Примерное время чтения: 9 минут
367

Мир на замке

По статистике, на планете аутизмом страдает более 10 млн человек. Несколько десятков лет назад на 10 000 жителей приходился один аутист. Ежегодно их становится больше на 11–17%. Сегодня аутизмом страдает каждый сотый житель планеты. Соответственно, растёт количество детей с таким заболеванием. В 2022 году в Казахстане у 12 087 детей подтвержден диагноз аутистического расстройства [газетная статья].

По сравнению с 2020-м их стало больше почти в два раза. Об этом наша беседа с Мариной Вихновской, врачом высшей категории, заведующей детско-подростковым отделением Республиканского научно-практического центра психического здоровья, внештатным главным детским психиатром МЗ РК.

Марина Вихновская
Марина Вихновская Фото: из газетных материалов

«АУТ» ОЗНАЧАЕТ «ВНЕ»

– Марина Владимировна, несмотря на «победное» шествие аутизма по городам и весям, надо бы для наших читателей дать его чёткое определение.

– Так называется группа психических расстройств, которые характеризуются нарушениями в социальном взаимодействии и коммуникации, в процессе общения и передачи информации другим людям, в отсутствии эмоционального контакта с ними. При аутизме наблюдается ограниченное, стереотипное, повторяющееся поведение, которое отличается замкнутостью в себе, погружением в  собственные переживания. «Аут» означает «вне»: ребёнок живёт, закрывшись в себе, не испытывая должных эмоциональных реакций. Отсюда и соответствующее поведение.

– Статистика наводит на мысль буквально об эпидемии аутизма. Но, может быть, дело в том, что его просто научились лучше и раньше распознавать?

– С одной стороны, да, действительно научились. Ещё лет пятнадцать назад у нас подобный диагноз практически не выставлялся. С другой – я работаю в детском отделении двадцать три года, и никогда не приходилось иметь дело с таким количеством пациентов с расстройствами по аутистическому типу. Особенно их число возросло за последние пять лет. Для примера, нет же такого понятия, как вспышка шизофрении, она всегда присутствует в популяции, передаётся по наследству, процент её и шизотипичных расстройств всегда, из года в год, примерно одинаковый.

Аутизм ранее был включен в Международную классификацию болезней (МКБ). Мы сейчас работаем по её десятому пересмотру, где аутизму определена отдельная глава, скоро выходит одиннадцатый, где эта группа психических расстройств будет пересмотрена и более подробно расписана.

Американский ученый Лео Каннер, один из основателей детской психиатрии, впервые описавший данный диагноз, видел его симптомом шизофренического процесса. Сейчас и классификация поменялась, и изменился взгляд на симптоматику. Теперь она разделена на пять видов и дополнена расстройствами аутистического спектра (РАС).

ДИАГНОЗ – НЕ ПРИГОВОР

– Насколько важно такое переосмысление?

– РАС не являются диагнозом, они просто присутствуют в клинической картине пациентов, то есть всего лишь похожи на аутизм, который пока под вопросом. Нельзя, конечно, исключить и гипердиагностику, с чем мы постоянно боремся. Только врачу-психиатру квалификация позволит выставить диагноз по определенным критериям и клиническим проявлениям. Неспециалист очень часто может принять за них задержку психического и умственного развития.

К сожалению, прогнозы зарубежных авторов таковы, что скоро чуть ли не каждый пятый будет страдать аутистическими нарушениями, но это далеко не всегда означает безнадежный исход. Дети с аутизмом, выявленным в раннем возрасте, хорошо поддаются коррекции. Немало вполне сохранных умственно, с полноценным интеллектом, притом, что у них нарушена сфера коммуникации, чем они, собственно, и отличаются от нормотипичных ровесников, могут учиться в школе, получать дальнейшее образование. Вырастая, они вполне в состоянии обходиться без помощи родителей, жить самостоятельно, заводить свои семьи. Если у них нет сопутствующих аутизму нарушений. В этом случае жизнь ребёнка будет зависеть, например, от недостаточного уровня умственного развития, и тогда ему потребуется посторонняя помощь и необходимые меры реабилитации.

– Известна ли причина данной патологии?

– Есть два базовых фактора для её возникновения – генетический и вследствие поражения головного мозга. Причём передаваться может не только от родственников первой линии, но и более дальних, к тому же страдавших другими психическими заболеваниями. Иными словами, на здоровой почве подобное расстройство не формируется.

К сожалению, предсказать его с точностью невозможно. Анализ крови у матери во время беременности на определение генетических патологий данную не выявит. Он показывает только хромосомные изменения, чреватые, например, синдромом Дауна. Сейчас ученые продвигают эти исследования, развивается генетическая инженерия, на хорошем уровне работают российские, украинские и наши казахстанские лаборатории. Есть определенные качественные сдвиги, когда по особенностям составных частей родительских хромосом можно предположить данные отклонения у будущего ребёнка. Обнадеживает и то, что сейчас все больше специалистов проходят обучение, направленное на выявление этого психического расстройства – врачей общей практики, педиатров, невропатологов, психологов, педагогов, благодаря чему создалось гораздо больше возможностей обнаружить таких детей и направить их к психиатру.

Фото: из газетных материалов

НЕ ПЕРЕЧЁРКИВАЯ СУДЬБУ...

– Но, видимо, в первую очередь такая возможность есть у родителей?

– Честно говоря, до сих пор остаётся стигматизация в отношении психиатрии. И сколько мы с ней ни боремся, что психиатр такой же доктор, как все остальные, но все равно живёт понятие, будто в психбольницу «закрывают». Ведь не скажут же так по отношению к хирургии или кардиологии, а про нас –что закроем и превратим человека в овощ. А надо бы подумать, что мы так же живем под законодательными актами...

Психиатр устанавливает диагноз, когда есть на то данные. Скажем, если у ребенка аутизм сопровождается умственной отсталостью, то учёт у психиатра определит ему соответствующий вид обучения, реабилитационные мероприятия. А некоторые родители уже поставили цель, стереотип, чтобы наследник в 18 лет получил права, потом учился, женился, и они не думают, каким будет ребенок в исходе. Мы всегда стараемся достучаться до таких семей – подождите, малышу только пять лет, у него есть заболевание, от которого его надо по возможности избавить. Вот что главное!

Опасения обратиться к психиатру беспочвенны, тем более что только он может установить диагноз. Состояния психической сферы у детей неустойчивы, перемешаны, иногда задержка развития дает симптоматику, похожую на аутизм. Ребёнок не умеет разговаривать, не понимает обращённую речь, и внешне кажется, что он не хочет коммуницировать. Когда в этом начинает разбираться психиатр, то оказывается, что как такового аутизма нет и надо развивать сферу интеллекта.

– Остаётся надеяться, что вас услышат наши читатели. Особенно те, у кого есть по этому поводу хоть малейшая тревога относительно детей и внуков.

– Ещё раз хочу подчеркнуть: врач-психиатр не перечеркивает судьбу, он профессионально констатирует наличие или отсутствие проблемы. Если у ребёнка в будущем выравнивается уровень развития, восстанавливаются коммуникативные функции, диагноз может быть исключен либо изменен. Важно сберечь дорогое время для получения мер социальной реабилитации, оформления при необходимости инвалидности, получения пособия, определения вида обучения, надомного или инклюзивного. Всё это невозможно сделать без психиатрического освидетельствования и установления диагноза, которые потребуются для прохождения медико-педагогической комиссии.

Хорошо, что сейчас в каждой поликлинике открылись кабинеты психического здоровья, внедрён педиатрический стандарт и разработан специальный тест M-chat, выявляющий нарушение ментального здоровья, который может провести медсестра и сам родитель. Тест не ставит диагноз, но фиксирует признаки неблагополучия и расписывает схему дальнейших действий.

Фото: из газетных материалов

– На недавней конференции, которую проводил алматинский городской центр психического здоровья, детский аутизм обсуждался совместно с темой шизофрении. Неужели и она по отношению к этому нежному возрасту актуальна?

– Разумеется, шизофрению трудно определить у маленького ребенка. Но в клинической картине есть определённые расстройства, присущие только шизофреническому процессу, причём достаточно часто аутистический синдром является ведущим. Вместе с тем у детей с аутизмом, где главный признак – уход в себя, отключение от внешнего мира, нет других клинических проявлений, присущих шизофрении. Поэтому выставить такой диагноз возможно, когда психические функции более развиты и сформированы, к пяти-шести годам.

Известный оптимизм мы, детские врачи-психиатры, испытываем от того, что родители год от года всё более внимательно относятся к своим детям, вовремя замечают признаки неблагополучия в их здоровье. Чем раньше мы совместными усилиями начнем с бедой бороться, тем больше шансов на успех.

КСТАТИ

Обучая ребёнка-аутиста, старайтесь:

 - Доносить информацию через схемы, наглядные картинки.

 - Избегать переутомления.

 - Четко организовать пространство.

 - Подписывать предметы, которыми пользуется ребёнок.

 - Обращаться к ребёнку по имени.

 - Обучать навыкам самообслуживания и бытовой ориентировки.

 - Осваивать деятельность частями, этапами, затем объединить в целое.

 - Поощрять правильные действия ребенка объятьем, поцелуем, чем-то вкусным.

 - Постоянно развивать крупную и мелкую моторику.

Светлана СИНИЦКАЯ.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых