упал опасно низко. Его монолог о причинах и истоках кризиса представительной власти был просто блестящим. Слова о том, каким должен стать профессиональный парламент, были очевидно выстраданными.

Именно при Оспанове нижняя палата парламента, уходя от митинговщины, стала учиться законодательной работе. На той встрече я записал слова Марата Турдыбековича: «Мой принцип: с оппозицией надо встречаться и говорить… Коррупция – зло, которое сопровождает реформы, но мириться с ней нельзя… Реальный симптом здоровья – народ уважает власть… Я хочу жить в таком Казахстане».

Его безвременный уход из жизни я воспринял как личную утрату...

Григорий ДИЛЬДЯЕВ

Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество